Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

После Авакова

16 июля 2021, 08:53 0
Поделиться

Должность министра внутренних дел Арсен Аваков сохранил и при президентстве Петра Порошенко, и во времена Владимира Зеленского, из-за чего его часто называли «вечным министром». Но ничего в мире вечного нет. 15 июля Верховная Рада уволила Авакова. За соответствующее решение проголосовал 291 народный депутат.

Вероятным преемником Авакова называют действующего председателя Комитета ВР по вопросам правоохранительной деятельности, депутата от «слуг народа» Дениса Монастырского, он согласился на соответствующее предложение Президента. Его кандидатуру на эту должность парламент будет рассматривать 16 июля.

О главных претензиях к персоне Авакова сказано уже очень много - за более чем 7 лет к МВД и его главе собралось много чего. Из памятного: дело Павла Шеремета, расстрел в Княжичах, дело Кирилла Тлявова, дело «рюкзаков», изнасилование в Кагарлыке, дело Екатерины Гандзюк, стрельба в Броварах... Впрочем, несмотря на множество публикаций на эту тему за последние двое суток - мы все же решили посмотреть на проблему под несколько иным ракурсом. В конце концов, замена одного министра на другого - это хоть еще и не гарантия изменений, влияющих на эффективность правоохранительной системы, но вполне уместный предлог их обсудить и спрогнозировать.

Итак, «доеформировать» МВД после отставки Арсена Авакова: что именно следует сделать?

В комментарии Укринформу правозащитница, председатель правления Центра Гражданских Свобод Александра Матвийчук подчеркнула, что нужно возобновить реформу полиции и вернуться к разработанной правозащитниками концепции преобразования унаследованного от советских времен, мягко говоря, не всегда оправданного имиджа «борца с преступностью» - в сервисную службу общества, эффективность которой измеряется, прежде всего, уровнем удовлетворенности населения работой полиции. А с этим - есть проблемы: по данным социологического опроса Фонда Деминициатив и Центра Разумкова, «скорее доверяют» МВД более 21% опрошенных, Нацполиции - почти 28%. - Ред.). Это откровенно мало. Чтобы исправить ситуацию "надо перевести такие принципы как деполитизация, демилитаризация, децентрализация, верховенство права и подотчетность граждан на язык законодательных актов и конкретных практических решений», - говорит эксперт.

«В этом ключе стоит упомянуть о Стратегии развития органов системы Министерства внутренних дел на период до 2020 года, которая, однако, не была выполнена даже наполовину. Ведь помимо создания патрульной полиции, провалившейся аттестации и нескольких реформ в сфере общественной безопасности - не так много уж и произошло», - утверждает юрист, эксперт Центра политико-правовых реформ Евгений Крапивин.

В этом документе, говорит эксперт, огромное количество очень дельных мер, реализовав которые, страна действительно получит не только Национальную полицию нового образца, но и все другие органы, входящие в систему МВД: Государственную пограничную службу, Государственную миграционную службу, ГСЧС и Нацгвардию . «В принципе, преемник Авакова уже имеет готовый указатель, что и как делать», - рассуждает Крапивин.

Это, говорят эксперты, если коротко и в целом. Что касается более конкретных шагов, то...

Прежде всего - на уровне министерства нужно разработать такую ​​систему управления, чтобы исключить зависимость руководства от политического влияния. Речь идет о «возможности утверждения кандидатур на руководящие должности в обход конкурсов, влиянии министерства на утверждение бюджета Нацполиции и другие такого рода вещи», - говорит Александра Матвийчук.

Кроме того, продолжает она, также важно дать больше самостоятельности территориальным подразделениям. В частности, в планировании текущей деятельности, принятии кадровых решений, распределении бюджета, обеспечить их большую ответственность перед местной громадой через модели community policing в сфере обеспечения общественного порядка.

Исполнительный директор правозащитной инициативы Михаил Каменев считает, что нужно обеспечить политическую нейтральность полиции, а также определенную свободу действий в плане кадровых назначений. «Глава Нацполиции не обязан всех своих заместителей и руководителей областных управлений согласовывать с министром. Потому что, по факту, это уже будут не совсем его люди, а люди того, кто сидит на Богомольца, 10 (по этому адресу в Киеве находится главный офис МВД Украины. - Авт.)».

Господин Каменев подчеркивает: «Надо разорвать эту схему и далее - глубоко работать с кадровыми вопросами. Проще говоря, следует ввести в Нацполиции обязательные конкурсы везде». Если сейчас конкурсы обязательны только на первое назначение в орган, то все дальнейшие продвижения по службе, все повышения основном зависят от того, кто и как «выслуживается» перед руководителем. «Нередко бывает так, что по службе продвигаются не самые лучшие, не профессионалы, а - более удобные для руководства. Это порочный круг. Потому что, когда люди идут вверх по карьерной лестнице именно по такой логике, то потом - по такой же логике подтягивают и других», - убеждает исполнительный директор правозащитной инициативы.

Второе - надо пересмотреть подходы к демилитаризация ведомства, а также решить судьбу и подчиненность военных подразделений, вроде, Нацгвардии, Госпогранслужбы.

«В развитых демократиях тоже существуют аналогичные подразделения, например, жандармерия во Франции. Но там эти подразделения специально не подчиняются министру внутренних дел, чтобы обеспечить систему сдержек и противовесов в стране», - рассказывает Матвийчук.

В свою очередь, Михаил Каменев обращает внимание на то, что с конституционной точки зрения с пограничниками и нацгвардейцами есть определенные проблемы. «Это - военнослужащие, которые, однако, подчиняются гражданскому министру, - отметил он. - Соответственно, нередко возникает ситуация, особенно в контексте Нацгвардии, когда на мирных собраниях общественный порядок обеспечивают фактически военнослужащие».

И это концептуально неправильно. Значит, нужно разграничить функции правоохранительные (фактически полицейские) и военные. Например, господин Каменев предлагает, чтобы с одной стороны были пограничные войска, которые будут заниматься охраной границы, а с другой - пограничная полиция, возможно, в структуре Нацполиции, которая будет заниматься пропусками, оформлением протоколов, штрафов, которая будет вести досудебное расследование. «Собственно, о последнем - пограничники нередко сетуют, что, мол, не имеют полномочий расследовать, когда что-то выявляют. Для этого им всегда нужно привлекать полицию. И с Нацгвардией то же самое. Поэтому, думаю, вопрос разграничения функций необходимо решить», - отметил эксперт.

Третье - пресловутую «палочную систему», когда эффективность работы определяется спущенными сверху показателями, сколько и каких преступлений нужно раскрыть за определенный период, нужно выбросить на помойку. «Ее должна заменить ориентированность полиции на обеспечение потребностей местных громад, у которых свои особенности в зависимости от региона. А также новая система критериев оценки, среди которых качество реагирования полиции на обращения от людей, активность полиции в решении потребностей общества, постоянство рабочих связей с местными организациями, прессой, самоуправлением и т.д.», - говорит Александра Матвийчук.

В контексте ориентированности полиции на нужды местных громад, ведущий эксперт Харьковского института социальных исследований Андрей Черноусов отметил: «По факту, в Украине завершилась реформа децентрализации, однако полиция как была централизованной, такой и осталась».

По его словам, полицейских офицеров громады вроде бы ввели, но они таковы только в объявлениях. В нормативных же документах - те же участковые. «Считаю, что надо разделить компетенции между национальной и муниципальной полицией. Первые пусть занимаются раскрытием тяжких преступлений, учетом и т.п., а вторые - местными делами, проступками, охраной общественного порядка, контролем дорожного движения...», - добавил г-н Черноусов.

Четвертое - нужно перестроить систему для эффективного предупреждения и реагирования на случаи пыток и жестокого обращения в полиции. «В частности, с тесным привлечением заявителя, совершенствованием системы внутреннего контроля, решением проблем с их фиксацией и т.д.», - отметила правозащитница.

Не менее актуален вопрос дисциплинарной ответственности и служебных расследований. Сейчас, говорит Михаил Каменев, это делается только «внутренне» или как любят говорить «в органах»: «Это наша кухня - сами и разберемся».

Исполнительный директор правозащитной инициативы напомнил, что когда в марте 2018 года Рада принимала закон №4670 о дисциплинарном уставе Нацполиции, то представители от общественного сектора сумели добиться, чтобы народные избранники внесли в документ такую ​​норму: в дисциплинарные комиссии могут также включаться представители общественности. Впрочем, со времени принятия упомянутого устава прошло уже три года, но, убеждает господин Каменев, представителей общественности еще ни разу не привлекали в состав дисциплинарных комиссий: «Безусловно, когда речь идет о расследовании о потерянном жетоне - здесь контроля общественности не нужно, но когда это такие резонансные дела, такие как убийство 5-летнего Кирилла Тлявова, пытки и изнасилования в Кагарлыке...»

И последнее - пятое - не надо забывать также и о мерах, направленных как на профессионализацию персонала, так и на защиту прав и социальные гарантии для самих полицейских, говорят эксперты. «Полицейский, который не может защитить свои права перед начальством, и стоит перед выбором: либо уволиться, либо выполнять незаконный приказ, никогда не сможет эффективно служить и защищать», - уверяет Александра Матвийчук.

«Что касается статуса полицейского... Преждевсего хочется вспомнить о премировании. Сегодня премия составляет большую часть зарплаты, а потому очень легко руководитель может влиять на самостоятельность подчиненного, заставлять выполнять какие-то незаконные вещи и т.п. Это необходимо исправить», - говорит Евгений Крапивин.

В то же время, эксперт ЦППР отметил, что тщательной проверки в полиции, такой как психологической готовности к работе - почти нет. «Учитывая особенности профессии - аж один психолог на весь округ... Случай с убийством 5-летнего Кирилла Тлявова показывает, что в «органах» нередко работают крайне неадекватные люди, - отметил господин Крапивин.

Наконец, что касается общественной безопасности... Несмотря на то, что патрульную полицию хвалят, говорит он, проблемы и там остался. «Одна из - патрульные работают с административными правонарушениями, но КУоАП - до сих пор в редакции от... 1984 года. Его давно пора изменить, переписать процедуры и согласовать их с другими законами. Да и не только Кодекс - нужно многое еще приводить в порядок, чтобы у полиции были полномочия, чтобы были механизмы должным образом работать. Потому что при не очень качественном и противоречивом регулировании полиция нередко вынуждена идти на нарушение, чтобы, например, хоть как-то справедливо содержать кого-то до суда», - говорит эксперт ЦППР.

«Как видим, речь не о точечных изменениях, а о новой философии работы полиции. И для ее внедрения необходимо комплексное видение, решительность во внедрении и человек с хребтом, который способен выдержать давление старой системы», - подытожила Александра Матвийчук.

Мирослав Лискович. Киев

Источник:  УКРИНФОРМ
 
Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Мы в соц.сетях