Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Украина и мир - мифология Третьей мировой

1 сентября 2013, 10:00 7
Поделиться

Отмечая очередной печальный юбилей – 74 годовщину начала Второй Мировой, не стоит забывать о том, что на смену ей пришло новое, не менее опасное противостояние…

Согласно историческому календарю, Вторая Мировая война длилась целых шесть лет – с 1 сентября 1939-го по 2 сентября 1945 года. Однако практически сразу после капитуляции Японии началась непримиримая информационная война, которую можно назвать Третьей Мировой. Ее боевые действия разворачиваются на страницах газет, популярных книг и школьных учебников.

Приказы генералов от информации искусно маскируются под новое прочтение истории и стремление к идеальному миру. Они внедряются с экранов миллионов телевизоров и ноутбуков. Доносятся до нас из хрипящих в пробках автомагнитол. В массовом сознании конструируется виртуальный фантом.

Одна из целей его создателей – кардинально изменить представление о подлинных реалиях события поистине планетарного масштаба – Второй мировой войны. Их многолетними усилиями формируется новая социальная реальность, покоящаяся на искусственно созданных мифах, которые стремятся использовать для создания стереотипов поведения.

Миф первый

Вторая мировая началась из-за пакта Молотова-Риббентропа

Сегодня расхожим становится утверждение о том, что именно заключение Договора о ненападении между СССР и Германией в августе 1939-го, известного как пакт Молотова-Риббентропа, стало причиной трагических событий, берущих начало 1 сентября того же года.

Действительно, при вторжении в Польшу наличие такого соглашения избавляло руководство III Рейха от неприятных сюрпризов со стороны СССР. А для Советского Союза превращало в реальность возможность расширить территорию за счет Бессарабии, Восточной Польши (Западной Украины и Белоруссии) и Прибалтики.

Чтобы составить собственное представление о тех событиях стоит поискать образцы достойные подражания, на фоне которых сей позорный акт, очевидно, будет выглядеть еще неприглядней.

Взять к примеру, «Договор четырех». Малоизвестный сегодня «пакт согласия и сотрудничества», заключенный в 1933 г. Англией, Францией, Италией и Германией, предполагал «проведение политики сотрудничества четырех держав во всех европейских и внеевропейских вопросах, в т. ч. и колониальных, а также воздействие участников пакта на другие европейские страны».

Считается, что именно он вынудил оставшуюся в одиночестве Варшаву в 1935 г. заключить договор о ненападении с III-им Рейхом, который еще почему-то называют пактом Пилсудского-Гитлера. В соответствии с ним II-ой Речи Посполитой была обещана часть Чехословакии. Немцы не обманули, не смотря на то, что ранее, в 1921 г., польские войска захватили значительную часть Верхней Силезии, с ХVII в. управлявшуюся германскими монархами.

В 1938 г. у Франции с Германией случилась небезынтересная совместная декларация. Предыстория ее появления такова. После Мюнхенского договора правительство Третьей республики продолжило политику сближения с Германией. И в октябре тридцать восьмого французский посол в Берлине предложил рассмотреть вопрос о заключении двустороннего пакта о ненападении, соглашений о консультациях и по финансовым вопросам.

Однако Берлин не желал связывать себя с Парижем подобного рода обязательствами. Стороны договорились лишь о подписании декларации, близкой по своему содержаниюангло-германской, уже вступившей в силу в сентябре того же года.

А чего стоит иногда именуемый сговором Мюнхенский договор, лишивший независимости Чехию по воле премьер-министров Великобритании, Франции, Италии и немецкого рейхсканцлера? Не он ли стал одной из причин появления пакта Молотова-Риббентропа?

Миф второй

Советы – только вперед!

Сегодня много говорится о сугубо захватническом характере военно-политической доктрины СССР 1930-х годов. Видимо, разработка наступательных планов является показателем антигуманности правящих режимов.

Тогда становится непонятным, почему тогда же полководцы миролюбивой Финляндии не ограничивались вариантами оборонительных действий. Зачем они планировали наступление в Карелии с опорой на линию Маннергейма?

И маршал Рыдз-Смиглы готовился не только защищать территорию Польши, но и атаковать немецкую группировку в Восточной Пруссии.

Небезинтересны и англо-французские планы бомбардировки Бакинских нефтепромыслов. Обычно их датируют 1940 г. Мотивация вполне ясна – не позволить в дальнейшем снабжать горючим войска Гитлера, сражающиеся против союзников в Европе.

Однако посол США во Франции уже в октябре 1939-го сообщал в Вашингтон о том, что «в Париже обсуждается возможность бомбардировки и разрушения Баку». Хотя в это самое время англичане и французы еще играли с немцами в занимательную игру под названием «странная (сидячая) война».

Еще один излюбленный довод системных критиков «неправильного» участника антигитлеровской коалиции базируется на обличении РККА как армии, готовившейся к исключительно наступательным действиям.

В таком случае совсем странным выглядит наличие в полевом уставе 1939 г., регламентирующем деятельность Красной армии, десятая глава с лаконичным названием – оборона. В ней рассказывается о действиях зимой, в особых условиях, совместно с ВМФ и т.д.

Миф третий

Советы всю войну задавливали немцев массами танков и топили в солдатской крови

К июню 1941-го более 80% немецких военнослужащих имели боевой опыт. Пехота действовала слаженно и решительно. Чувство локтя товарища, дополнялось выверенным взаимодействием с ВВС, артиллерией и танками, представители которых, следовали в наступающих порядках на оборудованных мощными рациями бронетранспортерах.

Война моторов

Вся боевая техника, пехота и артиллерия механизированных и танковых соединений Германии могла передвигаться со средней скоростью 30 км/ч.

У советских Т-34 этот показатель составлял порядка 40 км/ч, КВ – 30 км/ч, т-26 – 20 км/ч, советских артиллерийских тракторов – 5 км/ч. Из штатного количества грузовиков и тракторов порядка 50% должны были поступить по мобилизации из народного хозяйства. Мобилизация не удалась.

В немецкой армии образца 1941 г. было более 500 000 автомобилей. В
РККА – 272 000 машин всех типов. В том же году автопроизводство в Германии составило – 333 000, в оккупированных ею странах – 268 000, у союзников рейха – 75 000 единиц.

Броня крепка и танки наши быстры

Формирующаяся в последние годы традиция требует, чтобы слова этой песни трактовались так: огромные массы советских танков и полчища солдат в приграничных округах не смогли в 1941-м противостоять небольшой, но хорошо обученной немецкой армии, с ее чуть более тремя тысячами легких танков.

Определенное представление о реальном соотношении сил дает следующая таблица:

Выходит, что при рациональном расположении германских и союзных им войск, на участках прорыва вполне реально было создать «классический» перевес 3:1 в пользу атакующих в живой силе и артиллерии. Что, собственно, и было продемонстрировано 3 группами армий вторжения, включавшими в себя большинство танковых и механизированных дивизий вермахта.

Обычно критики РККА фокусируют внимание не только на ее общем превосходстве в танках. Их печалит наличие у Советского Союза средних (Т-34) и тяжелых (КВ) машин, напрочь отсутствующих у Германии со товарищи.

Из июньского доклада начальника Главного управления автобронетанковых войск Главному военному совету Красной армии можно узнать, что СССР, в самом деле, располагал тогда 969 Т-34 и 545 КВ. К тяжелым обычно добавляют и 59 многобашенных Т-35 (большая часть из них активного участия в сражениях не принимала и была оставлена экипажами в результате поломок и отсутствия горючего). Всего 1573 танка.

В свою очередь упускается из виду, что вермахтом у французов и англичан был захвачен 161 тяжелый танк и более 300 средних. Удивляет и кокетливое причисление к легким вполне сопоставимых по боевому применению с т-34 немецких танков Pz. III и IV (соответственно 1573 и 609 штук). Видимо, делается намек на лишние 600 кило «тридцатьчетверки» по сравнению с «четверкой». Забывают и о 447 штурмовых орудиях, обладавших мощной лобовой броней и вполне приличной 75 мм пушкой.

Итого, 3100 против 1573.

Блицкриг наоборот

Ровно через три года после гитлеровского нападения 22.06.44 началась операция «Багратион». За 2 месяца боев 1 200 000 бойцов РККА против закаленных в боях и не застигнутых врасплох 850-900 000 немцев была полностью разгромлена группа армий «Центр», освобождена Белоруссия, восточная Польша и часть Прибалтики.

С этого момента «синдром советского блицкрига» стал хроническим заболеванием вермахта, а в августе 1945-го поразил миллионную Квантунскую армию Японии, избавив США от необходимости в спешном порядке изготавливать новые атомные бомбы для очередных Хиросимы и Нагасаки.

Миф четвертый

Без помощи западных союзников СССР был обречен на поражение

Нисколько не умаляя мужество британских солдат, сражавшихся в Северной Африке, все же сложно серьезно относиться к откровениям их нынешних соотечественников, ставящих на один уровень битвы при Аламейне и Тобруке со Сталинградской и Курской.

Об интенсивности боевых действий на обоих театрах войны весьма красноречиво свидетельствует распределение немецких войск в кризисное для Антигитлеровской коалиции лето 1942 г. На Восточном фронте действовало 76,3% сухопутных сил III Рейха. В странах Магриба находилось 1,2% подразделений. Остальные 22,5% дислоцировались в оккупированных европейских странах.

Ожидавшаяся три года высадка западных союзников в Нормандии завершилась в августе 1944-го, когда советские войска уже приближались к границам самой Германии.

Действия англо-американской стратегической авиации, преподносимые как акт возмездия за разрушение английского Ковентри, и якобы вызвавшие коллапс немецкой военной промышленности, на самом деле не оказали серьезного влияния на планы Гитлера. Зато были уничтожены сотни тысяч мирных граждан и разрушены несколько крупных немецких городов.

Весьма серьезным подспорьем для СССР оказался ленд-лиз. Благодаря ему, как показано в таблице, покрывалось до 10% нужд РККА.

В результате тысячи советских бойцов вместо работы на оборонных заводах моли быть направлены на фронт. Так, совместными усилиями приближалась общая Победа. А если бы еще основная часть поставок (более 70%) приходилась не на 1943-1945 годы, а на начало Великой отечественной войны?

Отдавая должное зарубежной помощи, следует отметить, что поставляемая США боевая техника часто уступала по своим характеристикам советским и германским аналогам той поры. Возможно из-за того, что ее наиболее совершенные образцы не направлялись в СССР. Как, например, танки «Шерман Файрфлай» или стратегические бомбардировщики Б-17, Б-24, Б-29, последних, кстати, было выпущено порядка 35 000.

Выстрелы в прошлое убивают будущее

Перекрашивание истории в угоду политике превращает ее в миф.
Миф живет по своим законам, трансформируя белое в черное.
Вчерашние герои становятся сегодняшними злодеями и наоборот.

Несколько подобных переворотов в массовом сознании - и из людей могут получиться зомбированные биологические объекты. У подобных зомби напрочь атрофирована национальная память и до уровня инстинктов доведена готовность по первому свистку бежать в любые дали, светлые и не очень.

Как показывает опыт ХХ-го века, выйти из такого состояния крайне сложно.

Поэтому сегодня нужно помнить и гордиться подвигом миллионов украинцев, сохранивших в годы Второй мировой войны свою землю, освободивших Киев, Харьков, Львов, Одессу, другие города и страны.

Не стоит отдавать свои победы в чужие руки, получая взамен истории о безликом пушечном мясе и закамуфлированные под суперобъективность призывы считать себя людьми второго сорта...

 

 

 

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях