Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

АНАЛОГИИ. Наука в Украине: от летописей до бозона Хиггса

26 октября 2013, 11:00 0
Поделиться

Мир современного человека отличается комфортом и удобством: мы сидим в удобных креслах под крышей теплых современных домов или офисов, коротаем время в интернете с помощью последней модели ноутбука, на работу или на учебу добираемся на удобных и быстрых авто. Естественно, это идеалистичная картина — мечта обывателя, понятно, что подобные блага цивилизации доступны далеко не каждому землянину.

Однако мировая наука дарит свои достижения каждому из нас без исключения. Именно благодаря ученым, а также исследовательской натуре человека, мы развиваемся и живем уже не в каменном веке, а во времена нано-технологий. Именно о том, как развивалась наука на украинской земле, начиная от средневековья вплоть до наших дней, расскажет постоянная рубрика информационно-аналитического портала Inpress.ua «Аналогии».

Рассвет знаний

А рассказать, безусловно, есть что. Еще со времен Киевской Руси на украинской земле стала весьма активно развиваться научная деятельность. Особенно в период правления князя Ярослава Мудрого, провозгласившего приоритетность образования и науки в стране, в Украине начали появляться первые научно-исследовательские центры, школы и научные центры. В то время украинская наука имела более гуманитарное направление. С появлением первой на Руси библиотеки Ярослава Мудрого в стране стала активно развиваться словесность, однако каких-то особых научных достижений в те времена у наших языковедов не было: в большинстве своем акцент делался на перевод греческих, латинских и немецких трудов и их частичное толкование.

Собственная наука времен расцвета Руси представляла собой попытку накопить и систематизировать знания античных и европейских философов и натуралистов, то есть главным делом было образование за счет уже существующих материалов, а не благодаря самостоятельным исследованиям.

Однако после того, как канула в Лету Великая Русь, по сути, развалилась и украинская национальная наука. Да и в целом само представление о науке как о важном элементе жизни общества под давлением как религии, так и монархий-завоевателей, вплоть до середины второго тысячелетия было, откровенно говоря, слабым.

Ни Золотая орда, ни Великое Княжество Литовское, ни Московское царство, ни Речь Посполитая не способствовали развитию украинского образования, а значит и науки. Напротив, захватническая политика соседних государств, за исключением разве что Литвы, была всячески направлена на уничтожение самоидентификации украинцев как отдельной нации.

Частью такой политики было воровство умов, когда лучшие ученые Украины тех времен иногда едва ли не насильно вывозились в Москву, Краков или Варшаву. В большой степени это касалось также и духовенства, церковь, которая до создания первых украинских университетов являлась фактически единственным центром просвещения и также подвергалась всяческому политико-культурному давлению со стороны других государств, что, естественным образом, существенно замедляло процесс выхода украинской науки «из-под божьего крыла» в отдельное плавание.

Однако с созданием, начиная с XVII века, первых университетов наука в Украине вышла на качественно новый уровень. Еще в 1632 году был создан Киево-Могилянский коллегиум — первое высшее учебное заведение Украины. Позже по примеру Киева подобные коллегиумы были основаны в Чернигове, Харькове и Переяславе, а на основе Львовской братской школы был создан Львовский университет.

Университетское образование дало существенный импульс развитию украинской философии, истории, географии, экономики, словесности, а также теологии. Университеты, по сути, стали колыбелью украинской науки. В частности, среди выдающихся выпускников Киево-Могилянской академии были математик и философ Феофан Прокопович, канцлер правительства Екатерины II Александр Безбородько, будущий ректор Харьковского университета Петр Гулак-Артемовский, выдающийся украинский философ Григорий Сковорода, русский химик Михаил Ломоносов и многие другие выдающиеся исторические личности.

После завоевания Украины Российской империей ситуация с наукой в нашей стране еще более усугубилась. Образованию в Кремле стали уделять должное внимание только в XIX веке, так что украинской интеллигенции приходилось справляться своими силами, и к тому же попутно противостоять шовинистической политике царизма (вспомнить хотя бы циркуляр министра внутренних дел империи Валуева о полном запрете публикаций на украинском языке).

Кроме того, фактическое отсутствие в России масштабной промышленности, развитие страны в лучших традициях феодализма соответственно направляло и вектор развития науки. В то время как в Европе изобретался паровой двигатель, телеграф и дирижабль, в России подобные изобретения были скорее выдающимся исключением, чем общим правилом.

Однако свой весомый вклад в развитие мировой техники украинцы в те времена все же сделали. В частности, во славу украинской инженерной науки работал выдающийся техник Николай Бенардос — автор свыше 200 патентов, изобретатель электрической дуговой сварки.

Неудивительно, что в то время в Украине наука развивалась в большинстве своем в гуманитарном направлении, а большинство украинских ученых выступали одновременно в нескольких областях знаний и к тому же были активными общественными деятелями. В этом плане особенно выделяется история, философия и география. Выдающимися украинскими историками XIX века были Михаил Драгоманов, Иван Франко, Михаил Грушевский и Василий Карамзин, на благо отечественно географии работал Степан Рудницкий, а философию развивали Николай Костомаров, Тарас Шевченко, Памфил Юркевич, Дмитрий Чижевский, Леся Украинка и многие другие великие украинские мыслители.

Если Киев и Львов были центрами развития гуманитарной науки в Украине, то Харьков и Одесса взяли на себя функции развития технических и естественных наук.

Харьковский университет стал отправной точкой, в том числе, и для великих русских математиков Михаила Остроградского, Тимофея Осиповского, Владимира Стеклова и Николая Салтыкова. Из альма-матер вышли также великий экономист, автор теории экономических циклов, исследователь кризисов Михаил Туган-Барановский и пионер украинской и российской глазной хирургии Леонард Гиршман. Именно в Харькове проживал основатель российской физико-химической науки Николай Бекетов.

Вместе с тем особняком в развитии украинской науки в целом стояли биология и медицина. Наиболее динамично оба этих направления развивались в Одессе, медицинский факультет одесского Новороссийского университета считался лучшим в Российской империи. Именно в Одессе в 1894 году начала работать первая в стране и вторая в мире бактериологическая станция, где производились различные анализы, а также изготавливались вакцинные сыворотки от самых ходовых болезней того времени.

Станцию основали выдающиеся украинские микробиологи — нобелевский лауреат Илья Мечников, а также основатель Бактериологического института в Одессе Николай Гамалея. Некоторое время именно в Одессе жили и работали также и всемирно известные хирурги Николай Пирогов и Николай Склифосовский. Также в Южной Пальмире провел свою карьеру великий украинский офтальмолог Владимир Филатов.

Пролетарское просветление

После большевистского переворота Ленин, Троцкий и компания столкнулись с двумя серьезными проблемами в сфере дальнейшего развития науки: во-первых, многие ученые того времени в открытую не желали мириться с советской властью и либо сбегали за границу, либо умышленно саботировали работу советских научных учреждений.

В результате великие умы того времени очень часто подверглись «воспитательным» репрессиям, а некоторые из них (например, изобретатель вертолета, уроженец Киева, Игорь Сикорский, а также лауреат Нобелевской премии по экономике Саймон Кузнец, эмигрировавшие в США), посвятили себя науке, но уже на благо других стран.

Второе — это практическая оторванность науки от нужд промышленности. Разрушенная экстенсивным развитием времен империи, а также продолжительной гражданской войной советская промышленность остро нуждалась не только в физическом, но также и в моральном обновлении, для чего требовалось существенное стимулирование научной деятельности.

В целях оптимизации структуры науки СССР в 1922 году была произведена образовательная реформа, в рамках которой все советские университеты, в том числе и украинские, были упразднены, а на основе их факультетов были созданы отдельные профильные институты.

Благодаря такой реформе деятельность советских ученых стала более организованной, власти страны получили возможность более эффективно управлять госзаказами на научные разработки, а сама наука стала функционировать в соответствии с директивами центрального комитета партии.

Все продвигалось с одной стороны неплохо: свою научную деятельность в Союзе успешно продолжали такие еще имперские ученые из Украины, как автор теории о биосфере, основатель первой Украинской академии наук Владимир Вернадский, физиолог Александр Богомолец, инженер-мостостроитель Евгений Патон, архитектор Алексей Бекетов, «отец» советской физики Абрам Иоффе и многие другие выдающиеся личности. Однако ближе к 30-м годам в результате кровавых сталинских репрессий, огромное количество ученых были отправлены в ссылку или и вовсе расстреляны.

В результате советская наука потеряла огромное количество видных научных деятелей, множество из них было вынуждено бежать из страны, ведь против ученых Иосиф Сталин развернул настоящую кампанию по подавлению несогласных. В частности от сталинских репрессий пострадали и выдающийся астрофизик, развивший теорию большого взрыва Георгий Гамов, а также один из основоположников космонавтики Юрий Кондратюк.

В результате советская наука потеряла колоссальный умственный базис, и неизвестно как бы обернулось дальнейшее развитие страны, если бы Вторая мировая война не уровняла «стартовые позиции» практически всех развитых стран мира.

После смерти Сталина в 1953 году и назначения на пост генсека ЦК КПСС Никиты Хрущева в СССР устами самого Никиты Сергеевича был озвучен призыв «Догнать и перегнать Америку», в результате чего в стране была начата серьезная кампания по поддержке научной деятельности.

В результате страна вышла на качественно новый уровень научных разработок, из полуаграрной страны СССР за несколько десятилетий стал передовой мировой державой по освоению космоса и вооружению. В частности разработкой космической техники, а также ракетного оружия занимался гений инженерной мысли, уроженец Житомира, Сергей Королев (тоже, кстати, отведавший сталинских лагерей), самолетостроение курировал выдающийся киевлянин Олег Антонов, а разработкой пушечного вооружения занимался одессит Александр Нудельман.

Вместе с тем на передовом уровне находилась, в том числе и советская медицина, в которой важнейшую роль играли украинские медки. Николай Амосов, предложивший ряд новаторских методик в кардиологии, Владимир Линник, первым в мире осуществивший лазерную хирургию глаза, Александр Палладин, произведший революцию в биохимии нервной ткани — все они вместе с другими великими врачами СССР внесли выдающийся вклад в развитие мировой медицины.

В то же время в Советском Союзе практиковался строгий контроль на соответствие научной деятельности фундаментальным основам марксизма-ленинизма, а также «задачам построения коммунизма». В результате этого некоторые ученые и даже целые отрасли науки иногда объявлялись капиталистическими, в результате чего многие значительные умы были вынуждены бежать из страны за границу.

В частности покинули СССР выходцы из Украины архитектор Александр Будиловский, один из крупнейших математиков XX века Израиль Гельфанд, биолог Анатоль Рапопорт и многие другие гении науки мировых масштабов.

Кроме того, в результате такой политики, развитие многих прогрессивных отраслей науки серьезно тормозилось. Если СССР были фактически лучшими в мире в сфере космических технологий и вооружения, то в направлении, например, вирусологии, нанотехнологий, а также телекоммуникаций, Советский Союз далеко не преуспел. При всем при этом, стоит учесть, что многие ученые вместо того, чтобы действительно работать на благо науки, были вынуждены писать диссертации для партийных деятелей разного масштаба, которые таким образом и удостаивались научных степеней.

В результате такого протеворечивого положения дел в 1980 году общая численность научных сотрудников в СССР составляла свыше 1,3 млн человек, а из государственного бюджета на нужды науки выделялось порядка 22,3 млрд рублей, что соответствовало 3,5% от ВВП страны. При этом средняя зарплата научного сотрудника в этот же год составляла 179 рублей, при средней зарплате по стране в 149 рублей.

Светлое будущее

Сегодня же украинская наука может похвастаться двумя вещами: во-первых, славным прошлым и, во-вторых, закаляющим характер настоящим. Учитывая великолепную научно-инструментальную базу, которая осталась нам в наследство от УССР, на сегодняшний день можно констатировать фактически полную апатию украинского ученого мира. Наша наука сегодня живет не благодаря, а вопреки. Каким-то непостижимым образом наши ученые продолжают работать, удерживаясь от соблазна сбежать в другую отрасль или же и вовсе эмигрировать из этой страны.

Сама же страна как будто бы не замечает едва ли не бьющейся в агонии научной сферы. Жалкое финансирование при громких речах о стратегически важной роли научных разработок в дальнейшем развитии страны в исполнении абсолютно каждого поколения украинской власти только лишний раз свидетельствует, что нам нынче не до науки.

На сегодняшний день для мало-мальски нормального функционирования Национальной академии наук Украины необходимо в год выделять около 3,7 миллиардов гривен. Вместо этого украинские ученые едва получают 3,5 млрд гривен в год. Неудивительно, что освоение новых видов техники в Украине по сравнению с 1990 годом сократилось в 14 раз, а доля инновационно-промышленных предприятий с 56 до 11,2%.

При этом в развитых странах около 60% прироста ВВП достигается именно благодаря внедрению в экономику новых технологий, в то время как в Украине инновационный сектор дает всего-лишь смешных 0,7% прироста.

Остается только удивляться и восхищаться отечественными учеными, которые, несмотря на тотальный игнор со стороны государства, мизерную по мировым меркам среднюю зарплату по отрасли в 3 974 гривны, а также острейшую конкуренцию со стороны западных и российских коллег, умудряются принимать активную деятельность в развитии мировой науки.

Ведь именно наши соотечественники приняли непосредственное участие в «открытии века» — обнаружении самой известной высокэнергетической частицы в мире — так называемого бозона Хиггса. Именно наши медики продолжают великое дело Николая Амосова и Владимира Богомольца, изобретая уникальные методы оперирования без наркоза и потери крови, именно наши конструкторы создают не имеющие аналогов в мире грузовые самолеты и радиолокационные системы.

Но кто знает имена этих гениев, наших выдающихся соотечественников, настоящих героев Украины? Ответ прост — никто. И в то время, как государственные награды получают чиновники и бизнесмены, не пора ли самому обществу пересмотреть свое отношение к научному ремеслу? Ученым в Украине быть попросту непрестижно, отнюдь не из-за низкой зарплаты или недофинансирования со стороны государства. Ученых в нашей стране не любят, и, что главное, не понимают в самом социуме, то есть речь идет о рядовых гражданах.

Какая-то ставшая патологической странная психология забитого пролетария, которому в свое время внушили ненависть к ученому-интеллигенту. Масса не уважает отличников, масса с отвращением относится к науке. Само общество еще не пришло к пониманию того, что именно в науке кроется спасение не только отдельно взятой страны Украины, но и всей общеземной цивилизации. Остается надеяться, что в скором времени мы это осознаем, иначе нас ждет непременная катастрофа, ведь история невежества не прощает.

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Мы в соц.сетях