Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Конституционный кризис или искусственный скандал?

3 декабря 2020, 09:39 0
Поделиться

В конце октября судьи Конституционного Суда Украины приняли решение об отмене уголовной ответственности за недостоверное декларирование.

Это повлекло околоконституционную дискуссию, разговоры об угрозе отмены безвиза, протесты, обмен скандальными обвинениями между судейским корпусом и гражданским обществом — все то, что уже больше месяца в медиа и соцсетях фигурирует как конституционный кризис. НАПК на несколько дней закрыл реестр деклараций. Звучали апокалиптические прогнозы о полном сворачивании антикоррупционной борьбы.

Реакция властей была довольно быстрой. Сначала появился проект президента «О восстановлении общественного доверия к конституционному судопроизводству» (№4288), которым предлагалось прекратить полномочия действующего состава КС, а само решение КС от 27 октября признать ничтожным (таким, что не создает правовых последствий), как такое, что принято судьями КСУ в условиях реального конфликта интересов.

Напомним, что НАПК заявило, что выявило признаки декларирования недостоверной информации у двух судей Конституционного Суда – Ирины Завгородней и Сергея Головатого. Правда, какой мог быть конфликт интересов у Сергея Головатого - непонятно, потому что именно он выступил с отдельным мнением, фактически против скандального решения КС.

Следует отметить, что позиция судей Конституционного суда порой звучала аргументированно: "электронное декларирование в том виде, в котором было неделю назад, существует и по сей день. Никто его не отменял. Единственное, чего не может делать НАПК – выписывать предписания".

Власти продолжали искать выход, появился проект Разумкова. Точнее, группа народных депутатов во главе с Дмитрием Разумковым зарегистрировала законопроект №4304 "О возобновлении действия отдельных положений Закона Украины "О предотвращении коррупции" и Уголовного кодекса Украины". Документ предусматривал внесение изменений в закон "О предотвращении коррупции", которым предлагается восстановить права НАПК, в частности, предоставить право получать в установленном законом порядке по письменным запросам от государственных органов, органов власти АР Крым, органов местного самоуправления, субъектов хозяйствования независимо от формы собственности и их должностных лиц, граждан и их объединений информацию, в том числе с ограниченным доступом, необходимую для выполнения возложенных на него задач.

Некоторые эксперты назвали решение (если оно будет принято) о том, чтобы восстановить все, что было до решения Конституционного Суда, "юридически сомнительным". Если такой закон попадет в Конституционный Суд, то, вполне вероятно, судьи признают его таким, что противоречит предыдущему решению КС. А чиновники смогут отказываться от выполнения "восстановленных" статей закона и в обычном суде доказывать свою правоту и не будут нести никакой ответственности.

Предложение же президента перезагрузить Конституционный суд (то есть отправить в отставку действующих судей и набрать новых) разделило общество пополам. Оппоненты Зеленского из национал-патриотического лагеря опасаются, что вместо действующих судей в КС придут судьи, лояльные к власти. А с другой стороны, как можно рассчитывать на КС, если его решения толкают страну в хаос, не перестает повторять глава государства.

Центр противодействия коррупции и другие экспертные, финансируемые Европой структуры настаивают на добровольной отставке судей КС и формировании нового состава суда с участием международных экспертов.

Известный политик Роман Бессмертный был более взвешенным. Он предложил откорректировать законодательство, правильно сформулировать предложение, которое касается ошибок, возникающих при заполнении декларации, внести изменения в законодательство, в отношении которого принято решение КС, уконституциировать НАПК, НАБУ, ГБР, Антикоррупционный закон. А насчет перезагрузки отметил, что КС - это основа стабильности, если не нравятся люди - есть механизмы увольнения. Не нравятся механизмы - давайте менять механизмы.

На момент написания материала в парламентских комитетах идет обсуждение компромиссного законопроекта, который даст толчок выходу из кризиса. В середине декабря ожидается решение Венецианской комиссии. Мы же попросили дать оценку ситуации двум известным юристам-конституционалистам.

"ХОТЕЛИ СДЕЛАТЬ МОНСТРА ИЗ КС? - СДЕЛАЛИ!"

Владимир Буткевич, ученый-конституционалист, заместитель председателя Конституционной комиссии:

- Ко мне недавно обращалась Академия наук с просьбой об экспертизе ситуации, я сделал ее и, насколько мне известно, ее передали в Офис президента.

В чем причина кризиса? Я считаю, что бомба была заложена, когда вносились изменения, связанные с реформой судопроизводства и принимались основы формирования Конституционного суда. Я тогда предупреждал Администрацию президента, что вы делаете это "под себя". А сделанное "под себя" и дальше будет функционировать "под себя".

КС формируется по каким-то диким принципам. (Речь идет о Законе Украины "О внесении изменений в Конституцию Украины (относительно правосудия)" от 2016 года). По факту существуют три различных подхода к формированию КС: от Президента подбирают квалифицированных специалистов, от Верховной Рады (а подходы здесь чисто политические) берут тех, кто понравится фракциям, но какое отношение имеют фракции к пониманию права? А потом втянули судебную ветвь власти, которая теперь что хочет, то и вытворяет.

Здесь работал не юридический интеллект, а принцип: ты - мне, а я - тебе. Теперь судебная ветвь власти по-своему избирает, парламент по-своему, Президент по-своему. Хотели сделать монстра из КС? Они сделали. И я тогда предупреждал предшественников, что так нельзя формировать КС!

Я не могу комментировать решение КС, которое вызвало проблему. Я частное лицо, не уполномоченное это делать, потому что иначе меня будут обвинять, что подрываю честь и достоинство судебной ветви власти. Но я кое-чем проиллюстрирую свой опыт взаимодействия с ними.

Один из предыдущих составов просил меня помочь в мотивировочной части. Это ведь главная задача – сделать решение юридически убедительным, чтобы оно было понятным председателю районного суда. Потому что сейчас все больше принимают лозунги и общие положения. Я тогда приезжал и объяснял, что кроется под тем или иным термином. Одному из членов КС прошлого созыва я говорил: вы элементарно не можете различить "бремя доказывания" и "презумпцию невиновности". Это два разных института.

Эта проблема будет длительной, пока мы не сформируем нормальный Конституционный суд, где будут находиться люди, независимые от судебной ветви власти, парламента. А будут зависимы от верховенства права. Я хорошо понимаю, что добиться этого трудно.

Впрочем, не стоит воспринимать ситуацию катастрофически, ведь один человек способен совершить катастрофу разве что для себя, а с десяток - потрепать нервы многим.

В правовом варианте все можно исправить и решить. Я предлагал приостановить работу Конституционного суда и направить повторный запрос относительно этого решения уже новому составу. Потому что мы должны как-то выйти из этой ситуации.

Однако новый суд должен формироваться другим способом. А не в результате договоренностей. В одном из планов я предлагал создать группу ученых, специалистов, которые, признавая лишь компетентность, избирают кандидатов. Участники комиссии, которые дали согласие, не имеют права баллотироваться, но они добирают сравнительно большое количество кандидатов.

Я понимал, что никто не захочет отказаться от своих возможностей влиять на формирование суда. Но пытался уменьшить влияние. То есть, комиссия подбирает длинный лист претендентов, Президент имеет право убрать тех, кто ему не нравится, но так, чтобы в парламент поступил состав не менее трех кандидатов на одно место. И там уже парламент утверждает.

Как? В 1990 году я проходил конкурс в ООН на должность специалистов-экспертов и было еще 26 человек от каждой правовой системы: Восточная Европа, Западная Европа, Африка. Я был кандидатом от Восточной Европы и я должен был набрать 50 плюс один процент голосов. Я набрал 50 плюс 1 процент на девятом этапе голосования (нас осталось четырнадцать кандидатов). Как они делали: голосуют за каждого человека, тот, кто набрал меньше всего, выпадает. И так после каждого тура. По такой же схеме избирают судей Европейского суда. Из трех кандидатов кто набрал больше всего голосов, тот проходит. Я об этом говорил с каждым Президентом на каждой встрече, и все было напрасно.

"КРИЗИС АБСОЛЮТНО ИСКУССТВЕННЫЙ"

Александр Барабаш, эксперт по вопросам права:

- Не существует решения КС, которым были бы довольны все. Для того и придумано, что решение принимается большинством. И принимается именем Украины, поэтому должно выполняться. Или меняйте основы конституционного строя, или выполняйте. В Украине много юристов с очень неплохим мнением о себе, которые считают высоким шармом покритиковать решение КС или Верховного суда.

Теперь что касается последнего решения. Я считаю, что парламент проявил определенную политическую беспечность, с самого начала пренебрегши при принятии закона о незаконном обогащении экспертными и юридическими выводами. Кстати, Виктор Шишкин очень убедительно об этом рассказал, объяснив, почему положение неконституционно. Не очень выверенное законотворчество имело следствием решение КС.

Я причин для конституционного кризиса не вижу и скандала не понимаю. Есть недовольство решением КС? - Так исправляйте ошибки. То, что КС возвели в богов - это результат реформы Порошенко и Филатова. Только когда это конструировали, то думали, что могут управлять машиной, которая взяла и уехала. Всех это устраивало, пока не было принято, мол, "незаконное решение". Но, в конце концов, ведь это дело нескольких дней - внести поправку в закон. Ну внесите ответственность по административному кодексу, если хотите заменить уголовную ответственность, или найдите золотую середину.

Ведь решение КС ссылается на массу документов. Термин "заведомо недостоверные данные" требует уточнения для того, чтобы определить соответствующую меру наказания.

Во время общественной дискуссии сложилось впечатление, что декларация - это единственный способ борьбы с коррупцией. У нас огромная антикоррупционная инфраструктура. А такое впечатление, что мы "обожествляем" наказание за недостоверное предоставление данных.

При этом наказываем за сокрытие данных, а не за само обогащение.

Конституционный суд не отменил декларирование, он сказал, что уголовная ответственность непропорциональна вине. Тем более, что уголовная ответственность вводится за правонарушение, которое сомнительно доказывается. Наказание следует не за обогащение, а за предоставление недостоверных данных.

Но соразмерность наказания нарушению – это один из столпов верховенства права. Измените закон, меру наказания, формулировку – и работайте дальше.

Абсолютно искусственный конституционный "кризис" мне кажется поводом, чтобы перезагрузить Конституционный суд. И я понимаю, почему Европа не поддерживает, и в ее глазах мы выглядим не очень симпатично. Европа говорит: боритесь с коррупцией, но в то же время отмечает, что с Конституционным судом так не поступают. Это одна из ножек стола, на котором держится правовой порядок в государстве. Если таким образом дезавуировать решение суда, то в таком случае не будет уважаться закон.

В правовом государстве закон нужно уважать. Иначе увидим торжество большевистского мышления. Необольшевизм попирает законы. В наиболее трудное время надо жить по закону. Идеальных судей не существует, большевистским способом менять КС можно бесконечно.

Причем за месяц скандала вменяемого ответа Рады еще не было. Ведь технологически несложно внести предложения и наработать необходимые изменения. Это если подойти с холодной головой и понять, что какие-то замечания суду уместны. И весь кризис будет позади.

Елена Мигачева, Киев

Источник:  УКРИНФОРМ
 
Поделиться
Теги: кризис, КС

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях