Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

«Оборонная крепость» Сочи у многих отбила охоту ехать на Олимпиаду, — Валентин Щербачев

10 февраля 2014, 13:00 14
Поделиться


«Двоеборье, прыжки с трамплина, сноуборд  и горные лыжи — это виды, которые у нас будут прогрессировать»

Вопрос: Валентин Васильевич, как Вы оцениваете общую готовность украинцев к Зимней Олимпиаде в этом году?

Ответ: Хочу отметить, что все претенденты на медали — подготовлены хорошо. Прежде всего — это биатлонистки, что мы и увидели вчера во время соревнований. Вита Семеренко уже принесла Украине первую медаль — бронзу.

Парни-биатлонисты немножко пониже рейтингом, но на Олимпиаде всякое может быть. Они подтянули стрельбу, а это очень важно. Думаю, что и во фристайле наши спортсмены должны «выстрелить» в этот раз. Многие украинские олимпийские команды проходили подготовку за границей — Министерство спорта выделило средства для этого.

Что же касается лыжников, прыгунов с трамплина, гонщиков, двоеборцев, шорт-трековцев — к представителям этих видов спорта не может быть никаких претензий. Пока у них нет возможности тренироваться должным образом — хотя бы на базах европейского класса, не говоря уже о мировом уровне. И в фигурном катании пока высоких результатов ожидать не стоит. Лучшие спортсмены из Украины уехали, а молодежь пока тоже не имеет возможности тренироваться дома хотя бы дважды в день в хорошее, удобное для них время.

Тем не менее, эти ребята еще совсем молоды. И сейчас они будут набираться опыта. Двоеборье, прыжки с трамплина, сноуборд  и горные лыжи — это виды, которые у нас будут прогрессировать. Но пока этот прогресс откладывается до Олимпиады 2022-го года, где бы она не проходила. Вот так, трезво оценивая, мы можем иметь медали в биатлоне и во фристайле.

Вопрос: Будем надеяться на это. Вы упомянули, что Минспорта выделило средства для тренировок наших спортсменов за рубежом. Достаточно ли этих денег? И благодаря чему их удалось получить?

Ответ: Сейчас, наконец-то, есть Министерство молодежи и спорта. В свое время была проведена очень уродливая реорганизация спортивных служб и организаций, и сейчас Министерство только налаживает полноценную работу отрасли, но пока половинчатым составом.

Министерство спорта нашей страны, пожалуй, самое маленькое в мире. Тем не менее, министр Равиль Сафиуллин — человек совестный и четкий, работающий сверхурочно и выполняющий за день множество дел. Наши спортсмены уже привыкли к нему, они обращаются со своими проблемами, и он, как может, старается их решать. Это тоже очень важно, может быть, даже важнее денег. Но, тем не менее, он смог пробить в Кабинете Министров финансирование Олимпиады в полном объеме, т. е. финансирование для всех команд.

Единственная более-менее независимая федерация, которая тоже получает от государства деньги, и хорошо ведет дела — это Федерация биатлона Украины. У нее хороший и интересный как личность президент — Владимир Брынзак. Поэтому в биатлоне у нас очень давно идет прогресс.

Во многих федерациях пока руководят «свадебные генералы» (приглашенные в них лишь в качестве примечательных и важных лиц, Inpress.ua). А федерации должны работать с населением и пропагандировать различные виды спорта, давать людям возможность заниматься. Тем не менее, все пока надеются на государство.

Сейчас Министерство ждет финансирования и обеспечения полного штатного расписания, ведь спортивный чиновник воспитывается годами. Министерства сохранили многих спортсменов, которые ушли на государственные должности и стали реально неплохими организаторами. Но как долго это продлится? Если не будет полного финансирования, то и эти люди будут уходить в другие отрасли.

Олимпиада в Сочи, на самом деле, вскроет очень много недостатков и покажет в каком направлении нужно работать, если до сих пор где-то чего-то недопонимают.

«Никакие спецслужбы не могут гарантировать, что узнают смертника-террориста»

Вопрос: А как Вы оцениваете общую готовность России к проведению Олимпиады?

Ответ: Все российские команды — конкуренты номер один Соединенным Штатам Америки, канадцам и норвежцам. Россия — действительно, страна зимняя. Это еще наследие Советского Союза: в Сочи будет очень серьезная борьба за первенство в неофициальном командном зачете, россияне будут бороться только за первое место любой ценой, хотя это не всегда хорошо.

У нас теперь уже отошли от этих нереальных вещей, и поэтому не ставят плановых задач перед спортсменами. Там это все поставлено, но вполне возможно, что их задачи могут быть выполнены.

Дело в том, что сами Сочи и безопасность на Олимпиаде находятся под большим вопросом. Во-первых, все здорово, базы неплохие, снег обеспечен, несмотря на плюсовую температуру воздуха. Но все обеспечено и для горнолыжников, и для биатлонистов.

Печально то, что из-за вырубленных склонов, экология Сочи будет уже не та. Возможны страшные экологические последствия.

Но и безопасность — это очень тревожный момент, хотя российские специальные службы и принимают все меры для того, чтобы свести к нулю попытки терроризма на сочинских трассах. Тем не менее, никакие спецслужбы не могут гарантировать, что узнают террориста-смертника или террориста в женском обличье. Конечно, спецслужбам придется поработать.

Вопрос: Говорят, что безопасность в Сочи обеспечена в полной мере. Но не чрезмерны ли беспрецедентные методы?

Ответ: Я думаю, что оборонная крепость, сложности передвижения на личном транспорте, множественные проверки — все это отбило охоту у многих ехать в Сочи, ведь и билеты на соревнования недешевые. Думаю, Игры потеряли определенный процент зрителей, которые именно по этим причинам не явились в Сочи.

А те, кому таки удалось решить проблемы с билетами, придется терпеть, как говорится, и нести на себе все тяготы, пройти через все службы безопасности для того, чтобы посмотреть олимпийские соревнования.

Вопрос: Как Вы считаете, такая подготовка россиян, уровень безопасности — это ответственность за имидж страны или поддержание репутации Путина, как мирового борца с терроризмом?

Ответ: Это — и то и другое. Больше, конечно — имидж страны, что можно поставить на одну линейку и с престижем Путина. Все мировые агентства определили его, как одного из наиболее влиятельных людей в мире, соответственно, влияющего и на престиж России.

Поэтому в Сочи что-то даже может дать перехлест. Ну, это наше, славянское, постсоветское: «лучше перегнуть, чем упустить». Но, скорее всего, ничего упущено не будет, все будет нормально.

Вопрос: Бывали ли случаи за время всех Олимпиад, когда из-за несовершенной системы безопасности спортсмены отказывались от участия в соревнованиях?

Ответ: К сожалению, бывали. В 1970-х годах в Мюнхене, когда арабские террористы расстреляли спортсмена Израиля прямо на Олимпийских играх. Тогда некоторые делегации просто покинули соревнования в целях безопасности. Наши, тогда еще советские спортсмены, не побоялись и остались выступать. Но, тем не менее, это было очень страшно.

Кроме того, более 50 стран бойкотировали Олимпийские игры в 1980-м году в Москве, многие отказались от участия, когда пошла волна Афганистана, хотя там все меры безопасности были приняты, правда, не такие жесткие, как сейчас в Сочи. Но Москва была изумительно подготовлена. Москву 1980 года сейчас можно поставить в пример многим городам, которые уже провели Олимпийские игры.

В Лос-Анджелесе Игры бойкотировались Советским Союзом. Там тоже американцев пугали Москвой, а наших ребят пугали Лос-Анджелесом… Спортсмены отказались от участия, но ничего страшного не происходило. Мюнхен — это самый страшный пример.

Олимпиада в Сочи — это зимние игры. В Мюнхене были летние игры, и все осуществлялось более массово. И вот в такой массе произошло то, что произошло.

Вопрос: Как обычно производится аккредитация на посещение Олимпийских игр? Как работает транспортная система? Насколько усиливается система досмотра и за счет чего это осуществляется?

Ответ: Для проверок привлекаются дополнительные подразделения. Если аккредитован журналист, то в пресс-центр как минимум за полгода присылаются все его данные, а его средство массовой информации оплачивает взнос по аккредитации.

Если это электронное масс-медиа, то, к примеру, комментаторское место оплачивается дополнительно на соревнованиях тех видов, которые будут комментироваться. Такому журналисту необходимо явиться в пресс-центр лично. В общем, каждое масс-медиа — телевизионное, печатное или электронное — аккредитуется отдельно.

На каждой аккредитационной карточке с фотографией указываются те объекты, которые можно посещать и те, на которые с этой картой проходить нельзя. Все это ламинируется, есть защита на каждой карточке, и только по таким документам можно попасть на соревнования. Это то, что касается прессы.

Что касается «стаффа», то есть обслуживающего персонала, волонтеров — они тоже имеют свою аккредитацию, и там еще более жесткая проверка, они могут посещать только определенные арены.

Кроме того, есть волонтеры, которые работают в Сочи в пресс-центре и на прочих объектах. Так что везде каждый вид деятельности будет аккредитован. А что касается зрителей – они попадут на Олимпиаду только по билетам со специальной защитой и только на те виды соревнований, которые указаны в билете. Сейчас уже везде работает система компьютеризации, каждого зрителя легко просчитать, если будет замечено какое-то нарушение.

«К уголовной ответственности должны привлекаться не сами спортсмены, а те, кто влияет на их подготовку»

Вопрос: Насколько тщательно проверяют самих спортсменов? Что самое важное перед проведением соревнований?

Ответ: Вы знаете, очень жесткий допинговый контроль. По-моему, Международный олимпийский комитет, допинговые комиссии слишком строго к этому подходят.

Правда, на зимних видах это не так отражается. Частые проверки проходят, Международная допинговая комиссия в любой момент может проверить любого спортсмена-олимпийца, который уже попал в команду и у которого уже есть лицензия на выступления на Олимпиаде.

Поэтому сейчас все спортсмены стараются подходить очень тщательно даже к вопросам употребления некоторых витаминов, так как даже там, в мизерных дозах могут быть запрещенные элементы. Хотя мы ждем от спортсменов высоких результатов, а для этого им, конечно же, нужны какие-то дополнительные элементы питания — я говорю сейчас о витаминах. А многое запрещено, и в этом перебор.

Это проблема Международного олимпийского комитета. И это своеобразная коррупционная схема. У кого есть лаборатории, МОК (Международные олимпийские комитеты), те и зарабатывают, поскольку каждая страна за допинговые пробы платит немалые деньги.

В Украине только-только «поднимается с колен» собственная лаборатория. Но это очень дорого стоит, и поэтому некоторые наши атлеты теряли медали из-за того, что попадались. Хотя проб уже брали массу. Старые пробы восьмилетней давности вдруг попадают в несертифицированную лабораторию какой-нибудь Барселоны, которая вдруг обнаруживает положительную пробу и спортсмен лишается медали. А ведь это очень скользко и непонятно.

Кому-то это выгодно, и поэтому с допинг-контролем дело обстоит жестко. Думаю, что в Сочи все должно пройти нормально. Настоящие олимпийцы уже научены прошлыми уроками и глупостей таких не будет.

Вопрос: В некоторых странах Евросоюза, США, Китае за допинг грозит уголовная ответственность. Все больше говорят об этом в России. Насколько это соответствует международным нормам?

Ответ: Международным нормам это не соответствует. Тем не менее, в некоторых странах такой вид ответственности работает.

Но к уголовной ответственности должны привлекаться не сами спортсмены, а те, кто влияет на их подготовку — то есть врачи, тренеры, которые иногда заставляют спортсмена принимать какие-то препараты или вводить в кровь какие-то запрещенные элементы. А перечень запрещенных препаратов сейчас чрезвычайно велик. Поэтому олимпиец, который работает, прежде всего, на результат, иногда может что-то упустить.

Часто спортсмены попадают в такую ситуацию, когда срочно нужно вылечить насморк, поскольку ему это мешает нормально дышать, он использует какие-то капли, а в них есть какой-то препарат или доля этого препарата, который входит в перечень запрещенных. Берут у него пробу через два-три дня, и проба на допинг уже положительная.

Поэтому наказывать нужно тех, кто заведомо зная, что это допинг, заставляет принимать препарат своего спортсмена. А когда хотят убрать соперника, такие методы часто практикуют.

Вопрос: Каков Ваш прогноз, сколько медалей привезут украинцы из Сочи?

Ответ: Я не хотел бы делать прогнозов. Думаю, что золотая медаль может быть, а это очень важно. С золотой медалью мы уже войдем в элиту 15-20 команд Олимпиады. Я надеюсь, что будут и серебряные, и бронзовые медали. Четыре-пять медалей для Украины — это было бы здорово.

Две предыдущие зимние Олимпиады — вовсе ничего не было. Но, обычно, через две на третью мы обязательно что-то получаем — по неофициальной мистической статистике.

«Если бы Олимпийские игры проводились сейчас в Украине, мы могли бы провести их достойно»

Вопрос: Ведутся ли сейчас разговоры по поводу проведения Зимней Олимпиады 2022-го года в Украине? Насколько вообще Украина готова к такому событию, и какие шансы, что Олимпиада все-таки будет проводиться у нас в стране?

Ответ: Переговоры не просто ведутся, уже ведомство Владислава Каськива, планирующее Олимпиаду-2022, проплатило подготовку проектной документации, а это более миллиона гривен. Я думаю, они обратятся к квалифицированным проектным организациям, которые все спланируют. Будут нужны искусственные озера, чтобы вода поступала для пушек, если вдруг снега не будет — чтобы надувать его искусственно. Трассы в совершенно новых местах полностью должны быть размечены. Ведь Буковель никто не будет эксплуатировать под Олимпиаду. Хотя у нас и есть прекрасный горнолыжный курорт.

Трассы будут в Закарпатье для горнолыжного спорта, в Прикарпатье, во Львовской области, наконец поднимется Тысовец. Там прекрасная база, экологически чудесный уголок, правда, в заброшенном месте. Там сделают трассы для биатлона, для лыжных гонок, и во Львове появится универсальный Дворец. Ведь нужен открытый лед, и для фигурного катания, и для конькобежного спорта. На закрытую ледовую арену мы не замахнемся, но какой-то каток с искусственным льдом обязательно нужен. Нам необходимо развивать инфраструктуру, а это стоит больших денег. Иностранный инвестор к нам вряд ли придет.

Для проведения Олимпиады у нас очень серьезные соперники. Украине было бы логично проводить Игры вместе с поляками, как Евро-2012 — пополам. Уже было бы легче решать финансовые вопросы.

Если мы выклянчим у России обещанные миллиарды долларов — их нужно использовать пока на проживание. Где взять денег для Олимпиады — вопрос открытый, восемь лет — срок очень маленький. Но можно будет только порадоваться, если в Украине начнется работа по подготовке. Карпатский регион оживет, появится еще система гостиниц, дороги. Главное, чтобы не начали разрушать Карпаты, а, наоборот, бережно подошли к этому вопросу, чтобы парки берегли — не вырубали. Тогда люди охотно поедут в Карпаты. А трудолюбивые, разумные люди, которые там живут, получат работу дома и не будут ездить за границу.

Тут есть плюсы, и есть вещи, которые вызывают пока еще иронию и недоверие. Хочется, но, тем не менее, нужно быть реалистами. Мюнхен, к примеру, отказался от идеи проведения Олимпиады в 2022-м году: там провели референдум и многие жители Баварии оказались против. В Украине тоже не мешало бы провести подобный референдум, но пока у нас не принято спрашивать у людей.

Вопрос: Если бы Олимпиада проходила в Украине сейчас, учитывая нынешние события, какие меры безопасности пришлось бы задействовать чтобы обезопасить всех?

Ответ: Во-первых, нужно было бы немедленно погасить конфликт и послушать тех людей, которые выступают. У нас пока никто никого не слушает, и это очень страшно. Но к нам без боязни едут люди и сейчас.

Если бы Олимпийские игры проводились сейчас в Украине, в Карпатском регионе, они были бы менее безопасны, чем в Сочи, но мы могли бы провести их достойно.

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Останні новини

читать
Мы в соц.сетях