Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Новый финансовый пузырь в сотни раз больше пузыря 2008 года, — Сергей Яременко

29 ноября 2013, 11:00 1
Поделиться

Начало, оконочание читайте здесь

«Доходы корпоративные, а расходы – государственные»

Вопрос: Сергей Александрович, мировая финансовая система сегодня далека от своего стабильного состояния. Какие главные проблемы современной финансовой модели стоят на повестке дня лидеров мировой экономики?

Ответ: Каждая модель требует учета определенного количества факторов, многие из которых невозможно предсказать, поскольку они являются больше политическими, а не экономическими. В любой кризисной ситуации, которую, безусловно, мы наблюдаем и сегодня, можно либо изменить существующую социально-экономическую модель, либо сохранить действующую. Сегодня же я могу с уверенностью утверждать, что никто из мировой элиты на протяжении вот уже четырех последних лет не имеет четкого понимания причин и следствий сегодняшнего положения дел в мировой экономике. Все это видно по содержанию встреч G9, G20 и других подобных форумов, где вроде бы как должны решаться глобальные вопросы. Так что все действия сейчас сводятся к тому, чтобы сохранить существующую модель.

Поэтому особых альтернатив, кроме как использовать методы, практикуемые мировой финансовой элитой, то есть Федеральной резервной системой США, Банком Англии и Европейским центральным банком, мир не видит.

Вопрос: Почему кризис 2008 года затянулся? Какие основные проблемы испытывают главные экономики мира?

Ответ: В 2008 году кризис разразился на основе раздутия, так называемого ипотечного пузыря, однако масштабы кризиса были, откровенно говоря, недооценены. Вспомнить только разговоры типа «слишком большой, чтобы разориться». А между тем именно крупнейшие американские банки первыми пошли по стезе банкротства.

Кроме того, одной из главных проблем современного кризисного периода является то, что доходы финучреждений по сути являются корпоративными, в то время как расходы – государственными. Это значит, что когда система переживала подъем и хорошие времена сами банки, равно как и их работники, получали невероятные прибыли, а топ-менеджмент помимо баснословных зарплат получал еще и огромные бонусы. Когда же произошел крах, риторика банкиров резко изменилась: если в хорошее время они говорили, что мол, это же рынок, мы заработали, нам положено, то в кризисное время спасение финучреждений стало сугубо делом государства, естественно, через бюджетные деньги.

На Западе это в основном делалось через рефинансирование. Однако в то же время, и это также является большой проблемой, хоть банки и становились наполовину государственными, благодаря чему, по сути, и выживали, топ-менеджмент продолжал «выписывать» себе баснословные зарплаты и бонусы, создавались так называемые «золотые парашюты». И все это несмотря на то, что показатели самих учреждений были уже не те.

«Банкам выгоднее инвестировать в ценные бумаги, а не в производство»

Вопрос: Каковы глобальные причины сегодняшнего кризиса? Насколько изменилась финансовая система за последние 40-50 лет?

Ответ: Развитие экономики за последние 40 лет показало, что строительство финансовых моделей обусловило огромные структурные изменения в плане получения прибыли. Речь идет о том, что реальный сектор стал получать намного меньше, в то время как основная часть прибыли, за счет увеличения потока финансирования, на котором собственно и строится современная модель, стала оседать в финансовой сфере.

Условно можно говорить, что если раньше 70 процентов прибыли получал реальный сектор, а 30 – оседало в финансовом, то уже в 2008 году получилось наоборот. Естественно, это условные цифры, однако они вполне демонстрируют нам тот тренд, который превалирует сегодня в мировой экономике. Учитывая такое положение дел, главная цель любого государства в кризисное время теперь – любыми методами спасти финансовую систему как основу. Не спасти в первую очередь банки, а значит через них также и страховые, инвестиционные и пенсионные фонды, означает неизбежные страшные социальные последствия, сразу же, ведь населению в таком случае грозят колоссальные денежные потери.

Кроме того, по сути, рыночных отношений и непосредственно рынка в мировой финансовой системе на сегодняшний день не существует. Примерно в 2010 году между Федеральной резервной системой США, Европейским центральным банком, а также центральными банками Англии, Швейцарии и Японии было заключено соглашение по валютным свопам. Таким образом, в любой момент банки могут брать друг у друга необходимое количество валюты для того, чтобы держать курс в определенных рамках. Поэтому, например, соотношение доллара к евро никогда не превысит отметки в 1,4, разумеется, пока они не договорятся как-то иначе. Все основные игроки «рынка» сегодня работают с полным пониманием этого взаимодействия.

В данной ситуации уже в течение последних четырех лет мы можем наблюдать, что рецессия идет, а фондовый рынок, тем не менее, растет. Он растет для того, чтобы аккумулировать все те деньги, которые вливаются государствами в банковскую систему.

«Корневая проблема мировой экономики – падение совокупного спроса»

Вопрос: Получается, что спасение финансового сектора на сегодняшний день является более актуальной задачей, нежели стимулирование производства?

Ответ: Спасать банковскую систему необходимо для того, чтобы спад не превратился в рецессию. Для этого в финансовый сектор необходимо направлять большие количества денежных средств. После кризиса 2008 года неоднократно доводилось слышать рассказы о «зеленых ростках», мол, вот еще чуть-чуть и все наладится. Отсюда и количественное смягчение в США, таких программ было три – Q1, Q2 и Q3. На данном этапе реализуется третья программа, и складывается такое ощущение, что на ней застыли, ведь она очень длинная. Когда практически все крупнейшие экономики мира перешли к количественному смягчению или рефинансированию, то нарушился самый главный принцип, мировой экономики, до того действующий как базис, как основа всей монетарной системы - деньги печатать нельзя.

Вместе с тем, базовым активом любого фондового рынка является именно реальный сектор и если реальный сектор падает, то должна падать и стоимость соответствующих бумаг на рынке. Однако сейчас реальное производство испытывает корневую проблему – снижение совокупного спроса на продукцию, поэтому инвестиции именно в реальный сектор для банков являются менее выгодными, нежели работа на фондовом рынке. Имея кучу практически дармовых денег, западные банки предпочитают вкладывать деньги в ценные бумаги, а не в производство, что только стимулирует увеличение того пузыря, о котором мы уже упоминали.

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о программах «количественного смягчения» поподробнее.

Ответ: Бен Бернанке – председатель Федеральной резервной системы США - это большой специалист по Великой депрессии 30-х годов прошлого века. В своих научных работах он считает, что когда тот кризис разразился, американское правительство прекратило печатать деньги, даже уменьшив при этом монетарную базу. Это тогда привело к резкому обрушению всех финансовых инструментов и, следовательно, к краху в экономическом реальном секторе. Только потом уже, накануне Второй мировой войны американцы возобновили накачку экономики деньгами, запустив в работу те методы, которые дали возможность роста экономики.

Сейчас программы количественного смягчения заключаются в том, чтобы печатать денег ровно столько, насколько по расчетам должен уменьшиться ВВП и совокупный спрос населения. Это впрыскивание 1,5 трлн долларов в год как раз и сдерживает вот тот спад, для того чтобы совокупный спрос не падал так резко.

Спрос конечного потребителя стимулируется за счет бюджетных выплат населению, которые нельзя сокращать, так как это и есть та основа для существования такой себе подушки, смягчающей объективное падение экономики. Другое дело, что делается это самым наглым образом, то есть просто печатаются деньги.

Вопрос: На какие цели правительство США направляет «свеженапечатанные» деньги?

Ответ: Эти деньги направляются, во-первых, на покупку государственных казначейских бумаг, для того чтобы заткнуть дыру в бюджете, то есть дефицит, во-вторых, довольно-таки крупные объемы средств идут на выкуп плохих активов у коммерческих банков. ФРС покупает все никчемные бумаги финучреждений по номинальной стоимости, забирая к себе на баланс эти никчемные активы, в то время как банки взамен получают настоящие деньги.

Однако главная проблема в том, что банки, получив эти деньги, все равно не вкладывают их в реальную экономику. Вместо этого они идут на фондовые рынки, так что сейчас мы с вами становимся свидетелями развития нового глобального финансового пузыря, который в десятки, если не в сотни раз больше пузыря, начавшего кризис 2008 года.

Продолжение следует

 

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях