Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Наши продукты — что мы едим на самом деле

24 сентября 2013, 14:00 10904 1
Поделиться

Мы — то, что мы едим. Проверенные жизнью простые истины. Наверное, именно поэтому становится не по себе, когда читаешь состав продукта, который только что с аппетитом съел. А еще хуже — когда узнал, что тебя обманули. Умолчали, что на самом деле в той сосиске не было и четверти мяса. В молоке — не было белка, главного компонента, а значит, самого молока, в сыре — сыра, в соке — сока. Зато вместе с пирожным ты проглотил запрещенные «Е-шки» или кишечную палочку. За твои же деньги. Без всякой задней мысли уверенно оставленные в супермаркете.

Что едим сами

Проведенные специалистами в прошлом году исследования показали, что большая часть нашей так называемой сырной продукции, к примеру, содержит растительные жиры, то есть пальмовое масло, запрещенное во многих странах ЕС. Процесс прост. Вначале из цельного молока производители выделяют дорогостоящий белок казеин, использующийся в производстве «спортивных» биодобавок и промышленности.

Затем в этот молочный напиток (ведь это уже не молоко) домешивают растительную эмульсию, дешевое пальмовое масло, что и создает жирность продукта. В эту смесь в дальнейшем добавляют консерванты, красители, антибиотики и производят массу под названием «сыр». Понятно, что такую продукцию Украина не может продавать за рубеж. Посему ест ее сама.

А еще она ест сардельки, сделанные... из рогов и копыт. Согласно исследованиям специалистов НИИ экогигиены и токсикологии им. Медведя, мяса в составе отечественных сосисок — в среднем 22%. Остальное — соя и эмульсия. Последняя, как оказалось, и стала основой вареных колбас, сарделек и сосисок. Это перемолотые и уваренные до состояния серой каши шкура, кости, субпродукты, отходы мясопроизводства.

«Все это смешивается, подкрашивается, приправляется и ароматизируется, — на условиях анонимности признается технолог по производству одного из известных мясокомбинатов. — Из одной коровы (весом брутто 500 кг) у нас получается около 700-800 кг сосисок».

Понятно, что производят их не придерживаясь никаких стандартов. За границу такое тоже не везут. Зато везут нам.

«Мы в Европе напоминаем одну их самых глубоких помойных ям. В Украину можно ввезти и продать все что угодно, в любых санитарных условиях за пределами торговых площадей — и мы это покупаем, потому как верим, что „этот персик“ (в мае!) приехал из Крыма или из частного сада ближних окрестностей», — возмущается Александр Ладыгин, председатель совета ВОО «Якість життя».

А может, на самом деле, лучше не знать? Чтоб не расстраиваться. «Но если разобраться, то стоит отличать вопросы безопасности и качества продуктов питания, — считает Дмитрий Луценко, эксперт проекта „Содействие взаимной торговле путем устранения технических барьеров между Украиной и ЕС“. — Первое — главное, и об этом должно заботиться государство. Качество же зависит, помимо прочего, от толщины кошелька потребителя. На здоровье оно особо не влияет».

То есть колбаса, сделанная из мяса, будет, понятно, стоить дороже колбасы соевой. Но соей отравиться сложно. Поэтому в нашей бедной стране стандарты качества вводить бессмысленно, считает эксперт, — еда станет непозволительной роскошью для большинства населения.

А вот информировать потребителя о том, что он покупает — мясо или сою, сыр или пальмовое масло — нужно. За дезинформацию — фальсификацию состава — производителя жестко наказывать. А фирмы по типу «рога и копыта» — вообще, наверное, закрывать.

Чем кормим других?

Так, по крайней мере, делают в Европе. Куда, кстати, стремится попасть со своей колбасой и сыром наш производитель. Ан нет. Европейцам такое потреблять нельзя, считают специалисты Еврокомиссии по здравоохранению и защите прав потребителей (SANCO), обнародуя время от времени весьма интересные результаты проверки украинских предприятий.

Их комиссары перманентно бракуют наши продукты с опасными бактериями и антибиотиками и запрещают поставлять на свои рынки. В итоге желающим кормить граждан ЕС приходится пересматривать свои схемы производства продукции, все переделывать и доказывать: дескать, она теперь безопасная. Только тогда ему позволяют выложить свой товар на европейский прилавок. С краю для начала. Потому как не все так просто.

«Экспортируемую продукцию делят на обработанную и необработанную (продовольственное сырье — зерно, молоко, мясо), — поясняет Дмитрий Луценко. — Первая категория нашего экспорта, как ни странно, достигла неплохого качества. Отечественный производитель сегодня уверен в своих силах и готов бороться за рынок Европы. А нашему сырью пробиться туда сложно.

Дело в том, что на Западе действует так называемая общеевропейская сельхозполитика, призванная защищать свой рынок. Критикуемая, правда, в мире, однако имеющая веские основания. Сельским хозяйством там занимается небольшое количество населения, но эффективно настолько, что рынок страдает от перепроизводства. Поэтому квоты относительно импорта сырья стали частью упомянутой политики ЕС. В итоге Украина (как страна-крупный экспортер зерна, например) вписывается в эти схемы с переменным успехом».

Ясно, с сырьем надо подождать. Определенных международных политических и экономических решений. А вот перерабатывающие предприятия, которые следуют пусть старым, но определенным стандартам (или новым, но отдельно разработанным техническим условиям), могут не стесняясь предлагать свои продукты западному рынку.

Ведь большинство требований бывшего СССР гораздо выше, чем современные европейские, считают эксперты. «Продукты, которые поступают к нам на испытания, в подавляющем большинстве соответствуют гармонизированному законодательству стран-членов ЕС, — констатирует Владимир Гинглятт, директор восточного департамента Международного центра сертификации качества ICQC UK. — Проблема не в соответствии, а в том, что достаточно часто украинские производители пассивны в поиске партнеров в ЕС. В то же время они по объему испытаний опережают (в наших структурах) и Россию, и другие страны СНГ».

Оказывается, можем, если хотим. Несмотря на отмену в стране, согласно договоренностям с ВТО, обязательной сертификации пищевой продукции. Те, кто хочет быть конкурентными на западном рынке и предлагать ему продукты с современной (не только советской) рецептурой, понимают, что их товары должны быть сертифицированы Европой.

Ибо ей не нравится товар под названием «неизвестно что из непонятно чего». «Согласно Конвенции об обязательной европейской сертификации продукции, ни один товар, экспортируемый в зону ЕС, не пересечет ее границ, пока не будет сертифицирован. Поскольку такой продукт может нести угрозу ее прямым и потенциальным потребителям», — объясняет Павел Макар, эксперт ICQC UK.

Что едят они

«Вхождение в зону глубокой торговли с Европой означает гармонизацию украинских стандартов производства с нормами ЕС, то есть мы должны постепенно переходить к его требованиям и стандартам, — рассказывает Дмитрий Луценко. — Это станет преимуществом для нас в любом случае, поскольку европейские нормы конкурентоспособны на мировом рынке».

Какие это нормы и что будут означать для отечественного производителя? В директивах ЕС сформулированы общие требования к безопасности продукции. Под них расписаны гармонизированные стандарты Презумпции соответствия продуктов требованиям безопасности. Производитель, применяющий ее, априори заявляет о соответствии данным нормам.

Хоть и не обязан их применять. Стандарты в Европе — элемент добровольный. Если на продукцию, произведенную по старым нормам, есть спрос, ее можно продолжать выпускать. До тех пор, пока он существует внутри страны и/или на каких-либо внешних рынках, но не в ЕС. Там она не только будет неконкурентоспособной, а вообще туда не попадет, поскольку априори считается небезопасной.

«В нормах ЕС заложен принцип прослеживаемости производства каждого конкретного продукта — возможности найти и искоренить возникшую проблему, если она привела к его недостатку — начиная от заготовки сырья и заканчивая последней стадией обработки, — разъясняет Дмитрий Луценко. — Поэтому европейские продовольственные предприятия внедряют международную систему ХАССП (Hazard Analysis and Critical Control Points, НАССР), которая обеспечивает контроль продукции на всех этапах и в любой точке процесса заготовки, производства, хранения и реализации, где могут возникнуть опасные ситуации.

Она предназначена для уменьшения биологических (микробиологических), химических, физических и других рисков загрязнения, вызванных возможными проблемами с безопасностью продукции».

Для внедрения системы ХАССП производители обязаны не только исследовать собственный продукт и методы производства, но и применять ее к поставщикам сырья, вспомогательным материалам и системе торговли.

Интересно, что разработана данная концепция еще в 60-х годах прошлого века в американском ведомстве НАСА, а основной ее задачей было создание безопасной пищи для астронавтов.

Но стоит опуститься на украинскую грешную землю. «В Кабмине зарегистрирована новая редакция Закона „О безопасности и качестве пищевых продуктов“, предусматривающего назначение единого контролирующего органа (на предмет бытового и административного контроля) — Госветфитослужбы, отслеживающего всю цепочку производства продукта — от фермы и поля до потребителя», — продолжает Луценко.

«Постепенно внедряются стандарты, разрабатываются регламенты и санитарные мероприятия на основании системы ХАССП (под наблюдением Минздрава) на основных перерабатывающих предприятиях. Возникла, правда, проблема с построением системы контроля безопасности заготовки молока и мяса. Поскольку кооперация в частных фермерских хозяйствах пока не совсем прозрачная», — добавил он.

Едим вместе

Видимо, поэтому правительство собирается внести также ключевые изменения во все технические регламенты производства продуктов. Добровольное использование бизнесом национальных стандартов, идентичных европейским, будет признаваться доказательством соответствия товаров техническим регламентам ЕС.

И если предлагаемый Минэкономразвития проект соответствующего постановления будет принят, то украинские предприниматели смогут выпускать товары по национальному стандарту (который в точности будет повторять европейский) и продавать свою продукцию в ЕС без прохождения дополнительных согласований. Правда, есть одно «но».

Сотрудник Международного центра сертификации Павел Макар в это не верит: «Хорошо, постановление приняли. Дальше что? Пусть хоть сто раз напишут, что наши продукты должны соответствовать нормам ЕС. А кто будет их проверять, если согласно Конвенции ЕС об обязательной сертификации импортируемых продуктов соответствующие лаборатории должны находиться в еврозоне?

Все равно эта продукция будет сертифицироваться в организациях, подобных нашей. И другого не будет. Ведь лаборатории тоже должны быть сертифицированы. Даже если Украина вступит в ассоциацию, она не сможет сертифицировать свои лаборатории согласно евростандартам — только получлен ЕС имеет такое право. Поэтому тема сертификации украинских продуктов на территории ЕС будет актуальна еще лет 15-20».

Да, действительно Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС не влечет за собой автоматического признания результатов работ по оценке соответствия товаров нормам ЕС, но в самом документе предусмотрен механизм того, как это должно быть сделано (на примере промышленных товаров).

По мнению Дмитрия Луценко, после приведения законодательства, стандартов и институтов (в том числе лабораторий) в соответствие с требованиями ЕС, выход украинских товаров на европейский рынок будет осуществляться на тех же принципах, что и с государствами-членами. Это означает, что Украина получит право назначать свои органы по оценке, результаты которых будут признаваться в ЕС.

Такой механизм признания уже работает с Норвегией, Исландией, Швейцарией, Турцией, которые не являются членами ЕС. Как воспользуется власть этим механизмом в отношении продовольственных товаров — другой вопрос.

«Более того, — добавляет эксперт, — Европа предоставляет финансовую поддержку Украине на подготовку украинских органов к соответствию европейским требованиям. Согласно отдельному договору между ЕС и Украиной, в наш бюджет должно быть перечислено 39 млн евро, в том числе на закупку оборудования для модернизации лабораторий.

Первый транш, 12 млн, с определенным планом освоения, был перечислен в конце 2010 года. К сожалению, начали осваивать средства только сейчас (объявлен тендер на закупку оборудования). Поэтому, в частности, следующий транш будет урезан. Далее дело за Украиной и выполнением ею своих обязательств».

То есть за нами — каждым отдельным производителем «хлеба насущного», чиновником, регулирующим и контролирующим продовольственную безопасность и качество, и потребителем, делающим выбор в пользу своего здоровья.

Поделиться

Комментарии

1
isaak.vusihis 22.11.2013, 08:49

"Коли залишиться 15 міл. украінців будем жити добре" А пока кушайте ГМО и всякое дерьмо и ждите светлого будущего. Вам не нравилась колбаса по 2, 2 руб., в которой было 75% мяса, а не сурогата, кушайте дерьмо- деликатес.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях