Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Украина – это место, где сталкиваются европейские и нееверопейские форматы мышления, жизни и деятельности

3 января 2014, 08:00 5
Поделиться

Когда-то Англия была самой настоящей Украиной

Вопрос: Что собой представляет Майдан как явление, по-Вашему?

Ответ: Понятия не имею. Я на этот вопрос отвечу чуть позже, в таком варианте. Я сейчас говорю с другой позиции. Не с позиции событий в Украине, а с позиции того, что есть окраина. Это очень важный вопрос. Мне говорят: «А если бы не было «майдана». Я сказал: «Ну, он был бы в Греции». Или он был бы в Испании, или он был бы в Бельгии. Потому что Украина – не единственная окраина Европы. Есть целый ряд структур, где сталкиваются европейское и неевропейское мышление. Я кстати не все еще перечислил. Украина – это место, где сталкиваются европейские и неверопейские форматы мышления, жизни и деятельности. Тем самым это и есть окраина. При этом это важная окраина, как, прочем, и остальные, мною перечисленные. Почему? А потому, что Украина через Крым контролирует Черное море, а через Черное море влияет на Кавказ, а это крайне значимая точка, и не только для России, как легко понять.

Хотя для России очень болезненная. И в этом смысле все эти периферии значимые. Так вот все проблемы заключаются в следующем. Любая периферия является не субъектом, а объектом чужой игры. Но я хотел бы обратить ваше внимание, что при Елизавете Первой Великой Великобритания, вернее, тогда еще Англия с Шотландией, была самой настоящей Украиной – бедная, несчастная, необразованная окраина мира, за которую дрались не потому, что она кому-то нужна, а потому, что она что-то там контролировала. В данном случае зону Ла-Манша и Фландрии Англия контролировала.

И только поэтому она интересовала, к примеру, того же Филиппа IV. Но пришла Елизавета, пришел Фрэнсис Бэкон, они создали другой тип мышления, и вдруг Англия сама собой из этой окраины стала мастерской мира, центральной державой даже не континента, а человечества как целого – я про XVIII-XIX век – и имела возможность написать в газетах по случаю снежной бури: «Континент отрезан от Британии». Это я к тому, что у такого типа территорий – у Украины – существует очень важная интенция развития, поскольку в них сталкивается много разных энергий, они могут это использовать для своего развития.

И поскольку они понимают свое окраинное положение и его уязвимость – то, что они… вот что же сейчас оскорбляет украинцев? Я великолепно осознаю. Их оскорбляет не ситуация с Евросоюзом и Россией, а то, что две структуры совершенно беззастенчиво сражаются между собой на ее территории, абсолютно игнорируя ее собственное мнение по этому поводу. Знаете, как в том анекдоте – а еще погибло 20 вьетнамцев. Их никому не жалко – чего лезут не в свое дело? Во время Вьетнамской войны. Вот эта ситуация. И она, естественно, оскорбляет и народ, и элиту.

И это правильно оскорбляет, только если его использовать в правильных целях, на этом можно создать свой собственный интеллектуальный проект. Только интеллектуальный. Окраину может превратить в центр только другое мышление, а не какая-то мощь, хотя бы даже и значимая военная. Испания все равно будет у вас окраиной, правда, с военной мощью. А все равно окраиной. Как это – обезьяна может быть очень умной и даже иметь автомат, но она остается обезьяной.

Вот это очень важный момент. Вот почему мне, например, во всем, что происходит в Украине, интереснее всего проект интеллектуального будущего Украины, поскольку с моей точки зрения в связи с фазовым кризисом в мире идет огромный конкурс на такие проекты, и интересно заметить, что конкурс-то идет неофициально, а Украина единственная объявила об этом конкурсе, о том, что она будет заниматься этим. И я боюсь, что в конечном счете вся эта ситуация с российскими и ЕС-овскими разборками закончится для этого проекта печально. Как историк – подчеркиваю, как историк, а не политик, — я вообще скажу, что скорей всего содержание всего этого кризиса в том, чтобы ухлопать этот проект и тем самым лишить Украину шанса на самостоятельную и независимую интеллектуально-политическую позицию.

А вот в том, что Украина такой позиции не должна иметь, вот тут сходятся и Штаты, и Россия, и Евросоюз. За исключением, быть может, Польши и Австрии. И то, только может быть. Не факт, что они с этим не согласны. Вот здесь и проявится, что в Украине окраинного, а что в ней, между прочим, славянско-русского, а далеко не я один утверждаю, что единственным шансом на создание следующей фазы развития является создание ее в русском или ином славянском языке, восходящем прямо непосредственно к санскриту, как наиболее схематическому и сложному языку мира. Это большой вопрос.

Опять же цитирую другой хороший анекдот про эмансипацию на американском юге в 60-е годы в армии. «Ну что, сейчас мы начнем делить вас на чернокожих и черномазых». Вот здесь та же сама ситуация. Окраина – да. Но какая? Вот то, что сейчас случилось, это колоссальный вызов для Украины, но все убеждены, что Украина на него отреагирует политически. То есть как всегда. И тогда как бы она на него ни отреагировать, как то – присоединится к Евросоюзу, к Таможенному союзу, объявит о своей самостийности – «я птица маленькая и гордая». В нашем случае – большая и гордая – никакого значения не имеет. Это конфликт не политический. А Украину будут толкать в политическое его решение. Вот мой ответ на вопрос. Подчеркиваю, это ответ на вопрос внешнего наблюдателя, я еще не был на «майдане», только собираюсь.

Вопрос: Что для соседей России будет означать ее возвеличение, образно говоря? Для Средней Азии, для Кавказа, например.

Ответ: А я не знаю, что такое «Средняя Азия». Средняя Азия – это Казахстан?

Вопрос: Это вот пять стран…

Ответ: Нет-нет, я имею в виду, что Средняя Азия – это совсем отдельная страна Казахстан. И это несколько других стран, у которых сейчас нет места в политике и нет понимания, чем они хотят в ней заниматься. Поэтому для них абсолютно безразлично, что будет в ней происходить. Что касается Казахстана, как я понимаю Назарбаева, - а это на редкость умный и дельный человек, много чего понимающий о своей стране и об окружающем мире, - для него это очень большой шанс. В чем шанс? В том, что находящийся в очень тяжелой ситуации Янукович – он в нее, конечно, сам залез, называя вещи своими именами, но когда человек находится в такой ситуации, он начинает иногда соображать или по крайней мере на это направляют, - он обязан будет подписать соглашение по космическому пространству с Россией. По-моему, его уже даже подписали.

Те дни, которые я здесь, я, правда, уже не следил за интернетом, но слышал, что они уже договорились на этот счет. Но если этот договор будет подписан, то Казахстан с его «Байконуром» - а это его «Байконур», и они ухитрились его сохранить как свою территорию, отданную однако России для использования. Он сразу же к этому делу может присоединиться. Не в языке Таможенного союза, а в языке того, что только две страны мира – США и Казахстан – имеют космодром полного профиля. Все остальные, включая Евросоюз в лице Франции, имеют космодромы третьего класса. И это очень большой вклад страны в будущее. И они это отлично понимают. И поэтому для них события в Украине крайне интересны тем, что возможно образование интеллектуального союза Украины, России и Беларуси вокруг космических исследований. Куда Украину, между прочим, пытаются затянуть уже лет 10.

Это к теме, кому были выгодны данные события. Ну мне, например. В том плане, что я очень хотел бы затянуть Украину именно в это сотрудничество. Остальная Средняя Азия никогда в жизни даже не заметит, что здесь происходит. Что касается Кавказа – то там другая ситуация. Кавказ тоже ничего не заметит. Совсем по другим причинам. Кавказ – это либо Россия, тогда это ее просто не очень интересует, либо это архаичные режимы, которым еще до традиционной фазы развития, до сельского хозяйства, расти, расти и еще раз расти. Для них это слишком далеко. Вы поймите, архаичный режим работает и видит мир в пределах прямой видимости. Как говорят – какой кавказский язык, вы что с ума сошли? Каждый аул имеет свой язык.

Если у вас каждый аул имеет свой язык и свою политику, то события в Украине для них – то же самое, что события давным-давно в одной далекой галактике. То есть это просто не их проблема. А вот для Европы это проблема. Самой серьезной проблемой, проблемо, я подчеркиваю, события в Украине являются для Европы. И я говорю тут много и проникновенно о глупости украинского и русского руководства, заметьте, это всегда немножко шутка. Просто не бывает по-настоящему глупых. Как впрочем,  по-настоящему умных тоже обычно не бывает. Но уж если кто-то и сделал глупость, то это Евросоюз. Насколько я знаю, был проведен опрос на «майдане» и выяснилось, что за вступление в Евросоюз из тех, кто находится на «майдане», выступает четыре процента.

Вы же понимаете, что для Европы это полное банкротство ее идеологии. Даже когда им показалось, что выступают за присоединение к ним, оказалось, что выступают за нормальный образ жизни у себя в стране, за человеческое достоинство, за нормальные отношения. А вовсе не за них. И это означает, что спровоцировав этот кризис, а будем говорить откровенно. Я конечно, русский, в этом плане могу быть необъективен, но я читал документ, который предлагал Евросоюз подписать Януковичу. Мне кажется, что государственный деятель мог подписать договор только в одном варианте, но после этого прямо на глазах в прямом эфире стреляется. Типа «ребята, я сделал все что мог. Прощайте и простите, если сможете». Причем это касается не Украины, которая по меньшей мере по территории и народу великое государство. Это касалось, если бы мы обсуждали тему того же Габона. Или какой-нибудь Гамбии.

Ну не может уважающая себя страна подписывать такое соглашение. Это означает, что они спровоцировали кризис, спровоцировали ситуацию, четко продемонстрировав, что у них нет ответов на вызовы, стоящие не только перед Украиной, а и перед Европой самой. И зачем они это сделали, непонятно даже им самим. Это тяжелейшая серьезная ошибка Европы, и недаром сейчас такая политическая активность со стороны ее периферии, которая соображает, что сделали что-то совсем не то.

Самые большие деньги в ЕС уходят на переводы

Вопрос: Вы сказали, есть сейчас только один глобальный мировой игрок – это Америка. А что сейчас представляет собой Европа все-таки?

Ответ: А Европа сама знает, что она из себя представляет?

Вопрос: К чему она стремится вообще?

Ответ: Смотрите, вы задали сейчас три разных вопроса, давайте попробуем их разделить. Первый вопрос очень простой, но интересный: что такое Евросоюз? Во-первых, это проект Ватикана. А для того, чтобы это понять, достаточно заметить, что Ватикан имеет проект создания Евросоюза со времен Римской империи. Они его организовывали через крестовые походы, через Священную империю германской нации, через испанскую империю, через наполеоновскую империю. И наконец сейчас – через Евросоюз. В этом плане это нормальный католический проект объединения христианской Европы. К большому сожалению для Ватикана, объединение произошло, но не на христианских нормах, что являет собой катастрофу Ватикана. Но есть маленькая деталь: Ватикан древнее любого государства Европы и его политический опыт выше, чем у любого из европейских политиков.

Поэтому Ватикан сейчас ищет возможность эту катастрофу обратить в успех. И я склонен думать, что найдет. Особенно с учетом последнего Папы, который, как и предпоследний, выглядят очень умными людьми и отлично понимающими ситуацию. Заметьте, что игра Европы против Ватикана кончилась крайне неудачно: формально они сняли Папу, чего не было никогда, но во-первых им пришлось устроить большой скандал, что уже проигрыш. Во-вторых, никто не обратил внимание, что ушедший по болезни Папа остался возглавлять святую инквизицию и еще ряд важных структур. А пришел молодой, крайне энергичный человек и, самое главное, консолидировались структуры банка Ватикана, а это очень большие деньги. Соизмеримые с тем, что имеет Европа, и даже с тем, что имеет Америка, с учетом контроля. В этом отношении конфликт для Европы был не выигрышным, а проигрышным. Вместо одного Папы они получили по сути трех. Причем находящихся в отличных отношениях.

Сверх того, еще и консолидировали коллегию кардиналов. Я читал интервью с кардиналом после выборов. Он говорит: «Кто бы мне сказал, что мы выберем его в первом туре, я бы расхохотался ему в лицо. Но, говорит, присутствие Божье нельзя отрицать. Господь сказал голосовать – я голосовал. Все остальные тоже. Это резкое изменение ситуации и очень значимое. Так вот первое, что я хочу сказать: Евросоюз – безусловно, проект Ватикана. Второе, Евросоюз – проект европейских интеллектуалов. И в этом плане эта структура, чем мне она интересна, - она новая. Это не империя, не федерация, не конфедерация. Глазычев ее определил в свое время как ареал действия определенных сервитутов. Есть некая территория, на которой существует даже не общая правовая система, а некие общие сервитуты, общие обременения в общих интересах. И это действительно крайне необычно. В этом плане Евросоюз, конечно, инструмент новый, чем он и интересен.

Другой вопрос, что Евросоюз – невероятно бюрократическая организация. Для тех, кто не в курсе: самые большие деньги в ЕС, в управлении ЕС, уходят на переводы. И самое большое время. Они не могут принять ни одного тактического решения. И им бы на этом бы и успокоиться: ну не приняли – и не приняли. Такого типа структуры могут жить вообще без тактики. Но они же не могут, они же все политики. В итоге идут две тенденции – на развал Евросоюза, хотя бы через отделение периферии. Как я говорю, сбросить непрофильные активы, типа Прибалтики. Либо на создание Евросоюза в форме империи. Опять же понятие империи довольно широкое. Я не имею в виду, что там будет сидеть Наполеон, скажем, в Берлине, и всеми руководить. Я имею в виду наличие достаточно жесткой структуры управления. И то и другое для Евросоюза проигрыш.

Но есть и второй момент для Евросоюза с проигрышем – это экономически крайне недееспособная организация из-за очень высоких транзакционных издержек, не по деньгам, как в остальных мирах, а по времени. Слишком много законов. В итоге Евросоюз живет на том, что он постоянно меняет свою структуру, присоединяя новые государства и на энергетической разнице выигрывает. Отсюда, собственно, его интерес к Украине. А что – белое население, образованное, осмысленное и большая богатая территория. Но проблема в том, что он уже давно не может удерживать свою идентичность в этих условиях. Потому что, как справедливо заметил Хабермас, стукнув кулаком по столу: «Ну что, просрали мультикультурализм, идиоты!» Европейцы так и не осознали, что мультикультурализм – это не заклинание, а невероятно сложная и, кстати, очень дорогая политика. Мультикультурализм есть в США.

Так вот я в свое время посчитал, что американцы на свои доблестные вооруженные силы - а они худо-бедно имеют самый большой флот в мире, эквивалентный всем остальным флотам вместе взятым - потратили раз в пять меньше человеческих ресурсов, чем на свою политику мультикультурализма. И в этом плане Европа со своими заклинаниями и гомосексуальными сообществами даже не смешно выглядит, это какой-то клоун на этом фоне. Поэтому играть на этой арене они не могут. А не играть не могут тоже. И это вторая проблема Европы.

Но есть третья. У нас, у прогностиков, есть поговорка: «Никогда ни при каких обстоятельствах нельзя недооценивать Европу». Будучи колыбелью реальной цивилизации, она сохраняет у себя такое количество возможностей, которые ни России, ни Штатам, ни Китаю не снились. Поэтому возрождение Европы – при всем мною сказанном – вполне возможно. Другой вопрос, что для этого должна быть воля. И, между прочим, для этого должна быть кровь, и большая кровь. Я жду в Европе Варфоломеевскую ночь, в ходе которой ухлопают геев, лесбиянок, заодно черных – в смысле турок с алжирцами, желтых, зеленых, черных, а заодно массу абсолютно ни в чем не виновных людей. После этого Европа ужаснется. После этого уничтожит кучу политиков, которые допустили сперва все это, потом то, что все это убили, и вот после этого Европа начнет резкое движение вперед. И очень может быть, что она сохранит структуру. То, что я сейчас говорю, не есть мое ожидание - есть мое предостережение. Но вероятность этих событий я рассматриваю как высокую.

Россия не может выиграть от ситуации в Украине

Вопрос: На какой основе стоит строить отношения Украины с Россией?

Переслегин: На космической. Вообще все отношения, в том числе все отношения мужчины и женщины в семье, строятся на трех совместностях: на совместной жизни, на совместном мышлении ( наши языки достаточно близки – есть свои достоинства у украинского, есть свои недостоинства у русского...), но есть еще и третий момент – это общая деятельность. С моей точки зрения, общая деятельность Украины и России должна быть в простых плоскостях – это авиация (это было всегда, есть и сейчас). Кстати, спасибо за Ан-148 – отличный самолет, я им регулярно летаю, действительно отличная машина. И это интеллект, поскольку мы мыслим на одном языке и в одном пространстве, мы естественно хорошо понимаем друг друга. И на взаимодействии в этих трех областях и должны складываться наши отношения, любые отношения идут вокруг деятельности.

Я не исключаю, что очень интересные соотношения соединения Украины и России (соединения в деятельности) могут идти вокруг городов, потому что городские конфигурации России незамкнуты – они идут через Украину, очень немного через Казахстан. Поэтому еще одним моментом сотрудничества является создание городских конгломераций. Называть это агломерациями нельзя - расстояние между городами значительное – это конфигурация, где города занимаются совместной деятельностью, они все оказываются трансграничными.

Как русский империалист я Вам скажу простую вещь: Россия в условиях мирового господства США и большой позиции, занимаемой ЕС, ничего выиграть от ситуации в Украине не может. В свое время Англия создала независимую Бельгию. На каком основании? Министр иностранных дел Англии Пальмерстон сказал: "Эта территория всегда будет зоной войны, в которую мы будем всегда втянуты. Сделаем ее независимым государством, подпишем все условия о нейтралитете, и это, безусловно, в интересах Англии". Так вот, в интересах России сильная и реально независимая, в том числе и от России, Украина. Потому что любая другая ситуация будет использована не в интересах России.

Вопрос: Китай - угрожает ли он России и другим мировым державам?

Ответ: Нет, конечно. Здесь есть два момента, оба важные. Россия очень хочет найти свободные земли на Таймыре, они там свободные и очень богатые. Но поймите, для китайца наша Сибирь – то же самое, они на нее смотрят, как в том анекдоте про русскую зиму негр: которая зеленая - еще ничего, когда белая – полный кошмар. Для них это очень северные территории. Россия - это страна, находящаяся в стадии позднего постиндустриального кризиса, Китай - страна, находящаяся в стадии индустриального развития. Они отстают от нас с вами на эпоху. Они только сейчас луноход на луну доставили, это было сделано 40 лет назад, вот на эти 40 лет они и отстают, в этном отношении у нас отношения фазовой доминации. Россия, как и Украина, США неизмеримо сильнее Китая, независимо от количества у него ракет и всего прочего. 

Я видел это собственными глазами – два города друг напротив друга –Благовещенск и Хэйхэ – в первом 200 тысяч, во втором -3,5 млн, но невооруженным глазом видно, что Хэйхе – мелкая деревня при Благовещенске. Фазовая доминация –очень сильная вещь, поэтому меня не беспокоит Китай. Правда, то, что им сдали в аренду кучу украинской земли, вызывает некоторое непонимание. На месте вашего президента я бы не стал продавать землю ни России, ни Китаю, ни кому-то еще. Земля, конечно, ценность предыдущей фазы развития, но как христианин я скажу: земля – это часть дара Адама, а в этом отношении к ней нужно быть внимательней.

 

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях