Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Не только НАТО и ЕС. Как и зачем Украина создает альянсы с ближайшими соседями

8 октября 2021, 06:13 0
Поделиться

Но в последнее время Киев стал обращать внимание и на локальные союзы со своими ближайшими соседями. О том, в каких малых альянсах участвует Украина, что это нам дает и могут ли Варшава с Анкарой в будущем стать для нас важнее Брюсселя с Вашингтоном – подробнее в материале.

Начиная с 2014 года, Украина активно ищет себе партнеров в лице мощнейших международных объединений – Евросоюза и НАТО. Членство в обеих структурах принесло бы Украины очевидные военные, экономические, инфраструктурные и прочие бонусы, окончательно формализовало бы принадлежность Украины к западной цивилизации.

Впрочем, в обеих структурах, похоже, не до конца понимают, что именно они получат взамен на принятие в свои ряды Украины – весьма проблемного во многих отношениях партнера. Избитый аргумент о "нежелании злить Россию" также вполне в ходу.

О том, что политическая обстановка сейчас не располагает к присоединению Украины, европейские функционеры заявляют прямо. "Сейчас нет консенсуса по дальнейшему расширению ЕС. Это касается не только Украины, но и других стран, которые проявляют интерес к вступлению в ЕС", – в августе сказал в интервью РБК-Украина вице-президент Еврокомиссии Валдис Домбровскис.

При этом у представителей ЕС и НАТО есть отличная возможность отказывать Украине в сближении под благовидным предлогом – недостаточных успехах в проведении реформ, общей коррумпированности и т.д.

Необходимость Украине выполнять свое "домашнее задание" по реформам также вполне очевидна. Хотя, как показывает практика, в том числе история с получением безвизового режима, проводить реформы намного легче, когда на горизонте имеется осязаемая внешнеполитическая цель.

В любом случае, с учетом ситуации как в Украине, так и в ЕС/НАТО, в ближайшие годы вступить в оба союза вряд ли получится. Иногда называются и сроки в 10-15-20 лет. И к тому моменту Евросоюз и Североатлантический альянс могут выглядеть уже совсем по-другому, чем сейчас.

При всех своих многочисленных преимуществах, ЕС и НАТО имеют и ряд очевидных недостатков: забюрократизированность, медленная реакция на внешние вызовы, необходимость консенсусного принятия решений и т.д. В этом плане небольшие альянсы, по примеру недавно созданного AUKUS, могут проявлять себя более эффективно.

Новые друзья

Украина, параллельно с перманентным штурмом дверей НАТО и ЕС, в последнее время также пошла по пути создания малых альянсов: Ассоциированное трио, Люблинский треугольник, Квадрига. Если посмотреть на карту, то официальный Киев пытается окружить себя союзниками со всех сторон, за исключением, конечно, российского и белорусского направлений.

В Ассоциированное трио входят Украина, Грузия и Молдова, меморандум был подписан в мае 2021 года. Все три государства двигаются по пути евроинтеграции и подписали Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. На данном этапе участники трио помогают друг другу дальше сближаться с Евросоюзом по отдельным секторальным направлениям, чтобы в конечном счете – стать полноправными членами ЕС.

Люблинский треугольник был создан в июле 2020 года в составе Украины, Польши и Литвы. Само название содержит отсылку к Люблинской унии 1569 года, в результате которой была создана Речь Посполитая. И сейчас Польша и Литва являются главными союзниками Украины на международной арене, по крайней мере, в Европе, фактически всегда поддерживая украинскую позицию в вопросах евроинтеграции или противостояния с Россией.

Варшава и Вильнюс, в отличие от большинства членов Евросоюза, публично и последовательно выступают за присоединение Украины к ЕС. Польский президент Анджей Дуда недавно заявил, что Евросоюз – это "не клуб для избранных". Собственно, эти два направления – ускорение евроинтеграции Украины и противостояние гибридной агрессии РФ – и являются главными задачами Люблинского треугольника. Еще в 2014 году была создана литовско-польско-украинская бригада в составе четырех с половиной тысяч военнослужащих.

Квадрига – двусторонний украино-турецкий формат на уровне министров иностранных дел и обороны двух стран, созданный в октябре прошлого года. Турция не входит в ЕС, евроинтеграция страны де-факто снята с повестки дня. Зато Анкара обладает одной из самых сильных армий в НАТО. Что еще важнее для Украины – Турция имеет стратегические интересы в Черном море, исторические связи с Крымом, категорически выступая против российской оккупации полуострова, а также ведет затяжное геополитическое противостояние с Россией в ряде "горячих точек".

Также Украина участвует в ряде региональных организаций, функционирующих уже давно. Например, Дунайской комиссии по судоходству, созданной еще в 1948 году – в 2021-23 годах Украина впервые возглавляет эту организацию. Или организации Черноморского экономического сотрудничества, созданной в 1992-ом. Достаточно активно функционирует и созданный в 1997 ГУАМ, в составе Грузии, Украины, Азербайджана и Молдовы.

Легко заметить, что три из четырех стран ГУАМ, за исключением Азербайджана, участвуют и в Ассоциированном трио. Но дублирования функций нет – в отличие от трио, ГУАМ больше сосредоточена на торгово-экономическом, инфраструктурном сотрудничестве, борьбе с преступностью и прочих прикладных сферах.

Подобная практика в целом довольно распространена – многие страны участвуют одновременно в целом ряде локальных объединений. Но состав и задачи каждого из них немного отличаются, что дает большую свободу внешнеполитического маневра.

К примеру, в рамках сотрудничества с Вышеградской четверкой (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия) отдельные направления могут быть заблокированы из-за позиции Венгрии, отношения с которой в последние дни снова ухудшились. Зато таких проблем нет, например, в том же Люблинском треугольнике.

Безусловно, далеко не все региональные объединения оказываются успешными. К примеру, Содружество демократического выбора, созданное на форуме в Киеве в 2005 году, с участие стран Балтии, Молдовы, Грузии и других, вскоре де-факто прекратило существование. Черноморская военно-морская группа оперативного взаимодействия (BlackSeaFor) прекратила функционировать с 2014 года, после начала российской агрессии против Украины.

Большие трудности сейчас переживает и проект Восточного партнерства, направленный на развитие связей между ЕС и шестью постсоветскими государствами. Причины кризиса очевидны: два участника проекта – Армения и Азербайджан, год назад вели друг с другом кровопролитную войну, еще один, Беларусь, все сильнее попадает под влияние РФ и противопоставляет себя Западу. Потому Ассоциированное трио, по сути, стало своего рода заменителем Восточного партнерства, объединив страны, которые имеют схожие амбиции и успехи в европейской интеграции.

Здесь и сейчас

Глава Министерства иностранных дел Дмитрий Кулеба объяснил РБК-Украина, что Люблинский треугольник, Ассоциированное трио и Квадрига – это часть новой внешнеполитической стратегии Украины. Мол, большие международные организации приходят в упадок, а местами и вовсе парализованы из-за противоречий между ключевыми игроками. Потому, по его словам, "появилась необходимость в более узких альянсах единомышленников, готовых действовать".

"Мы больше не ждем, когда нас куда-то пригласят. Мы уже сегодня объединяем вокруг Украины ближайших партнеров и единомышленников для того, чтобы вместе решать вполне конкретные проблемы, которые стоят перед Украиной и регионом. Это противодействие российской агрессии против Украины и угрозам в Черном море, укрепление безопасности и обороноспособности нашего государства, интеграция Украины и Грузии в НАТО, а вместе с Молдовой – в ЕС", – уточнил министр.

Он также подчеркнул, что Украине нужна безопасность, уверенность и экономическое развитие уже сегодня, а не когда-то в будущем, когда мы вступим в ЕС и НАТО. Кулеба заявил, что региональные альянсы дают Украине принципиально новый уровень взаимодействия, перспективы военно-технического сотрудничества, создают экономические возможности, способствуют развитию инфраструктуры, человеческих контактов и тому подобное. В то же время глава МИД уверен, что они не заменяют, а ускоряют нашу интеграцию в ЕС и НАТО.

К примеру, Люблинский треугольник на примере взаимодействия Украины с Польшей и Литвой, по его мнению, демонстрирует другим союзникам, что мы уже являемся неотъемлемой частью европейского и евроатлантического пространства. В то же время такой альянс предлагает альтернативу "русскому миру" и для других. Так, Кулеба считает, что вхождение свободной, демократической и европейской Беларуси в этот союз было бы вполне естественным.

"Так же и Ассоциированное трио имеет четкую евроинтеграционную цель. Наш регион изменился. Восточное партнерство изменилось. ЕС больше не может относиться к Украине, Грузии и Молдове так же, как к Беларуси, Армении и Азербайджану. Поэтому мы говорим с Брюсселем втроем, как наиболее амбициозные и способные партнеры, которые целенаправленно идут к вступлению в ЕС и четко выбрали европейский путь. И поверьте, когда мы говорим втроем, нас гораздо лучше слышат", – добавил министр.

По его словам, Люблинский треугольник, Ассоциированное трио и Квадрига прямо не пересекаются, а единственное, что их объединяет – это Украина. Таким образом, наше государство становится "узлом" региона в сферах безопасности, политики и экономики. Хотя в то же время три этих малых альянса не исключают появления и других. "У нас есть идеи и некоторыми из них мы уже поделились с партнерами", – сказал глава МИД изданию.

Гибридная дипломатия

Вступление в Европейский Союз и НАТО позиционируется как стратегический курс для Украины – своего рода цивилизационный выбор. Однако в украинском политикуме не хватает конкретики по ряду вопросов: какое место мы займем в этих союзах, какие направления будем закрывать и какие вопросы хотим решить таким образом? В этой идее есть много о ценностях, но мало прагматичности, считает эксперт по международной политике "Украинского института будущего" Илия Куса.

По его словам, вступление в НАТО, например, не означает, что россияне автоматически выведут свои войска с оккупированных территорий Украины. Скорее наоборот, многие члены Альянса считают, что это станет "красной линией" для Кремля и может спровоцировать новый виток эскалации. Стоит добавить, что и само НАТО переживает кризис еще после падения своего главного врага – Советского Союза. И какой будет эта организация к тому моменту, когда Украина сможет занять в ней свое место, это большой вопрос.

"У нас сделали из евроатлантической интеграции критерий успешности Украины и это, конечно, ограничило наши амбиции на международной арене и сузило наш коридор возможностей. В то время как мир действительно меняется. На смену долгосрочным, коллективным, ориентированным на ценности альянсам, каким был НАТО, приходят ситуативные прагматичные союзы и коалиции по интересам. История с Францией и США показала, что Запад давно не един и это тоже нужно учитывать", – добавил эксперт.

Бывший министр иностранных дел Константин Грищенко считает, что малые альянсы не смогут полноценно заменить для Украины ЕС и НАТО. С другой стороны, это дополнительные платформы, через которые можно доносить международному сообществу наши позиции, в том числе по евроатлантической интеграции. Потому украинская дипломатия должна работать в обоих направлениях, уверен он.

"Такие союзы полезны для развития сотрудничества в конкретных специфических сферах, чтобы было больше взаимопонимания и не возникали проблемы с соседями, которые мы наблюдаем сегодня. Они полезны с многих точек зрения, но не дают ответа на вопросы нашей безопасности и эффективного вхождения в глобальную экономику. Работать над такими небольшими союзами нужно, это полезно, но преувеличивать их значение не стоит", – объяснил Грищенко.

Благодаря созданию малых альянсов с действующими членами ЕС и НАТО, в частности Польшей и Литвой, появляется больше возможностей влиять на позицию официального Брюсселя, сказал изданию исполнительный директор Совета внешней политики "Украинская призма" Геннадий Максак. Поляки и сами активно применяют такой подход, в том числе в рамках Вышеградской четверки, члены которой имеют сходные позиции по вопросам миграции, атомной энергетики и т.д.

"Но малые альянсы точно не в состоянии заменить большие, потому что НАТО – это единственная реальная архитектура безопасности, которая может нас защитить. Какие бы у нас ни были совместные батальоны с Польшей и Литвой, этого недостаточно", – отметил Максак.

По мнению директора Центра "Новая Европа" Алены Гетьманчук, ни в одном новом альянсе или союзе уже не удастся реализовать идею о коллективной обороне. Поэтому уверена она, НАТО и в далекой перспективе сохранит свою важность для европейской безопасности. Тем более, после Брекзита на членов ЕС приходится лишь 20% оборонных расходов НАТО, остальные обеспечивают США и другие не входящие в Евросоюз страны.

Тем не менее, отмечает Гетьманчук, альянсов наподобие AUKUS со временем будет становиться все больше, поскольку они позволяют оперативнее реагировать на внешние вызовы, чем союз на 20-30 участников.

"Такие объединения строятся не только вокруг какой-то светлой цели, но и вокруг какой-то угрозы в плане безопасности. В Индо-Тихоокеанском регионе – это Китай. В нашем регионе это Россия. Очень важно иметь позитивную повестку дня, совместные проекты и инициативы, но общая угроза способствует развитию таких объединений", – сказала Гетьманчук.

По ее словам, поскольку членство Украины и в ЕС, и в НАТО в короткой и даже средней перспективе находится под большим вопросом, то инициативы наподобие Люблинского треугольника позволяют нам интегрироваться "с бокового входа".

МИЛАН ЛЕЛИЧ, ВЛАДИСЛАВ КРАСИНСКИЙ

 

Источник:  РБК-Украина
 
Поделиться
Теги: ЕС, НАТО, альянс

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях