Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Лукашенко против всех: как проходят президентские выборы в Беларуси

10 июля 2020, 08:54 0
Поделиться

Нынешняя избирательная кампания в Беларуси должна была пройти привычно спокойно, а Александр Лукашенко – без проблем переизбраться уже на шестой подряд президентский срок. Кресло главы государства он бессменно занимает еще с 1994 года.

Но пару месяцев назад события начали развиваться отнюдь не по его сценарию. Почему так получилось, будет ли в Беларуси Майдан, что должна в этой ситуации делать Украина и на что рассчитывает Россия – в материале.

Ровно через месяц, 9 августа, в Беларуси должны пройти президентские выборы. Показательна даже сама дата их проведения. Первая половина августа – время минимальной политической активности в любой стране, не только в Беларуси.

"Традиционная" белорусская оппозиция проевропейского толка даже проводила праймериз, но в итоге от похода на выборы оппозиционеры отказались, сославшись на пандемию коронавируса.

"Честно говоря, думала, что эти выборы будут вялыми", – откровенно заявила в середине мая глава Центризбиркома Беларуси Лидия Ермошина, которая занимает эту должность с 1996 года. К тому моменту политическая ситуация в стране уже серьезно накалилась.

Неожиданные конкуренты

Первым возмутителем спокойствия стал блогер Сергей Тихановский. Весной прошлого года он завел Youtube-канал "Страна для жизни" и начал ездить по стране, записывая интервью с обычными белорусами, которые делились с ним своими проблемами: безденежьем, отсутствием работы, безразличием чиновников.

Блог стал достаточно популярным, на данный момент на Тихановского подписаны почти 250 тысяч человек – немало для страны с населением менее 10 миллионов.

6 мая Тихановский был арестован на 15 суток за участие в акциях против "углубленной интеграции" России и Беларуси еще в декабре прошлого года. После этого на его канале вышло заранее записанное видео, в котором он объявил о своем походе в президенты.

Но ЦИК отказал ему в регистрации, сославшись на то, что кандидат должен лично подписать нужные документы. Очевидно что за решеткой он этого сделать не смог.

Тихановский нашел выход – официальным кандидатом стала его жена Светлана. Потом блогер ненадолго вышел на свободу, возглавив ее избирательную кампанию, но после провокации на одном из митингов снова был арестован.

Теперь ему вменяют грубое нарушение общественного порядка и насилие в отношении полицейских. А жена тем временем оказалась под жестким прессингом властей и заявила о прямых угрозах ей и детям.

"Передо мной стоит выбор: дети или дальнейшая борьба. Я думаю, что мой выбор будет очевиден", – заявила Тихановская в середине июня.

На тот момент в борьбу вступили еще два неожиданных, но заметных кандидата, на этот раз уже из истеблишмента: Валерий Цепкало и Виктор Бабарико. Цепкало – создатель белорусского Парка высоких технологий, экс-замглавы МИД и бывший посол Беларуси в США.

Бабарико с 2000 года и до самого начала нынешней кампании возглавлял "Белгазпромбанк", принадлежащий российскому "Газпрому". Также он известен своей меценатской деятельностью: изданием собрания сочинений нобелевского лауреата Светланы Алексиевич, возвращением в страну картин Марка Шагала, Хаима Сутина и других художников-выходцев из Беларуси, созданием популярного культурного хаба ОК16 и прочим.

Для регистрации кандидатом в президенты Беларуси установлен довольно высокий барьер – не менее 100 тысяч подписей в свою поддержку. В итоге сбор подписей за Тихановскую, Цепкало и Бабарико стал для оппозиционно настроенных белорусов возможностью показать свое гражданскую позицию, в условиях, когда уличная политическая активность в стране крайне сложна и опасна.

Недовольных Лукашенко граждан оказалось действительно много, километровые очереди на сдачу подписей растянулись не только в Минске, но и в других городах Беларуси.

"Из-за эпидемии и необходимости соблюдать социальную дистанцию люди не толпились возле столиков, а стали вытягиваться в очереди. Я бы не сказал, что этих людей стало больше, чем обычно, но среди них появились другие слои населения. Так, Тихановский разбудил протест жителей регионов, которые вернулись с заработков в России после начала пандемии. Сократились и возможности для ведения небольшого бизнеса", – рассказал РБК-Украина корреспондент Deutsche Welle в Минске Павлюк Быковский.

Экономическая ситуация в стране – действительно важная составляющая протестных настроений. "Белорусская стабильность", к которой любят апеллировать некоторые украинские политики, основана на полусоветском укладе экономики с абсолютным доминированием госсектора, особых экономических отношениях с Россией, все хуже справляется с новыми вызовами.

После того как РФ фактически перестала субсидировать белорусскую экономику низкими ценами на нефть, ситуация начала стремительно ухудшаться, промышленное производство и ВВП ушли в минус еще до начала пандемии.

"Многих достала безнадега жизни при Лукашенко. Не то, чтобы люди совсем кладут зубы на полку, но за 10 лет зарплата в долларовом эквиваленте не то что не выросла, а даже снизилась, в 2010 году была около 500 долларов, сейчас ниже из-за волатильности курса. Есть безработица, есть общая депрессивность, особенно в регионах", – отметил РБК-Украина руководитель аналитических проектов информационной компании "Белапан" Александр Класковский.

Еще одним фактором стала пандемия COVID-19. И не только потому, что она показала неготовность медицинской системы страны, из-за которой белорусам пришлось скидываться на помощь медикам на краудфандинговых площадках.

Сам Лукашенко категорически отрицает опасность коронавируса, в Беларуси не были введены карантинные меры по примеру абсолютного большинства других стран, как ни в чем не бывало продолжался даже футбольный чемпионат. В качестве мер по борьбе с пандемией президент Беларуси предложил походы в сауну, водку и тяжелый труд.

"Лукашенко занял сам такую позицию, сам высказывался так, что это раздражало людей. Они смотрят российские каналы, на которых говорят о том, что коронавирус очень опасен, а потом на той же "кнопке" Лукашенко рассказывает, что это все истерия, что нужно гулять, пить водку и кататься на тракторе. В результате два важных для людей авторитета – Россия и Лукашенко – заявляют совершенно разное", – объяснил Быковский.

Но количественно измерить общественное недовольство в Беларуси практически невозможно, ведь независимая социология в стране давно под запретом. Ряд популярных изданий решили провести собственные онлайн опросы, породившие мэм "Саша 3%". Именно такую поддержку Лукашенко набрал в нескольких из них, после чего власть наложила запрет даже на проведение подобных опросов, очевидно нерепрезентативных, хоть и показательных.

Мэм про "3%" стал очень популярен, перекочевав на футболки, кепки, плакаты и подобную продукцию, наряду с другим символом кампании – перечеркнутым усатым тараканом, с подписью "Стоп таракан!", и тапками, которые оппозиционеры приносят на свои акции. Из-за этого события последних месяцев назвали "тапочной революцией".

Российский след

На все проявления недовольства власть отреагировала привычными репрессивными методами. Вслед за Тихановским за решетку отправился и Бабарико, вместе с сыном и полутора десятков сотрудников "Белгазпромбанка".

Кандидату выдвинули обвинения в неуплате налогов и отмывании денег, государственные СМИ начали против него активную пиар-кампанию. Массовые аресты блогеров и активистов прошли и по всей Беларуси.

Во всех нынешних событиях Лукашенко привычно видит зарубежный след. Но если раньше виновными он называл коллективный Запад, то сейчас – Россию. В ежедневном режиме президент Беларуси расписывает угрозы национальному суверенитету страны и клянется не допустить никаких "майданов", прямо намекая на возможное применение силы при необходимости.

При этом лично Путина Лукашенко не упоминает, за все отдуваются некие "российские олигархи" и экс-посол РФ в Беларуси Михаил Бабич.

Парадоксальным образом, несмотря на воинственную патриотическую риторику о защите независимости от российских посягательств, Лукашенко не рвет связи с Кремлем, скорее наоборот. Он стал одним из немногих лидеров государств, прибывших 24 июня в Москву на военный парад.

"Лукашенко живет понятиями начала 90-х, когда на разные аудитории можно было говорить разные вещи. Белорусским гражданам он в разной форме говорит об угрозе суверенитету, а, приезжая в Москву, он говорит, что приехал в столицу своей родины. Раньше это прокатывало, когда не было интернета, а государство имело монополию на информацию", – сказал изданию Быковский.

При этом оппозиционность к власти Лукашенко в Беларуси отнюдь не означает автоматической поддержки курса на ЕС и НАТО, многие оппозиционеры к России относятся вполне положительно, впрочем, при условии сохранения суверенитета. Те же Бабарико и Цепкало, особенно в начале своих кампаний, также публично высказывались за тесную дружбу и интеграцию с РФ.

При этом монополию на дружбу с Россией Лукашенко последовательно оставляет за собой.

"Стопроцентного кандидата Кремля в Беларуси на этих выборах нет. Как говорят в Беларуси, Россию может любить только один белорус, только он знает, как ее любить правильно, все остальные идут в тюрьму. После 2000 года в отношениях между Россией и Беларусью в обиход вошла формула "нефть в обмен на поцелуи", или "деньги в обмен на лозунги". Если, чтобы получить миллиард долларов, Лукашенко надо было один раз сказать "мы любим Россию", то, чтобы получить три миллиарда, надо три раза сказать эту фразу. Но ничего при этом не делать", – сказал РБК-Украина эксперт Украинского института будущего Игар Тышкевич.

По его словам, сейчас Россия активно пытается искать новые точки входа в Беларусь, в частности, в гуманитарной сфере, и пробует найти подход к чиновникам среднего звена, которые стали бы лояльны к усилению российского влияния в перспективе.

Шансы на "Плошчу"

До 14 июля белорусский ЦИК будет проводить регистрацию кандидатов. На этом этапе уже отпал Валерий Цепкало. Более половины из 160 тысяч собранных им подписей были признаны недействительными. При этом бороться за свои права любому независимому кандидату практически нереально, вся система избирательных комиссий в Беларуси находится под тотальным контролем президентской администрации.

Тихановская и особенно Бабарико собрали подписи в свою поддержку с запасом и смогли преодолеть барьер в 100 тысяч. Впрочем, их еще могут "срезать" на этапе проверки имущественных деклараций.

После регистрации кандидатам отводится три с половиной недели на официальную агитационную кампанию. Как рассказывают собеседники издания, проходит она совершенно не так, как, к примеру, в Украине.

О свободной масштабной агитации, размещении внешней, теле- и радиорекламы, встречах с избирателями, проведении многочисленных митингов и демонстраций и, тем более, о дебатах между кандидатами и их командами на ток-шоу речь не идет. Так, для проведения любых агитмероприятий власть определила четкий перечень парков, скверов и прочих мест отдыха, многие из которых находятся на окраине городов.

"Белорусская избирательная кампания выглядит очень лапидарно. Белорусские власти заинтересованы в том, чтобы кампания прошла как можно менее заметно, чтобы не было политизации общества, об этом говорится прямым текстом. В понимании властей, выборы это ритуал: как зомби пришли на участки, опустили бюллетени в урны, а дальше уже не ваше собачье дело, как мы их будем считать", – сказал РБК-Украина Александр Класковский.

Он считает, что в день выборов и после них на белорусских улицах наверняка пройдут стихийные массовые акции, но шансы на полноценную "Плошчу" – эквивалент украинского "Майдана" – не столь велики, ведь белорусская власть решила включить силовой ресурс превентивно, на ранних стадиях кампании.

Помимо общей терпеливости белорусов, роль сыграет и отсутствие ресурсов для масштабного протеста – традиционная оппозиция бедная и маргинализованная, а бизнес запуган, особенно после истории с Бабарико. Тогда как силовики и номенклатура сохраняют лояльность Лукашенко.

По мнению Быковского, многое зависит от того, будут ли зарегистрированы оставшиеся ключевые оппоненты Лукашенко. Если нет – то и оснований для протеста будет меньше.

"Для взрыва нужны основания. Лукашенко совершает много мелких ошибок, за которые его можно критиковать, но не сделал ничего, что взорвало бы общество. Возможно, он еще сделает", – уточнил Быковский.

Право выбора

Массовые акции протеста после выборов и их жестокий разгон властями – это пока оптимальный сценарий для Кремля, который не оставляет попыток принудить Беларусь к "углубленной интеграции".

Как рассказал на днях посол Беларуси в РФ Владимир Семашко, в феврале 2019 года российская сторона предлагала белорусам подписать документ, который передавал бы на наднациональный уровень (в так называемое "Союзное государство") 95% государственных функций. По сути, это означало бы конец независимости Беларуси.

"Москву устраивает то, что делает Лукашенко, который крушит всю мебель в своей квартире и пытается ее поджечь. Потому что чем хуже его отношения с Западом, чем менее легитимен он будет, в том числе в глазах значительной части белорусов, тем проще россиянам потом будет брать его за горло с "углубленной интеграцией", – объяснил РБК-Украина Александр Класковский.

По мнению бывшего украинского посла в Беларуси Романа Безсмертного, ситуация в Беларуси имеет и прямое отношение к безопасности Украины. Пассивность украинской власти, которая никак не реагирует на происходящее у северного соседа, он считает совершенно ошибочной.

Вместо этого, по словам Безсмертного, Киеву стоило бы поднимать белорусский вопрос на всех доступных площадках, вроде ОБСЕ и Совета Европы, делая акцент на репрессиях против белорусской оппозиции.

"Европе не хватает поводыря для Беларуси, и Украина могла бы стать таким поводырем. А нынешняя пассивность выбрасывает нас за границы европейской политики. Кроме того, мы задекларировали европейские ценности, а рядом с нами диктатор издевается над своим народом – а мы молчим", – сказал РБК-Украина Безсмертный.

В свою очередь, Игар Тышкевич видит и конкретные прагматичные шаги, которые стоило бы предпринимать Украине, вроде совместных экономических проектов.

"Если белорусы увидят, что сотрудничество с украинскими регионами приносит им конкретную выгоду сегодня, завтра, послезавтра, то лучшего лоббизма украинских интересов не будет, тем самым антиукраинская политика Минска становится невыгодной", – сказал он.

По словам Тышкевича, Украина могла бы поделиться с соседом своим опытом в сфере децентрализации или предложить совместные закупки нефти не из РФ, что за счет больших объемов представляло бы интерес для мировых нефтетрейдеров.

В разговоре с РБК-Украина своего пессимизма не скрывал и первый глава независимой Беларуси, председатель Верховного совета республики в 1991-1994 годах Станислав Шушкевич (в эти годы должности президента в стране не существовало).

"Это не избирательная кампания, это мерзкие проделки нашего президента, который потерял всякую популярность и заслужил звание "3 процентов". Лукашенко идет ва-банк, использует дефекты нашего законодательства, чтобы обеспечить свое псевдоизбрание", – сказал он. При этом любые акции протеста, по мнению политика, власть попытается сорвать провокациями.

"Вы, украинцы, понесли большие жертвы, но отстояли великое право – избирать себе власть. В этом наше с вами отличие", – заключил Шушкевич.

МИЛАН ЛЕЛИЧ

Источник:  РБК-Украина
 
Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях