Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Казус циркулярной экономики

14 сентября 2021, 06:03 0
Поделиться

Циркулярная экономика наряду с блокчейном и интернетом вещей признана главной составляющей Индустрии 4.0, или Четвертой промышленной революции. Формула 3R — Reduce, Reuse, Recycle, то есть сократи (потребление), используй многократно, рециркулируй (отходы), отражает реалии планетарного экологического кризиса. Вместе с тем небольшая доля циркулярности, не более 9%, по расчетам экспертов, дает основания усомниться в правильности понимания сути самого явления и путей его развития.

Зачастую феномен рециклинга отходов неразличим на микроэкономическом уровне: предприятие А продает товар, коим есть отходы, предприятию В, но контрагент покупает не отходы, а сырье. Поэтому циркулярная экономика, если не вдаваться в частности, поддается распознаванию только с мезо- или макроэкономического уровня.

Расхожая фраза «деньги не пахнут» возникла в древние времена, когда император Веспасиан ввел налог на общественные туалеты. Но есть нюанс: налогообложению подлежали поступления от продажи урины дубильщикам кожи и портомоям (прачкам). Казна прирастала вовлечением отходов в промышленный цикл, и это служит подтверждением существования античной циркулярной экономики.

Научно установлено, что даже прибыль не стимулирует традиционные предприятия к устранению вредных для окружающей среды последствий деятельности. Циркулярность экономике придают промышленные экосистемы со своими, как в биологических аналогах, падальщиками и расщепителями отходов. Падальщики освобождают экосистему от мертвых тел, преобразуя большие органические материалы в мелкие частицы, а расщепители уже на молекулярном уровне возвращают питательные вещества в экосистему.

В примере из античности функции падальщиков приняли на себя общественные туалеты, а расщепителей — дубильщики кожи, прачки и пр. Во времена позднего СССР, запомнившиеся столь популярными в народе «макулатурными изданиями» (20 кг макулатуры в обмен на талон, дающий право на покупку книги), падальщиками выступили пункты сбора макулатуры, расщепителями — издательства.

Недооценка роли падальщиков и расщепителей в организации рециклинга, недопонимание сущности циркулярной экономики, ее сопряженности с промышленными экосистемами видны по шахтерским регионам. На фоне экономического упадка, обусловленного деинтенсификацией угледобычи, в хвостохранилищах обогатительных фабрик только на подконтрольной правительству Украины территории Донецкой области находится более 30 млн тонн отходов обогащения. Разработка этих техногенных месторождений высокозольного угля, как показывает практика фирмы Хёльтер, действовавшей в Германии на протяжении 1990-х годов, экономически эффективна, потому что «угольный шлам — это не проблема, а сырье». Есть и успешный отечественный опыт, приуроченный к тому же периоду. Концерн «Радон» на обогатительной фабрике «Калининская» с использованием отходов обогащения готовил шихту для коксохимии.

Рециклинг не исчерпывается отходами обогащения, — сырьем могут быть шахтные воды, отвальные породные массы и т.д. В Германии находится в стадии реализации проект по преобразованию выведенной в 2018 году из эксплуатации угольной шахты «Проспер-Ханиэль» в гидроаккумулирующую электростанцию: отработанные подземные выработки — тоже вид отходов добычи ископаемого. Во время дефицита ресурсов в энергосистеме поток воды с поверхности направляют в подземные выработки, чтобы вращать турбину, соединенную с генератором, вырабатывающим электроэнергию, а в период профицита ресурсов в энергосистеме воду насосами возвращают на поверхность. Преобразование шахт в пиковые электростанции — способ решения не только энергетических, экономических, но и социальных проблем. Премьер-министр федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия Ханнелоре Крафт считает: «Примеру «Проспер-Ханиэль» могут последовать и другие шахты, ведь государство нуждается в большем количестве хранилищ энергии…».

Утилизация и декомпозиция отходов — залог устойчивости и рыночной живучести промышленных экосистем на локальном, региональном, национальном, а то и на наднациональном уровне. Технологическая обеспеченность экосистем задает уровень их наукоемкости и сложности.

Что же нужно сделать для появления в старопромышленных регионах индустриальных экосистем с падальщиками и расщепителями, обеспечивающими расцвет циркулярной экономики?

Прежде всего воспользоваться правилом Альберта Эйнштейна и взяться за решение проблем с более высокого уровня, ибо на уровне возникновения системные проблемы неразрешимы. Сложно строить циркулярную экономику в рамках существующих предприятий и производственных комплексов, — нужны ресурсы хозяйствования мезо- (регион) и/или макроэкономического уровня.

В старопромышленных шахтерских регионах наибольшими инициаторами развития циркулярной экономики могут стать местные громады: им по силам выступить учредителями предприятий-падальщиков и предприятий-расщепителей. Задача же государства — формировать институциональную среду рециклинга, обеспечивать доступ этих предприятий к накопленным в регионе отходам с целью их утилизации. А то и непосредственно участвовать в циркулярном хозяйствовании, как это принято в Канаде.

Так, государственное предприятие The Durham York Energy Centre (DYEC) в регионах Дюрэм и Йорк провинции Онтарио занято переработкой в электроэнергию мусорных отходов: 10 тысяч домохозяйств в течение года удовлетворяют свои энергетические потребности за счет рециклинга 140 тыс. тонн отходов. В активе DYEC к тому же 36 млн утилизированных за год алюминиевых консервных банок и 3 тыс. сданных на металлолом автомобилей.

Кстати, о консервных банках. Проигравшая во Второй мировой войне Япония, которой и производить-то разрешено было считанные виды товаров, как на дрожжах поднялась на отходах снабжения американских оккупационных войск — изготовленных из консервных банок недорогих игрушках. Они так и назывались — «бурики» (жесть), а с обратной стороны незатейливых вещичек, если покопаться, можно было найти фирменные принты Hunt's или Dole. Сборщики выброшенных американцами консервных банок и надомники, изготавливающие простенькие жестяные детальки, собираемые на маленьких фабричках в игрушки, — падальщики и расщепители, ставшие казусом циркулярной экономики Японии той поры. Умелые и находчивые японцы быстро стали главными поставщиками игрушек в США, имея на дешевом сырье (отходы-с) и дешевой рабочей силе огромные прибыли. Настоящий «бурики», жестяную модельку американского бомбардировщика В-29, за 70 долл. и сегодня можно приобрести в интернет-магазине как напоминание о ставшем явью японском экономическом чуде.

Если принципы 3R соблюдены, то экономика становится замкнутой, люди зажиточными, а окружающая среда — чистой. 

Даниил Череватский
Кандидат технических наук, заведующий отделом проблем перспективного развития ТЭК Института экономики промышленности НАН Украины

Мирослава Солдак
кандидат экономических наук, ученый секретарь Института экономики промышленности НАН Украины

Роман Смирнов
профессор департамента математики и статистики Университета Далхаузи (Канада)

Источник:  Зеркало недели
 
Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях