Independent press          Свободная пресса          Вільна преса
«Мужчине с фотоапаратом всегда легче раздеть женщину» - Роман  Пятковка
Фото Андрея Лобанова, фотокорреспондента, Inpress.ua

«Мужчине с фотоапаратом всегда легче раздеть женщину» - Роман Пятковка

31 мая 2013, 13:02 2
Поделиться

Информационно-аналитический портал Inpress.ua продолжает работу своей онлайн-студии «Inpress-клуб». В прямом эфире без купюр и монтажа читатели нашего портала смогут стать наблюдателями и участниками интересных бесед, острых дискуссий, обстоятельных интервью. Гостями «Inpress-клуба» станут лидеры общественного мнения, популярные ньюсмейкеры, любимцы публики, признанные авторитеты и другие интересные люди, чье мнение интересно широкой аудитории.

Напомним, что 21 мая в «Inpress-клубе» вы встречались с политологом, советником четырех президентов Украины Дмитрием ВЫДРИНЫМ на тему: «Почему не встала Украина? Проблемы и перспективы оппозиционных проектов».

В четверг, 30 мая, в онлайн-студии «Inpress-клуб» состоялось интервью в прямом эфире с известным украинским фото-художником, обладателем звания «Концептуальный фотограф года», победителем конкурса Sony World Photography Awards 2013, куратором ежегодного проекта «Украинская фотография во Франции», координатором творческого объединения Украинская Фотографическая Альтернатива», членом Национального союза фотохудожников Украины со дня его основания Романом Пятковкой.

Тема разговора — «Имидж Украины. Могут ли талантливые украинцы поднять реноме своей родины в мире?»

Беседовала с Романом Иосифовичем ведущая Онлайн-студии «Inpress-клуб» Елена Райман, журналисты информационно-аналитического портала Inpress.ua, а также ВСЕ наши читатели.

Ведущая: – Ну что, Роман, начнем с нашего традиционного блиц-опроса. Продолжите предложение. ТАЛАНТ – ЭТО….

Роман Пятковка: – От Бога.

Ведущиая: – В какой стране Вы хотели бы жить?

Роман Пятковка: – В Украине.

Ведущая: – Назовите три слова, с которыми за рубежом ассоциируется Украина.

Роман Пятковка: – Кличко, Шевченко, сало.

Ведущая: – Sony World Photography Awards 2013 – самая известная фотопремия в мире, о которой, к сожалению, в Украине знают немногие. Расскажите, пожалуйста, более подробно про Sony World Photography Awards. Как прошла церемония награждения? Насколько я знаю, в различных номинация было представлено более ста тысяч работ со всего мира?

Роман Пятковка: – В общем-то это очень серьезное мероприятие, которое, к сожалению, не очень хорошо было известно на Украине. тем не менее, 4 или 5 авторов номинировалось, то есть подавали свои заявки, причем трое из них вошли в шорт-лист.

Полагаю, что после успеха этого года, после многочисленных интервью, которые я даю, гораздо больше украинских фотохудожников постараются представить свои работы на этот конкурс. И я надеюсь, что кто-нибудь из наших соотечественников в очередной раз станет победителем, потому что украинская фотография набирает все большую силу.

Ведущая: – Если не ошибаюсь, номинировано было более 100 тысяч работ?

Роман Пятковка: – 170 тысяч авторов подали заявки на номинацию, то есть рассматривалось 170 тысяч проектов.

Ведущая: – И это уже не первая победа харьковского фотохудожника такого уровня?

Роман Пятковка: – Мой учитель Борис Михайлов получил самую высокую премию в области фотографии Хассельблада, это действительно как Нобелевская премия за фотографию. Борис Михайлов много получал премий. К сожалению, в нашей стране его не знают так сильно и глобально, как знают его в Европе и в Америке.

Ведущая: – Получается, что Вы, как минимум, находитесь на уровне своего учителя, а то и превзошли его? У Вас Оскар, у него — Нобелевская…

Роман Пятковка: – Нет. Я не превзошел. Мне было очень приятно. Он меня поздравил, назвал меня впервые маэстро. Но, конечно, Борис Михайлов — это Михайлов. Пятковка — пока еще Пятковка. Я не питаю больших иллюзий, потому что Михайлов, в общем-то, находится на самом верху в рейтинге влиятельных и известных художников мира. Подчеркиваю — художников, а не фотографов. Это еще более престижно. Поэтому будем работать, будем догонять или перегонять. Постараемся.

Ведущая: – А почему харьковская фотошкола лидирует на сегодняшний день? В чем специфика?

Роман Пятковка: – Наша школа, ее традиции действительно лидируют, причем не только по украинским меркам. Она лидирует и по постсоветским, и по европейским меркам. Отвечать на этот вопрос — предмет большой лекции, это можно две, или три, или четыре большие статьи написать. Скажу в двух словах. На всем советском пространстве того времени это было единственное место, где так андеграундная фотография была, может быть, не всегда осознанно диссидентской, но при этом - более концептуальной, более модернистской. И поэтому, как только появилась возможность говорить после начала перестройки, когда хлынули с Запада теоретики, искусствоведы, люди, которые занимаются искусством, то они были ошеломлены тем маленьким городом, где появилась такая фотография на всем постсоветском пространстве.

Ведущая: – У нас вопрос журналиста…

Андрей Родкин, Inpress.ua: – В каких сферах спорта, искусства влияние украинцев на данный момент повышает имидж нашей страны?

Роман Пятковка: – Во-первых, сферы, связанные с массовым восприятием. Безусловно, это спорт, потому что бокс, футбол смотрят миллионы людей, и когда играют гимн Украины, когда рядом с фамилиями наших великих спортсменов в скобочках стоит слово Украина, безусловно, это влияет колоссально. Кроме того, из сферы искусств — это украинская мода. Она сегодня удивляет мировое сообщество. Я не буду перечислять 10 ведущих модельеров Украины, которые сегодня на европейских площадках работают очень активно.

Я с улыбочкой скажу, что один из этой десятки тоже харьковчанин, мой товарищ, с которым мы делали первый проект. Уже есть публикации его первого проекта. Вот он занял очень серьезное влиятельное место на фэшн-площадке мира. Конечно же, еще художники, наши живописцы. Современные художники, которые выставляются на Венецианских фестивалях. Сегодня (парадокс — тема Харькова в мировой культуре! — смеется.) на Венецианском фестивале выставляются три молодых автора, художника.

Венецианский фестиваль — это как Олимпийские игры для художников. И там выставляется два харьковчанина: Николай Ридный, Гамлет Зиньковский — это харьковчане. Три молодых, гениальных художника. Комиссар Венецианского фестиваля Виктор Сидоренко — тоже бывший харьковчанин, хотя он долгое время живет в Киеве. Вот такая харьковская мафия получилась.

Юрий Корогодский Inpress.ua: – Как Вы думаете, может, мир сам не хочет ничего знать об Украине и подобных нам странах, далеких от Запада, от Европы, от Америки?

Роман Пятковка: – Я скажу так. Мир на самом деле хочет знать о чем-то новеньком постоянно. Вот эта тенденция открытия новых регионов в искусстве (я имею в виду все, что касается визуальных искусств), мир ищет новое постоянно — новые имена, новые страны, новые концепции.

Конечно же, эти открытия происходят, желательно, при поддержке государств, потому что, например, бум китайского искусства на арт-рынке произошел благодаря тому, что китайское государство начало финансировать, оно начало выставлять на аукционы китайское визуальное искусство и само же его выкупать, тем самым поднимая цены, раскручивая, делая промоушен. И это дало большой толчок китайскому искусству, потому что сегодня китайское искусство занимает очень интересное и очень серьезное место. И 10 лет весь мир сходил с ума от китайского искусства, это было модно.

Сегодня эта мода падает, и сегодня нужно занято это место. И если мы сегодня не будем активно действовать (я надеюсь, что государство хоть немного нас поддержит, хотя бы в промоутерской части нашего искусства), то мы можем просто пропустить это место. А так мы будем, как китайцы, занимать 10 лет это место интересное. Когда-то советская фотография держала эту планку.

Ведущая: – На сегодняшний день Украина пока еще имеет больше негативный имидже, как мне кажется?.

Роман Пятковка: – Мне трудно судить, честно скажу. Я не чувствую негатива, просто об Украине очень мало знают, к сожалению.

Ведущая: – Где-то возле России, да?...

Роман Пятковка: – Да, где-то провинция России, к сожалению. Но с другой стороны, в общем-то, есть украинские диаспоры в Европе, в Америке. Они тоже очень много делают. В Лондоне есть три группировки. Во-первых, молодежная группировка украинского студенчества, которое там учится и работает.

Первая эмиграционная украинская волна, они очень много делают. Да и вторая волна тоже занимается пропагандой украинской культуры. Есть же некие государственные институции, которые занимаются продвижением имиджа Украины в мире. Если там будет как можно больше деятелей культуры, а не чиновников, и как можно больше деятелей культуры, которые стоят на переднем плане...

Ведущая: – Но сейчас хоть что-то поменялось хоть немного в области поддержки государства?

Роман Пятковка: – Я этого не ощущаю. На местном, на локальном уровне я знаю, что нам местные власти помогают относительно. Они создали целый ряд премий, чего нет во многих городах. Есть муниципальная премия в области искусства, в частности, в области фотографии. Есть премия имени Иваницкого — был такой харьковский фотограф, жил еще в начале 20-го века. Есть премия Иваницкого, стипендия Иваницкого — это все делает город.

Это – небольшие деньги, но это все-таки прецеденты. Мне кажется, что это тоже очень важно, потому что на протяжении своей карьеры я постоянно ощущал некую помощь все-таки от местных властей. Пусть она была незначительной, пусть не всегда меня понимали, иногда меня даже категорически не понимали руководители, но в целом город финансировал издательство книг, город в целом как-то делает выставку, город создал такое понятие, как муниципальная галерея, которая сегодня уже отпраздновала 20-летие. Город много работает с молодыми художниками. Конечно, хотелось бы больше, конечно, это капля в море, но это же есть, и это уже хорошо.

Ведущая: – Вопрос от нашего читателя. Олег Петрашевич из Киева:

– Здравствуйте, Роман. Какое фото в европейских изданиях, по-Вашему, соответствует имиджу Украины — украинца-заробитчанина и бежавшей из секс-рабства украинки, или Тимощука с Кубка чемпионов, панорамы золотых куполов Киева и т.д.?

Роман Пятковка: – Если бы, условно говоря, мне сказали создать фотографию для того, чтобы она символизировала Украину... это очень сложный вопрос, я совершенно не готов к нему, но если на вскидку, если сымпровизировать, я бы все-таки, наверно, сфотографировал украинских девушек, украинских женщин, которые всегда покоряли мир — и на конкурсах, и в кино, и в фешн-индустрии. Наверно, это очень благоприятное лицо.

Ведущая: – Ну, собственно, сюжеты на тему женского тела победили за счет наложения обнаженного тела на обложку журнала «Советское фото». Насколько я знаю, это прием был придуман Вашим учителем?

Роман Пятковка: – Технологически это было сделано немного по-другому. Тогда это складывались два слайда физически, а я сегодня работаю уже в цифровых технологиях, хотя полная ассоциация, полная иллюзия этого.

Ситуация следующая. Всегда почему-то, когда я использую обнаженное тело, меня позиционируют, как писала одна из газет, как эротического художника. Нет. Тело — это все лишь как средство выражения.

Что же касается этой серии, которая победила - «Советское фото», там была следующая ситуация: я взял официальное изображение, которое присутствовало тогда в СССР, главным пропагандистом этого изображения был журнал «Советское фото» - это был такой идеологизированный гламур, и я его сопоставил с андеграундной фотографией своей, из-за которой у меня могли быть большие неприятности, вплоть до обвинения в порнографии, диссидентстве и т.д.

То есть я как бы сопоставил официальное и неофициальное того времени. Я это сделал для того, чтобы мы задумывались о сегодняшнем дне, о нашем идеологическом глянце и о том, что происходит внутри нас, что мы, может быть, не видим. Мы переосмыслили прошлое, мы сегодня идем в настоящее - главная концепция этой серии. У меня сейчас готовится новый проект, долгий, он тоже, возможно, будет в этой технологии, но он, может быть, будет еще более поднимающий табуизированную тему нашего общества.

Ведущая: – Вы сказали о порнографии. А у Вас не было проблем в советское время? Вас «на ковер» не вызывали?

Роман Пятковка: – Меня вызывали, но, к счастью, это произошло уже в первые годы перестройки, когда уже понемногу стали приезжать искусствоведы. Вышла у меня в Финляндии публикация, где скульптура Ленина держит за грудь обнаженную девушку. Это напечатано было в Хельсинки в большой книжке, посвященной советской фотографии. И ровно через неделю после презентации этой книги я получил приглашение в КГБ на беседу.

Я был очень испуган, честно вам скажу. Меня попросили принести все картинки, и там была достаточно напряженная беседа. Но уже было не то время: мне просто сделали предупреждение, никаких дальнейших неприятностей у меня не было. Но мне хватило испуга, который я помню до сих пор. Мне сказали, что если вы будете что-то печатать за кордоном, то, пожалуйста, ставьте предварительно нас в известность и согласовывайте это с нами. Вы же лицо нашей страны, сказали мне. Наверно, это было мое первое признание.

Ведущая: – То есть как-то подспудно Вы этого добивались все-таки, привлечения к себе внимания?

Роман Пятковка: – Ну, я не такого внимания добивался. Я – не герой и не борец, но тогда это была большая напряженка. Мы не снимали обнаженное тело, мы снимали нашу жизнь. Мы были молодыми ребятами, мы встречались с молодыми девушками, мы в них влюблялись. У нас не было профессиональных студий и каких-то галерей. Арт-площадкой было наше коммунальное жилье, малогабаритные и коммунальные квартиры, и героями нашего искусства была наша жизнь, наши девушки, наши друзья. Поэтому мы просто как бы переносили приватное, интимное в область рассуждения о социальном.

Ведущая: – Насколько легко работать в таком жанре? Вас в Харькове знают уже абсолютно все, и вам будут позировать. А вот изначально, чтобы модель была расслаблена, чтобы она делала то, что вам хочется, насколько это просто?

Роман Пятковка: – Скажу вам так: мужчине с фотоаппаратом всегда легче раздеть женщину. Поэтому много мужчин, которые имеют проблемы с женщинами, специально надевают на грудь фотокамеру. Мне это несложно и тогда было. Я еще раз говорю, я же не говорил, что вот ты красивая девушка, и я сейчас тебя буду снимать. Я говорил: ты красивая девушка, давай с тобой встречаться, пошли ко мне в гости. Технология общения с моделью — это тоже предмет долгого разговора. Но я никогда не ставил для себя цель. Мне нужно было снимать, а уже раздевание происходило само собой.

Ведущая: – То есть девушки настолько влюблялись, что...

Роман Пятковка: – Я думаю, что они не влюблялись, просто они доверяли, они понимали, что я все равно делаю нечто такое, чтобы не обидеть их.

Ведущая: – А почему именно эту тему Вы решили взять для себя? Почему именно женское тело? Кроме мужского влечения?

Роман Пятковка: – Это не просто мужское влечение. Мужское влечение — это нормальная формулировка. До сих пор, я считаю, что и об этом умалчивать не стоит. Понимаете, в чем дело. Выражаясь штампованными фразами (потому что я уже много отвечаю на эти вопросы), в художнике должна быть смесь личного и социального, в современном художнике.

Через это свое личное коллективное тело женское, которое окружало меня, я пытался снять социальную ситуацию вокруг. И, с другой стороны, через социальные события в своей жизни я переоценивал свои личные проблемы и какие-то ситуации. Вот и все. Я просто работал на своих личных переживаниях, как и любой художник.

Ведущая: – То есть это психологическая работа над самим собой?

Роман Пятковка: – В какой-то степени да. В какой-то степени, может, это психологическая помощь тем девушкам, с которыми я работал.

Ведущая: – Вы занимаетесь историей, сравнением времен. Сейчас Вы победили с серией «Советское фото» с наложением андеграунда. Но у Вас и до этого были подобные проекты, почему Вас так история цепляет?

Роман Пятковка: – Это традиция харьковской школы фотографии. Мы не занимаемся оторванной от контекстов сегодняшней политической, социальной жизни. Мы все время находимся в этом состоянии. Почему мне так комфортно работать на Украине? Я много времени провожу в Европе и Америке, но все-таки глобальные проекты я делал дома. Здесь, наверно, обостренное чувство, с одной стороны.

С другой стороны, я не учавствую в прямых политических акциях и не делаю политических проектов, потому что считаю, что это в какой-то степени не мое и, может быть, даже достаточно спекулятивная ситуация. Но я все-таки живу в этой стране, я сопереживаю, я ощущаю ситуации, которые происходят в стране, мне это интересно.

И я как бы сопереживаю социальную ситуацию, которая происходить в мире, потому что, хотим мы или нет, но Украина уже все равно находится в Европе, она завязана на многие экономические, политические ситуации, гуманитарные явления, которые происходят за счет того, чтобы мы находимся в информационном потоке. Поэтому мы все равно находимся на этой кухне, и для меня это вполне естественно.

Ведущая: – То есть Вы, будучи человеком мира, объехав много стран, можете сказать, что Украина на сегодняшний день уже европейская страна?

Роман Пятковка: – Безусловно. По духу. Я не говорю, какой имидж и насколько европейские люди интересуются ситуацией в Украине, но я говорю, что внутри, по духу, по образованности, по культуре, искусству, по позитивным тенденциям, конечно, Украина, вне зависимости, попадем мы в ЕС или мы попадем в другой союз, но Украина медленно, но уверенно внутри себя идет в сторону Европы.

Это очень приятная тенденция. Киев - замечательный, прелестный европейский город. Здесь можно не напрягаться и говорить по-английски, по-русски, по-украински. По ценам, может быть, уже ближе к Европе, может быть, и больше. Но все равно это родное. Все равно эти украинские девушки ходят по европейскому городу, и все равно с ними легче знакомиться.

Ведущая: – Есть еще вопрос от нашего журналиста.

Юрий Корогодский, Inpress.ua: В России есть такой стереотип об Украине, как о стране сала. Надо ли нам в этом их переубедить или пусть и дальше так думают?

Роман Пятковка: – Вы знаете, у меня лично с каждым годом все хуже личные отношения с Россией, к сожалению. При всем при том, что я очень люблю российское современное и последнее 30-летнее искусство. В России в конкурсе в Лондоне концептуальная номинация вычеркнута, и моей фамилии нет. 30 % украинских медиа, которые делал сообщения, они делали перепечатку с российских медиа, и они не удосужились перейти на английский сайт и прочитать.

Я звоню своим друзьям в Москву журналистам и художникам и говорю: ребята (использую бранное слово), почему? Они говорят: во-первых, одна из картинок в этой серии почему-то напоминает «Пусси Риот». Хотя она была сделана в 1999 году. Я могу хлопнуть себя по груди — наверно, провидец. Во-вторых, там очень много обнаженки. И потому, что там тоже есть российский победитель, замечательный фотограф, кстати, корреспондент РИА-Новости, мой товарищ.

Они говорят: у нас ЦУ — молчать об Украине, о достижениях. Почитайте, как много писали в последнее время — только негатив. Это тенденция, но эта тенденция работает на меня. Буквально недавно общался с очень влиятельным российским куратором фотографическим, и она сказала: «После этого я категорически гарантирую тебе выставку в Петербурге. Вопреки».

Ведущая: – Но это отношение российской прессы, наверно, связано с политикой?

Роман Пятковка: – Я думаю, что да. Когда ты приезжаешь в Москву, Питер, Пермь, и ты встречаешься с кураторами, с молодыми художниками или художниками моего возраста, этого нет. У нас очень тесные связи, у нас очень хорошее творческое содружество. Но они, к сожалению, поставлены в такие рамки, в которых они должны вот так себя вести. То есть у меня нет претензий к масс-медиа.

Ведущая: – Может быть, за счет этого мы ближе к Европе, чем Россия, потому что не настолько нас ставят в рамки?

Роман Пятковка: – Понимаете, мы — не Россия. И слава богу. Я думаю, что мы сейчас перед большим взлетом что касается культуры, художников, фотографии и т.д. Это тенденция, которая сегодня рисуется в Украине, и опять же не благодаря, а вопреки каким-то проблемам. Меня называют всегда большим оптимистом мои коллеги, которые, может быть, смотрят более скептически на ситуацию.

Но мне не мешает это радоваться. Я вижу, что мы все-таки в очень хорошей ситуации. Я думаю, что молодых, которые занимаются культурой, спортом, их ждет очень интересное будущее. Просто нужно еще немного подождать. И не нужно ждать, что тебе дадут. Нужно самому вкладывать.

Ведущая: – Вы говорили, что Вам не нравится, что Украина ассоциируется с Кличко, с Шевченко. А кого бы Вы хотели видеть, кто бы олицетворял сегодня имидж Украины?

Роман Пятковка: – Я не думаю, что страна должна ассоциироваться с какой-то конкретной личностью. Страна должна ассоциироваться со своей культурой. Нашу классическую культуру знает мир. Мир знает Тараса Шевченко, мир знает сегодняшнего Жадана, мир знает Лесю Украинку, мир знает актеров, модельеров.

Вот это коллективное лицо надо составлять, а не лицо Кличко или Андрея Шевченко, при полном моем уважении к эти людям, которые очень много делают для Украины. Но я хочу вам сказать, что я в Лондоне познакомился с молодыми гражданами Англии украинской национальности, которые достигли очень высокого уровня. Они финансисты. Они имеют английское гражданство, но по национальности украинцы. И они создали фонд помощи Украине и собирают деньги в Англии, и без пиара они помогают.

Вот мы сейчас делали специально несколько работ на благотворительный аукцион. И это же здорово, что не теряются эти корни. Я всегда, когда приезжаю в какую-то страну, интересуюсь украинской диаспорой и стараюсь с ними поддерживать какие-то связи, искать какие-то точки соприкосновения для взаимных проектов.

Ведущая: – Вы говорите, что Вы оптимист и верите в светлое будущее, но, к сожалению, последние соцопросы показывают, что молодежь все больше и больше хочет уехать. Не может ли получиться так, что все дружно поедут в ту же Англию, Канаду, где крупные наши диаспоры, не останемся ли мы на пустыре творчества?

Роман Пятковка: – Сложный вопрос. Я даже сам себя ловлю на том, что иногда я вижу молодых ребят, особенно из провинции, и прекрасно понимаю, что им там трудно — в Луганске, в Полтаве. У меня прямо язык чешется сказать: бери шмотки и уезжай куда-нибудь! Давай в Киев хотя бы для начала, приезжай хотя бы раз в месяц, смотри, знакомься, попадай в некую сферу того, чем ты занимаешься. Все зависит от нас.

Действительно, в Украине молодежь социально не защищена. Здесь просто такое социальное явление как художник не защищено. Здесь нет институтов, благодаря которым мы можем существовать. Это же стыдно! Я столько лет отдал украинской культуре и внес какой-то, я надеюсь, свой вклад, но, не дай бог, со мной завтра что-то случится, я не знаю, что будет. Ну, я уже взрослый, а вот молодой парень — у него просто нет денег, чтобы он занимался просто искусством, не задумываясь о заработной плате.

Ему, в лучшем случае, приходится идти снимать свадьбы или в детские садики, в худшем случае — грузить, убирать или работать в какой-то другой сфере. А это очень сложно. Я уже не говорю о художниках, я говорю просто о социальной защите сегодня молодежи.

Ведущая: – Ваши известные коллеги — Борис Михайлов уже давно не в Украине. Педан, который сейчас альтернативным искусством занимается, тоже не в Украине. Почему Вы до сих пор здесь?

Роман Пятковка: – Я очень боюсь позиционировать себя как патриота. Я думаю, что это настолько интимное чувство - патриотизм, что о нем громогласно говорить не гоже. Скажу честно, что, может быть, это чувство у меня возникло с возрастом. При всем при том, что все наши иностранцы, которых мы перечислили, они всегда себя позиционируют себя как украинских художников в первую очередь.

Ведущая: – Возможно, оттуда себя так легче позиционировать?

Роман Пятковка: – Конечно, да. Почему я здесь? Я не знаю. Мне там хуже, чем здесь, хотя мне там сытнее, наверно. Мне здесь легче работать, мне здесь легче любится. Это та ситуация, которая мне нравится. Я приезжаю из Европы и ищу те ресторанчики и кафе, в которых за 30 лет ничего не изменилось (в Киеве уже таких нет, по крайней мере в центре, а в Харькове еще есть несколько), где ходят официанты в белых кокошниках, где жарят картошечку, где можно прийти со своей бутылкой и где подается полузасохший вчерашний цыпленок-табака. И для меня это ностальгия.

То есть еще на Украине остались такие анклавы, законсервированные советские места. Я же советский человек, это родина моя. Это эмоционально-человеческая ностальгия. Я приезжаю после всех этих гламурных тусовок в Европе или в Киеве, и я всех иностранцев, которые ко мне приезжают, веду в эти экзотические места. Им это очень нравится. Я сам от этого получаю удовольствие. Я могу сказать одно: современному художнику здесь поле деятельности — непаханое поле. Еще здесь так много того, чего не знает Запад, здесь еще так много можно накопать, поэтому я, наверно, здесь. Поэтому Борис Андреевич Михайлов приезжает сюда работать.

Андрей Родкин, Inpress.ua: – Вернемся к разговору о поддержке государства. Мы все понимаем, что как таковой ее нет. Как Вы думаете, могут ли наши таланты поднять имидж собственными силами?

Роман Пятковка: – Нет. Конечно, им сложно. Сегодня на Украине порядка 30 молодых, очень серьезных фотографических авторов, из них 3-4 человека самостоятельно в состоянии оплатить себе дорогу в Европу, хотя бы на свои выставки. То есть они делают выставки, но они сами не присутствуют, они не выступают, они не знакомят со своим творчеством и т.д. У нас хотя бы внутри страны состоялась бы уже какая-то институция!

Сколько в Киеве фотографических галерей? Одна, и то специфическая. Сколько в Украине институтов, которые готовят фотохудожников? Я два дня назад узнал, что вроде бы есть факультет в Луганске с лицензией. Ноль. Готовят фотожурналистов в лучшем случае.

Сколько у нас на Украине историков искусства, специализирующихся на фотографии? Два-три на всю страну. И т.д. и т.д. и т.д. И мы хотим, чтобы нас знали? Мы хотим, чтобы у нас хотя бы внутри была возможность заниматься искусством, продавать искусство, чтобы были гранты.

Сколько у нас грантов по искусству? Два. Пинчук Арт-центр, который занимается практически только молодежью. Когда Борис Михайлов, Кабаков сделали свои гранты? После 50-ти. А гранты дают 30-летним. Я не говорю, что им не нужно давать. Нужно. Я сам хочу создать фонд помощи, но у меня будет два направления: молодые и люди, которым нужно просто платить пенсию.

Я недавно был в гостях у 80-летнего украинского фотографа. У него архив стоит десятки тысяч долларов, и если бы не моего возраста украинский фотограф, который его поддерживает, он бы погиб. Почему сегодня наш музей истории фотографии не знает таких институций, не покупают это, не содержат это? Это же наша история. Кроме того, это же фотографическая история.

Игорь Лесев, Inpress.ua: – У нас так сложилось, что популярны политики, чиновники, олигархи. А есть в Украине молодые дарования, которыми Украина могла бы гордиться на международной арене?

Роман Пятковка: – Конечно есть. Есть очень много молодых музыкантов. Мне кажется, сегодня очень интересная формация украинских актеров появилась 30-летних. Я не хочу специально кого-то называть, потому что я кого-то забуду и обижу. Сегодня литература украинская — достаточно сложная сфера искусства. Меня радует, что сегодня пишет молодежь и как она пишет, независимо от того, на каком языке она пишет — на украинском или на русском.

Сегодня вы, которые пришли, за исключением людей моего возраста — вы сегодня делаете политику в культуре, в искусстве, в масс-медиа. И сегодня зависит от вас, где точки, где акценты - на олигархах и политиках, которых , конечно, тоже надо знать, или на людях искусства, которые вносят колоссальный вклад в нашу ситуацию в стране. И сегодня вы командуете, а не мы. Я обращаюсь к вам, к 30-летним, которые меня сегодня окружают и задают просто замечательные вопросы.

Ведущая: – Я слышала, что у Вас есть ученики в Харькове?

Роман Пятковка: – Да, и не только в Харькове, у меня есть ученики ив Николаеве. Так сложилось, что у нас нет институтов, школ. В Киеве есть две хорошие школы, есть еще где-то, но номинальных нет. Я был экспертом на портфолио, и я нашел много интересных авторов. Естественно, я им говорю: будут вопросы, пишите, звоните, приезжайте. И начинается общение. Я делаю просто: ты хочешь продолжать движение, делай проект, сделал - поехали дальше.

Это не то, как я приезжаю в Европу, я прохожу конкурс, меня выбирают студенты. Им на выбор предоставляется три профессора. Я показываю свое портфолио, и если на мой курс записалось 20 человек, то со мной подписывают договора — я работаю, а не подписали — до свидания. Но тогда я 8, 10 месяцев, год веду студентов от проекта к проекту.

Мы начинаем с маленьких проектов и заканчиваем глобальными творческими проектами, как это делается всегда в Европе. Здесь это, конечно, происходит неофициально, но как бросить их, когда я вижу, что они очень талантливы. По сравнению с прошлым годом уровень портфолио очень вырос, и уровень экспертов, которые приехали со всего мира. И в украинской фотографии началось движение. Это тоже здорово.

Ведущая: – Елена из Полтавы спрашивает: Роман, в какую сторону Вы бы направили силы на посту, например, министра культуры?

Роман Пятковка: – Гипотетически, потому что я совершенно не претендую на эту роль и не завидую, особенно человеку искусства, который попадает на это место. Это очень сложное место, и если честно, я бы не хотел попадать в эту ситуацию. Мне трудно говорить, что бы я сделал.

Наверно, я бы, конечно, поддерживал максимально все фотографические начинания. С другой стороны, конечно же, собрал бы молодую команду вокруг себя. Но собрал бы все-таки людей от искусства, кураторов, искусствоведов, но именно молодых, и взвалил бы на них эту ношу. Вот сегодня в этом отношении было бы здорово. Я бы очень сильно бы, если бы это было в моей власти, почистил творческие союзы, которые продолжают существовать с советских времен.

Я не буду говорить о других союзах, скажу о Союзе фотохудожников, который дряхлый, который гниющий, в котором доминирует любительщина, доминирует беспомощность, плохой вкус, агрессия и непонимание современных тенденций.

Ведущая: – А что за альтернативный союз?

Роман Пятковка: – Это альтернативная фотография. Мы сегодня создаем новое творческое объединение, которое называется Украинская фотографическая альтернатива. Это не альтернатива. Нельзя быть альтернативой умирающему организму (я говорю про Союз фотохудожников). Я говорю о том, что альтернатива — это просто группа, художественный союз, который собрал молодых — из 100 членов порядка 90 человек от 20 до 30 лет, талантливые люди.

Главный критерий вступления в это сообщество, творческий союз — это наличие творческих проектов, реализованных и не реализованных. Это союз не только художников, это союз искусствоведов, журналистов, которые пишут о фотографии, арт-дилеров, которые занимаются продажей, кураторов и т.д. То есть этот союз создается исключительно для того, чтобы легче сегодня на Украине и в Европе пропагандировать молодое украинское фотографическое искусство. А лучшая пропаганда — это дело.

Мы еще были не зарегистрированы, были еще просто на словах, но мы уже сделали замечательную выставку в Лондоне, мы сделали очень серьезную экспозицию в Китае на фестивале, мы сделали с частью группы в Хьюстоне, США, серьезную выставку. На Киевском биеннале мы сделали тоже свой коллективный процесс в прошлом году на Арсенале. Сейчас идет украинский замечательный фестиваль фотографии «Визи».

И сами организаторы, члены нашего общества, которые создали этот фестиваль, и художники, которые участвуют, это молодая украинская фотография, и не очень молодая, уже сложившаяся, которая сегодня делает моду и диктует политику фотографической культуры. Вот это – украинская фотография. Мы совершенно не спорим с союзом, что с ними спорить? Да, там есть какая-то часть безусловно талантливых людей. Я стоял у истоков этого дела, я член Союза фотохудожников. Но о чем мы говорим? С каждым годом это все более и более... А туда выделяются государственные деньги.

Ведущая: – А к вам пока тишина?..

Роман Пятковка: – Во-первых, мы пока только начинаем регистрироваться. Сегодня занимаемся всеми этими делами, причем этим занимается молодая группа активных людей. Мы им не конкуренты. Мы не собираемся с ними конкурировать, нам с ними не интересно. К сожалению, там это превратилось в банку с какими-то непонятными насекомыми. Я не хочу никого обидеть. Там есть 5-6 талантливых людей, но они растворились в потоке любительщины.

Ведущая: – Вопрос Сергея Улабова из Одессы: большинство людей, мечтающих эмигрировать из Украины за границу, убеждены, что там они смогут реализовать свой творчески потенциал. Но когда попадают в другую страну, получают очень не престижную работу за маленькие деньги и выше статуса эмигранта не поднимаются. Как можно избежать этой участи и подняться хотя бы до среднего уровня. Надо над этой темой работать до отъезда за границу или уже на месте?

Роман Пятковка: – Это интересный вопрос, и у меня уже сложился на этот вопрос ответ. Куда бы ты ни переезжал — просто из одного украинского города в другой или дальше, ты должен понимать, что ты приезжаешь на новое место, и не нужно ждать, что тебя там встретят с оркестром, с цветами, тем более в Европе.

Конечно, должна быть хорошая подготовка, нужно знать языки, нужно знать профессию, чем бы ты ни занимался. Ситуация эмиграции — это переломная ситуация, и очень многие ее не выдерживают. Скажу, что практически никто ее не выдерживает, выдерживают только единицы. Молодежи легче, она быстрее адаптируется. Людям среднего возраста нужно приезжать не с понятием «дай», а со словами «на».

Как только вы задумаетесь на новом месте, в новом городе, в новой стране, что вы можете вложить в эту страну, даже будучи мигрантом, тогда это когда-нибудь вернется вам. Если вы приезжаете и думаете, что вам будут что-то давать... Да, вам дадут минимум для существования, все остальное зависит от вас. Я встретил своих друзей из Харькова в Германии.

Я Германию знаю, меня в Германии знают, потому что я долгое время там жил, у меня дети там, первая моя семья. И я встретил своих друзей из Харькова, которые эмигрировали. Они говорят: «Да у нас все замечательно, мы с женой получаем пособие, мы выплачиваем за квартиру. Но они заставляют нас идти на курсы, чтобы мы не сидели дома, а шли работали. А нам хватает. Мы даже курим. Мы курим, смотрим телевизор».

То есть людям ничего не нужно. То есть о чем мы говорим, о какой эмиграции?. А их, видите-ли немцы заставляют ходить, изучать компьютер, чтобы они хоть какую-то копейку зарабатывали самостоятельно. Если бы я приехал и у меня бы не пошло, я бы пошел онлайнить каким-нибудь администратором, потому что я хороший пользователь, я знаю компьютеры. Наверно, я бы не пошел рабочим, потому что у меня бы сил не было, но я бы пошел детям преподавать.

Ведущая: – Как Вы видите с концептуальной точки зрения имидж Украины?

Роман Пятковка: – Я думаю, что реальный имидж — это имидж достаточно доброй, культурной и разумной страны. При всех наших перипетиях, мы же молодые, самостоятельные. Какой-то кусок выжигали, какие-то наши традиции, наши патриархальные явления, но это все равно остались в генетике. И те 20 лет, которые мы были самостоятельны, дались трудно. Может быть, еще лет 5-10 будет трудно. Но я смотрю оптимистично.

Коллеги мне упрекают: «Рома, ты так много любишь, а делаешь какую-то чернуху». Не знаю, для меня это – путь. Я верю в Украину, я верю в имидж, я верю в разумность. Я общаюсь достаточно много с людьми, которые имеют большие деньги, я общаюсь с людьми, которые делают сегодня политику, из разных лагерей. И я вам скажу, что там не все так гладко. Но, тем не менее, может, мне так везет, но я смотрю на этих людей - и они мне нравятся. За небольшим или большим исключением, неважно, где больше, что лучше.

Я понимаю сложности, я понимаю издержки производства, я все это понимаю, но там не все так плохо. Думаю, что есть определенные тенденции, которые при определенной ситуации, если мы все-таки будем достаточно принципиально позиционировать себя европейской страной... Мне просто не хочется каждый раз испытывать стыд при получении визы. Меня посольские иностранные работники знают лучше, чем украинцы.

Я приезжаю в британское посольство — меня знают, приезжаю в американское посольство — они говорят: «Ну что, опять эротику повезешь?». Почему американский офицер в посольстве знает лучше мое искусство, чем украинский милиционер. Так это приезжаю я, а приезжают другие ребята, которые в первый раз получают шенгенскую визу, и им нужно доказывать, что у них есть счета в банках (а если у них нет счетов?), им нужно доказывать, что у них есть недвижимость, что они, не дай бог, там не останутся.

Это же стыдно — ходить с протянутой рукой. Чем больше и дешевле молодежь будет ездить туда, а европейцы будут приезжать сюда, тем лучше. При любой возможности я приглашаю сюда. И я показываю все.

Ведущая: – Потому что первая реакция, что ты заробитчанин. И доказать, что ты не заробитчанин, а талантливый человек...

Роман Пятковка: – Да, я успешный заробитчанин, а кто же еще? Первой волны.

Ведущая: – Роман, Вы рассказывали интересную историю, как в СССР Вас вызвали в КГБ и сказали, что Вы — лицо страны. Теперь Вы лицо другой страны — Украина. Как по Вашим фотографиям судят об Украине? Какой имидж Вы вкладываете в свои фотографии?

Роман Пятковка: – Понимаете, в чем дело, то искусство, которым занимаюсь я, - это искусство, которое знают, которое интересует и которое приходят смотреть. Это очень узкий круг людей. Я не могу сказать, что это элитарное искусство, но это искусство не принадлежит народу, ни европейскому, ни украинскому. Конечно же, мое искусство достаточно критическое, антитабуизированное.

Я снимаю вещи, которые табуизированы не только на Украине, но и на европейских площадках. Я, например, могу говорить, что меня запрещали не только на Украине, но и в Америке закрывали мою выставку. Я никогда не забуду, когда на мою выставку пришли две очень красивые пожилые дамы, только зашли в двери, огляделись и сказали «цурюк, назад». Они ушли.

Поэтому я не хочу быть олицетворением, мое искусство, я не думаю, что оно главное, но это маленькая частичка в том общем деле, которое делают музыканты — самое интернациональное искусство, которое делают люди от моды, которые делают моду — самое интернациональное искусство. Их нужно поддерживать. Что, помогает модным домам, молодым модельерам государство? Не помогает.

Ведущая: – Фотография тоже интернациональна…

Роман Пятковка: – В фотографии тоже нет слов. Вся Европа, весь мир знает харьковскую школу фотографии. Об этом пишут книги, диссертации. Сейчас специально приезжает американская группа, которая была в Харькове, чтобы разговаривать со мной и делать какой-то проект. Харьковская фотография есть харьковская фотография. Но я никому не советую говорить о себе как об образе Украины. Это мой маленький групповой проект, мой маленький мазок в, безусловно, красивой, умной, жизнеспособной картине, портрете нашей страны.

Ведущая:Как часть пазла?

Роман Пятковка: – Да. я претендую на самую теневую часть, на самое маленькое значение. Я скромный.

Валерий Зайцев, Inpress.ua: – Как известно, концептуальная фотография — это искусство воплощения мысли художника в некий оригинальный образ. Например, эротические фото наших девушек могут создавать достаточно противоположные образы Украины в Европе. С одной стороны, понятно, что наши девушки самые красивые, с другой стороны, тоже понятно, почему они пользуются такой популярностью в европейских публичных домах. Как в этом смысле можно создать единый позитивный имидж Украины?

Роман Пятковка: – Что касается наших девушек, я вообще впервые сталкиваюсь с тем, что мы все время позиционируем нашу нацию как нацию страдальцев в Европе. Поверьте мне, мое общение в Европе... Последняя поездка — это в Лондон, и меня пригласили на встречу выпускников английских вузов, украинцев. Собралось достаточно большое количество молодых ребят, которые уже успели многое, многие работают в Украине, некоторые работают в Европе и в Лондоне.

Я смотрел несколько выступлений наших танцевальных ансамблей в Лондоне — совершенно успешные, нормальные люди. Мы как-то расковыряли эту линию — страдания, публичных домов, каких-то этих дел. Во-первых, вы понимаете, какое небольшое количество женщин вообще работает в публичных домах Европы и какой процент в них украинок? Вот эти все мафиозные тенденции 90-х годов забыты. Я думаю, что мы раскручиваем некий миф, который уже давно умер.

Могу сказать одно: мои дети живут в Германии, они иностранные подданные, потому что они там давно живут. И они достаточно много общаются с выходцами из бывшего СССР — это благополучные люди. Это люди, которые много работают, очень много работают, как и здесь. Но у них совершенно нет комплекса неполноценности, что у них фамилия заканчивается на -ко, или на -ич, или на -ман. У них нет комплекса, они полноценные граждане своей страны.

Они знают свой язык, они интересуются культурой — и немецкой (в частности, мои дети), и украинской, и российской. Поэтому не все так плохо в нашем королевстве. Просто чем больше мы будем себя настраивать на позитив, чем больше мы будем помогать нашим детям, тем легче, мне кажется, им будет быть европейцами, вне зависимости от того, в какой стране и в каком городе огни живут.

Я считаю, что любой украинец, работающий в Европе вносит вклад в хорошую пропаганду, со знаком плюс, и в просветительские тенденции. Я познакомился с молодым парнем в Лондоне, который пригласил меня пожить у него, так сложилась ситуация. Он очень много занимается общественной деятельностью, он организовывает футбольные команды среди студентов. Он учился в Киеве, потом он написал диссертацию, сейчас работает в Лондоне. Украинец. Кроме того, что она работает, он занимается и общественной деятельностью.

Ведущая: – Хорошо, мы не мученики, я поняла, но почему-то фотография в нашей стране на сегодняшний не совсем воспринимается как искусство, в то время как по всему миру фотографии покупаются музеями?

Роман Пятковка: – Потому что у нас такое прошлое, потому что при СССР фотографию засунули в рамки журналистской редактированной картинки, потому что у нас нет институтов, у нас нет галерей, потому что мы не научились доказывать, что фотография — это искусство. Но все равно ее имидж меняется.

Ведущая: – Я помню, что Ваши фотографии все-таки в музей попали, только не у нас?

Роман Пятковка: – В украинских музеях, к сожалению, моих фотографий нет. Они есть в американских, в российских, в итальянском.

Ведущая: Это по теме Голодомора были фотографии?

Роман Пятковка: – Нет, не все. У меня несколько серий. Голодомор — это та серия, которая принесла мне известность. Причем эта тема была поднята еще тогда, когда на официальном уровне украинском, тем более советском, не была поднята и раскручена тема Голодомора на Украине. Просто это мое общение с одним харьковским диссидентом, литератором, который долго сидел в советской тюрьме, он случайно дал мне почитать самиздатовскую книжку, и это повлекло создание этой работы.

Работа сделано за много лет, впервые она показана в 2002-2004 гг., а работа была сделана в 1987-1989 гг. То есть я, наверно, один из первых, но, тем не менее, когда делались какие-то акции в Европе, посвященные Голодомору, меня не приглашали выставлять эти работы от Украины под патронатом предыдущего президента. А я не напрашивался. А в музеях она есть. В американском она позиционируется как посвященная Голодомору в Украине.

Ведущая: – Онлайн вопрос: Софья из Донецка спрашивает, как талантливые украинцы — актеры, певцы, спортсмены и т.д. могут поддерживать положительный имидж Украины, представляя ее за рубежом?

Роман Пятковка: – Они могут его поддерживать только таким образом, что то дело, которое они делают, они делают на высшем уровне. Все. Не надо говорить, какие мы хорошие. Делайте свое дело по-честному, достигайте своих вершин и ставьте в скобках рядом со своей фамилией «Украина». Этого достаточно. Низкий вам поклон, если вы скажете о своей стране, о своих людях замечательных, которые в этой стране живут.

Игорь Лесев, Inpress.ua: – Роман, по поводу популяризации Украины за рубежом. Вы считаете, лучше имя какого-то раскрученного автора или все-таки его работы, которые будут прославлять Украину?

Роман Пятковка: – Если в комплексе, то – работы. Имена — это понятно, имена там и так знают. Важен именно контекст. Мне кажется, что это очень важно. По крайней мере, то, что делает окружение, которое находится рядом со мной, мы думаем о будущем, о нашем будущем, о будущем наших детей. Глобально детей, не моих детей.

Ведущая: – И последний вопрос, от меня. Сейчас в Украине проходит большой фотофорум. Как отзываются признанные мастера, приехавшие в Киев, об украинской столице?

Роман Пятковка: – Те, которые приезжают в первый раз, они немного шокированы контрастами: европейские гостиницы, европейские рестораны, пошли куда-то в другую сторону — а там уже не совсем европейские экстерьеры и интерьеры. Им очень нравится общение с украинцами, потому что украинцы действительно очень радушные люди. Более того, киевляне — я просто наслаждаюсь!

Может быть, потому что я больше по центру хожу, не вижу какие-нибудь спальные районы, но в магазине, на рынке, в троллейбусе... Молодежь очень красивая, украиноязычная, говорящая на шикарном украинском языке, свободная, модная, очень активная. Те, которые приезжают уже во второй раз, они уже знают, он приезжают смаковать Киев как одну из европейских столиц. По крайней мере, в моем присутствии я не вижу некого снобизма, как это было раньше по отношению к нам, и какого-то взгляда свысока. Это художники - люди, которые связаны с искусством.

Ведущая: – Как они отзываются о наших фотографах, фотохудожниках?

Роман Пятковка: – Они им интересны, поэтому они сюда и приехали. Они нашли очень много молодых, и молодым предлагаются уже какие-то конкретные проекты. Одна моя студентка получила хорошую публикацию в серьезном фотографическом журнале. Они на уровне.

Ведущая: – То есть уже на одном уровне?

Роман Пятковка: – Да.

Ведущая: – Огромное спасибо за приятную позитивную беседу.

Поделиться

Комментарии

1
rusich.slavyanin 01.08.2013, 14:04

"фотоаППарат"! Пиши уже "фатапарат". Если журналисты грамоты не знают- это серьёзный показатель уровня образования.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях