Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Экономика на weekend. Офшор — что это за фрукт и с чем его едят?

24 августа 2013, 11:00 2
Поделиться

Слово «офшор» надежно закрепилось в лексиконе украинцев. Что оно означает? Разобраться в этом поможет рубрика «Экономика на weekend»

«Ходили слухи, что два последних офшара, Ацтланский и Бразильский, обрушили не современным оружием, а силой колдовства. Про Ацтлан никто ничего толком не знал, потому что после убийства Маниту Антихриста эту землю считали проклятой. А про Бразильский офшар говорили, будто его повалил увитый цветами мальчик, которого привезли на колеснице из черепов ягуара — и сделал он это, играя на дудочке», — из книги Виктора Пелевина «S.N.U.F.F».

Слово «офшор» надежно закрепилось в лексиконе украинцев как понятие, связанное с определенными бизнес-ухищрениями. Не слышал этого слова разве что глухой, ведь СМИ только рады лишний раз помусолить эту тему, а госчиновники — списать на нее если не все, то по крайней мере половину бед отечественной экономики. Но все же что такое офшор?

Журналисты Inpress.ua решили выйти на улицы Киева и оценить осведомленность украинцев в этом таинственном вопросе.

Как оказалось, далеко не каждый украинец может похвастать обширными знаниями об офшорах. Большинство признают, что это слово им знакомо, однако объяснить его значение смогли только несколько человек.

Николай (60 лет, инженер телекоммуникаций): «С помощью офшоров бизнес выводит деньги из Украины. Я считаю, что поскольку такие махинации сильно подрывают отечественную экономику, этим вопросом необходимо серьезно заняться правоохранительным органам и службам нацбезопасности».

Владимир (41 год, медик): «Я понимаю офшоры как законное средство для махинаций с налогами, наши бизнесмены выводят деньги в компании, зарегистрированные в странах, где налоговых обязательств совсем нет или они являются минимальными. Это очень плохо, но не хочу считать чужие деньги. Главное, чтобы из офшорных счетов в итоге они возвращались в Украину в виде инвестиций».

Валерия (20 лет, студентка): «Офшоры — это территории, где бизнес имеет возможность отмывать деньги, так как там нет налогов. Это, конечно, очень плохо для отечественной экономики, страна несет убытки, но я думаю, что государство само виновато в оттоке капитала, потому что не создает необходимых условий для эффективной работы бизнеса в Украине».

Людмила (48 лет, воспитатель): «Я, конечно, этой темой не интересуюсь, это все очень для меня туманно, но знаю, что офшоры — это страны, где украинские олигархи прячут деньги от государства».

Жанна (27 лет, работник сферы IT): «Офшоры — это своеобразные зоны свободной торговли. Да, наш бюджет терпит значительные потери из-за таких схем, но лично для себя каких-либо негативных моментов в связи с этим я не вижу».

Теория махинаций

Сегодня ученые-экономисты не имеют единого мнения на этот счет. Чаще всего офшор определяют как зону (это может быть целое государство либо его определенная часть) с низким или нулевым налогообложением, где также отсутствуют строгие требования к ведению отчетности и аудита. Компании используют эту территорию для того, чтобы уклоняться от уплаты налогов в стране, где они реально ведут свой бизнес. Сам термин происходит от английского offshore, что дословно переводится как «зарубежный».

Сегодня через такие территории проходят громадные суммы. По данным СМИ, в таких зонах хранится около 60% всей твердой валюты мира. При этом приблизительно 40% всех финансовых операций в мире совершается именно через офшорные компании. По подсчетам гуманитарной организации Oxfam, объем средств, которые хранятся в офшорах, составляет минимум 18,5 трлн долл. Согласно данным Congressional Research Service, бюджет США из-за вывода прибыли корпораций за границу ежегодно недосчитывается минимум 90 млрд долларов. Цифры впечатляющие, поэтому недаром проект OffshoreLeaks, в рамках которого в прессе были опубликованы данные о владельцах около 120 тыс. офшорных фирм, вызвал чрезвычайно широкий резонанс среди общественности многих стран.

В поисках налогового рая

История этого вопроса уходит еще во времена античности, когда торговавшие с греческими полисами финикийцы, пытаясь избежать выплаты большого количества пошлин и сборов за торговлю на греческой земле, нашли себе пристанище на острове Деллос, который, по мнению историков экономики, можно называть первым офшором в истории.

В современном же виде первая низконалоговая зона сформировалась в Швейцарии после принятия в этой стране закона о полной конфиденциальности банковских счетов клиентов еще в 1934 году. Безналоговые офшорные территории впервые появились в странах Карибского региона — Доминиканской Республике, Барбадосе, Багамских островах и других.

Бермуды или Европа

В экономической литературе принято выделять две большие группы офшоров по принципу отсутствия/наличия определенных налоговых обязательств. В группу государств — классических офшоров, где не существует вообще никаких налогов и требований к бухотчетности и аудиту, относятся: Виргинские Британские острова, Панама, Остров Мэн, Бермуды, Барбадос, Коста-Рика и другие малоизвестные рядовому украинцу страны. Все, что требуется от владельца компании, зарегистрированной в перечисленных странах, это периодически вносить определенную плату за продление лицензии и, естественно, радоваться возможности сохранить существенную часть своей прибыли.

В то же время к зонам с минимальными налоговыми требованиями принято относить Великобританию, Австрию, Швейцарию, Нидерланды, Данию, Австралию, Кипр, Новую Зеландию и другие страны с более солидным уровнем развития, чем у государств первой группы. Здесь, в отличие от безналоговых офшоров, существуют определенные налоговые обязательства для бизнеса, а также конкретные требования к бухотчетности. По большому счету, по своей сути данные государства являются скорее не офшорами, а низконалоговыми зонами, что привлекает к себе более крупный бизнес, готовый пойти на выплату сравнительно небольших объемов налога.

Очевидно, что для развитых стран упрощение налоговой системы — это логичный этап развития экономики, естественно, что для Британии или Нидерландов выгодно стимулировать собственный бизнес и предотвратить вывод капитала из страны. В то же время для таких стран, как Бермуды или Сейшельские острова, офшорный бизнес является очень ощутимым элементом экономики. К примеру, на Кипре финансовый сектор обеспечивает 10% ВВП страны, что при отсутствии значительного реального производства является очень весомым вкладом. Однако недавний кризис на острове четко продемонстрировал всю опасность для общеевропейской экономики концентрации офшоров в одном месте, ведь только владельцы кипрских компаний из СНГ по разным оценкам потеряли от рецессии в стране от 3 до 6 млрд долл.

Украинский подход

Отечественный бизнес отнюдь не прочь воспользоваться всеми преимуществами офшоров. Примеров компаний с австрийской, нидерландской, кипрской или британской «пропиской», которые принадлежат богатейшим украинским олигархам, можно привести очень много. Однако само государство от этого на фоне процветающих предпринимателей только теряет огромные суммы денег.

Неудивительно, что Украина входит в десятку стран, которые активнее всего используют офшорные схемы для ведения бизнеса. При этом, по словам министра доходов и сборов Александра Клименко, на таких махинациях Украина теряет около 100 млрд грн в год, в то время как, по подсчетам Tax Justice Network, за все годы независимости из нашей страны в офшоры было выведено 167 млрд долл. Для сравнения, ВВП Украины в 2012 году составил 176,3 млн долл.

Что интересно, главным иностранным инвестором в отечественную экономику является Кипр — 30% всех иностранных инвестиций. Это означает, что, по сути, большинство выведенных из Украины средств возвращаются в нашу страну в виде инвестиций.

К слову, правовые отношения с этим государством у постсоветских стран стали налаживаться с 1982 года, после подписания Договора между СССР и Кипром об избежании двойного налогообложения. Неудивительно, что после распада Союза свежеиспеченные бизнесмены по большей части решили вывести свои капиталы именно в эту страну, а не, скажем, в Белиз или на Антильские острова.

Тем не менее в связи с недавно разразившимся кипрским кризисом украинский капитал всерьез занялся поиском новых офшорных направлений, среди которых выделяется тот же Белиз, о чем свидетельствует резкий рост товарооборота между этой страной и Украиной (в январе-мае 2013 года наши экономические отношения с Белизом укрепились на невероятных 130 тысячах процентов). Кроме того, из классических офшорных зон среди отечественного бизнеса наибольшей популярностью пользуются Сейшелы, Маршалловы острова и Панама. При этом отечественные бизнесмены в качестве зон со льготным налогообложением предпочитают Швейцарию, Великобританию и Нидерланды.

Тропа войны

Наше государство, следуя примеру многих европейских стран, также задекларировало серьезное противостояние с любителями налоговых гаваней. За последние два месяца власти приняли сразу два закона, фактически направленные на борьбу с офшорными махинациями бизнеса: ратификация нового соглашения с Кипром и закон о трансфертном ценообразовании.

Начало кампании по противостоянию утечки капитала в налоговые гавани свидетельствует о желании руководства страны вывести экономику и, соответственно, деньги из теневого сектора, однако этот процесс всячески тормозится крупным бизнесом, имеющим большое лобби в парламенте.

Как бороться с офшорами экономико-правовыми методами, на данном этапе пытаются понять все страны мира. В мае 2013 года, с целью консолидации усилий по борьбе с офшорным мошенничеством, была создана международная ассоциация в составе США, Италии, Германии, Франции, Испании, а также примкнувших позднее классических офшорных центров, таких как Ангилья, Бермудские острова, Британские Виргинские острова, Монтсеррат, Теркс и Кайкос, а также острова Мэн, Гернси, Джерси и Гибралтар. Все члены данного объединения приняли на себя обязательства по автоматическому обмену налоговой информацией.

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Останні новини

читать
Мы в соц.сетях