Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Вверх по лестнице, ведущей вниз

18 августа 2020, 19:04 0
Поделиться

17 августа директор Национального антикоррупционного бюро Артем Сытник и руководитель Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий выступили с отчетом о работе своих ведомств за первые шесть месяцев 2019 года. Кроме того, что оба чиновника приводили в качестве примера цифры с большим количеством нулей, рассказывая об экономической эффективности НАБУ и САП, им пришлось отрицать наличие политической составляющей в их деятельности.

Холодницкий комментировал публикации веб-сайта «Реестр слитых дел», на котором перечислен ряд уголовных производств по линии САП, которые, как считают общественные активисты, были неправомерно закрыты. А Сытник выступил с опровержением информации о допросе Федерального бюро расследований, который прошел в связи с его вмешательством в выборы президента США 2016 года.

Следует напомнить, что директор НАБУ Сытник был вызван на допрос в Генеральную прокуратуру в качестве свидетеля по делу о вмешательстве в выборы президента в США, когда генпрокурором был Юрий Луценко, от которого остались одни воспоминания. И если Холодницкий и Сытник продолжат вместо долгожданных арестов высокопоставленных чиновников рассказывать, как о своем высоком достижении, что им удалось вернуть в государственный бюджет полтора миллиона гривен, которые получили народные депутаты в качестве компенсации за аренду жилья, их ожидает такая же печальная участь, как и бывшего генпрокурора.

Действительно, как показывают последние социологические опросы, 75% украинцев не видят успехов в борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти. 65% граждан, опрошенных Киевским международным институтом социологии и Центром Разумкова, также не видят продвижения в расследовании резонансных уголовных дел.

Руководство силовых органов и правоохранительных ведомств в Украине продолжает заниматься политическими играми – как по собственной инициативе, так и по заказу, словно время остановилось. Новая власть – болезни старые.

Наилучший пример того, как с потерей высокой должности бывший чиновник, замеченный в политических играх, теряет не только карьерные перспективы задолго до наступления пенсионного возраста, но может и лишиться жизни, представляет собой Юрий Кравченко.

В 2001 году получили распространение «пленки майора Мельниченко», на которых зафиксирован разговор людей, похожих своими голосами на министра внутренних дел Юрия Кравченко и президента Леонида Кучму, обсуждавших возможность физического устранения оппозиционного журналиста Георгия Гонгадзе. В 2005 году Кравченко в день своего рождения был вызван на допрос в Генеральную прокуратуру по делу об убийстве Гонгадзе, но остался дома, чтобы застрелиться со второй попытки. За причастность к громкому политическому убийству получили тюремные сроки несколько бывших сотрудников МВД. А бывший президент Кучма 9 августа 2020 года отметил свой 82-й день рождения в кругу семьи.

А как можно превратиться в политический труп, показывает пример Юрия Луценко. Если в 2014 году бывшего министра внутренних дел съезд «Блока Петра Порошенко» избрал его председателем, то пять лет спустя, когда партия сменила название на «Европейскую солидарность», ему – уже как бывшему генпрокурору – не нашлось места в руководящих органах политической силы. Сменив за два десятилетия несколько политических партий, которые придерживаются противоположных идеологий, Луценко в итоге оказался у разбитого корыта. Теперь уровень притязаний бывшего главы МВД и ГПУ – «создать Фонд поддержки украинской книги», как он заявил журналистам после своей отставки.

Основной причиной того, что Луценко выпал из обоймы и его избегают как прокаженного, стала не его низкая эффективность при большой эффектности в руководстве правоохранительных органов. Все объясняется активностью, которую он проявил в скандале вокруг члена совета директоров компании Burisma Limited Хантера Байдена, сына Джо Байдена, кандидата от Демократической партии на выборах президента США 2020 года. Вдобавок в октябре 2019 года Луценко поспешил заявить о своей готовности дать показания в деле об импичменте действующего президента США Дональда Трампа.

В отличие от Луценко, его сменщик на посту генпрокурора Руслан Рябошапка отказывался комментировать дело компании Burisma Limited, но преуспел в другом. Он тормозил расследование махинаций в Укроборонпроме («дело Свинарчуков») и затягивал передачу в суд дело одесского активиста Стерненко, обвиняемого в убийстве.

Стремительным закатом своей карьеры Рябошапка обязан Ирине Венедиктовой, которая, по его словам, на встрече с президентом Владимиром Зеленским, заявила, что он продает уголовные производства, и добавила, что он тормозит расследование ряда дел, в которых фигурирует Петр Порошенко.

Быстро освоившись в кресле генпрокурора, Венедиктова уже сменила риторику. «Да, за решеткой не топ-коррупционеры и не политики первого эшелона — все еще впереди», говорит она. Когда она исполняла обязанности директора ГБР, то отличилась тем, что непропорционально много внимания уделяла персоне Порошенко. Не имеющие судебных перспектив уголовные производства только добавили баллов главному оппоненту президента Зеленского.

Сытник, которого Ровенский апелляционный суд признал виновным в правонарушении, связанном с коррупцией, вместо поиска коррупционеров в высших эшелонах власти, как того требует его должность, постоянно воюет с конкурентами в лице Холодницкого, то с ГБР – весной 2019 года детективы НАБУ завели сразу пять уголовных дел, в которых фигурировал директор Государственного бюро расследований Роман Труба.

Кроме того, что руководители силовых органов часто пробуют себя на политическом поприще при исполнении служебных обязанностей, они еще находят время для решения коммерческих вопросов. Так, в 2015 году, во время горячей фазы Антитеррористической операции председатель СБУ Валентин Наливайченко после пожара на нефтебазе компании «БРСМ-Нафта» выступил с обвинениями в адрес заместителя генпрокурора Анатолия Даниленко. В ответ Наливайченко услышал обвинения в «крышевании» контрабанды через линию разграничения с ОРДЛО и фактах коррупции в СБУ, и был отправлен в отставку. После этого он без всякого успеха создавал политическую партию и даже участвовал в президентских выборах 2019 года, на которых получил в свою поддержку 0,22% голосов избирателей.

Известно, что за возникновением в Украине новых органов по борьбе с коррупцией стоят США. Суть в том, что Федеральное бюро расследований создавалось в свое время не только для борьбы с мафией и организованной преступностью, но и для формирования нового политического класса. Молодая американская нация нуждалась в том, чтобы правящая элита была очищена от преступных элементов, а для этого США не имели несколько веков эволюционного развития, как европейские государства. В интересах государства нужно было предпринимать спешные и неординарные меры. Вот ФБР и стало выполнять функции советского парткома, занимаясь чисткой политических рядов. А в Украине мы наблюдаем за тем, как руководство силовых ведомств и правоохранительных органов, возомнив себя политическим классом, занимается межвидовой борьбой и зарабатывает политический капитал, вместо того, чтобы бороться с коррупцией на благо общества и государства.

Взгляд

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях