Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Узники Кремля: что мешает Зеленскому вернуть украинцев из российского плена

Политика24 октября 2019, 09:26 0
Поделиться

После состоявшегося в начале осени обмена заключенными в российском плену остаются еще сотни украинских политических узников. Несмотря на регулярные обещания президента Владимира Зеленского добиться и их освобождения, перспективы нового обмена очень туманны.

Тем временем, российские власти продолжают захватывать новых и новых заложников, чтобы шантажировать Украину в будущем. Подробнее – в материале.

Во вторник, 22 октября, стало известно, что "суд" так называемой "ДНР" приговорил украинского журналиста Станислава Асеева к 15 годам лишения свободы. Ему вменяют "создание экстремистской организации", "шпионаж", "подстрекательство к шпионажу", "публичные призывы к экстремистской деятельности" и т.д.

Несмотря на оккупацию Донецка, Асеев остался жить в городе, под псевдонимом писал оттуда материалы для нескольких общенациональных СМИ. Летом 2017 года он был задержан боевиками, его освобождения неоднократно требовали украинские и международные общественные организации.

Посольство США в Украине уже отреагировало на новость о приговоре, в очередной раз призвав Россию "и силы, которые она поддерживает" немедленно освободить Асеева и других незаконно удерживаемых.

После состоявшегося 7 сентября обмена между Украиной и РФ по формуле "35 на 35", на неподконтрольной части Донбасса, в оккупированном Крыму и на территории самой России по-прежнему остаются сотни украинцев – политических узников.

По информации СБУ, только на территории отдельных районов Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) незаконно удерживаются 227 граждан Украины. Это как военнослужащие, многие из которых попали в плен еще во время боев 2014 года, так и гражданские, вроде того же Асеева.

Как рассказала глава правления Центра прав человека ZMINA Татьяна Печончик, на данный момент в РФ и оккупированном Крыму находятся еще 87 украинских политузников.

"Это согласованный, унифицированный многими общественными организациями список, там те люди, насчет которых нет сомнений. Еще ряд кейсов находятся на проверке, про кого-то мы можем просто не знать", – уточнила Печончик.

По ее словам, именно этот список недавно освобожденный из плена украинский режиссер Олег Сенцов 1 октября передал президенту Франции Эммануэлю Макрону. В то же время по подсчетам Крымскотатарского ресурсного центра, только на полуострове сейчас насчитывается 99 политически преследуемых.

Руководитель этой организации Эскендер Бариев объяснил РБК-Украина, что разница в цифрах вызвана, в частности, различной методологией подсчета, которую применяют правозащитники. Ведь на уровне украинского законодательства понятие "политический преследуемый" не определено.

В частности, Бариев с коллегами учитывают и тех, кто сидит под домашним арестом, носит электронный браслет или получил условный срок – таких 11 человек. Еще 88 человек из их списков на данный момент находятся в СИЗО или колониях, многих уже вывезли из Крыма на территорию России. 80 из 99 политически преследуемых – крымские татары, рассказал правозащитник.

Точное количество политических заключенных-украинцев установить невозможно, отметила в разговоре с изданием глава правления Центра гражданских свобод Александра Матвийчук. "О многих незаконно задержанных мы получаем информацию намного позже. Что касается ОРДЛО, то там этого вообще никто не фиксирует", – уточнила она.

Причины, из-за которых Кремль после длительного давления все же пошел на сентябрьский обмен, до конца непонятны и дают большое пространство для конспирологии.

По одной версии, России было важно вытащить из рук украинского и международного правосудия Владимира Цемаха, причастного к катастрофе малазийского "Боинга" летом 2014 года.

По другой – Россия решила продемонстрировать свою готовность к мирному урегулированию ситуации на Донбассе и пойти на некоторые уступки, на фоне того, как Украина согласилась применить "формулу Штайнмайера".

Согласно третьей версии обмен стал частью каких-то более широких, но скрытых от общества договоренностей между Украиной и РФ.

Сразу же после освобождения украинских заключенных в сентябре президент Владимир Зеленский анонсировал следующие обмены. О том, что работа над этим ведется "очень активно", в середине прошлого месяца заявил глава МИД Вадим Пристайко.

Во время пресс-марафона 10 октября Зеленский уточнил, что существует целых три списка на обмен. В первом – те, кто находится на территории РФ и оккупированного Крыма, второй – те, кто точно находятся в ОРДЛО, третий – те, кто по информации украинской стороны, находятся на оккупированном Донбассе, но по ним нет подтверждения со стороны т.н. "ДНР" и "ЛНР".

В своих публичных выступлениях Зеленский всегда связывает освобождение украинских политзаключенных с прогрессом в мирном урегулировании на Донбассе, реализацией "формулы Штайнмайера", проведением выборов в ОРДЛО, выводом российских войск и т.д.

"Мы готовы хоть завтра осуществить этот обмен. Но российская сторона декларирует нам, что без "нормандского формата" мы не придем к этому решению. Вот почему я спешу с "нормандским форматом", – заявил президент во время пресс-марафона.

При этом, отмечает Зеленский, если переговоры нормандской четверки сорвутся, обмен будет обсуждаться в минском формате или на его прямых переговорах с Путиным. В то же время в Кремле утверждают, что на данный момент никаких конкретных сроков саммита "нет и быть не может".

Обмен пленными – одна из тем, на которой российская власть может активно спекулировать и давить на украинского президента, чтобы заставить его пойти на уступки по политическим вопросам в контексте "нормандского формата".

Последняя встреча Трехсторонней контактной группы в Минске касалась и темы обмена. Однако переговоры были отложены из-за срыва разведения войск в Петровском и Золотом. Россия и ее боевики не выполняют свои обязательства, но настаивают на новых уступках с украинской стороны.

В контексте будущих потенциальных обменов большой проблемой для Украины является то, что РФ имеет огромные возможности и дальше пополнять списки украинских политических узников. В частности, за счет того, что сами украинцы, несмотря на многочисленные предупреждения МИД, продолжают спокойно ездить в РФ.

Это касается даже сотрудников органов государственной власти. Так, 24 сентября СБУ сообщила, что во время пересечения украино-российской границы ФСБ РФ задержала инспектора украинской таможенной службы.

В его автомобиле якобы обнаружили "товары, которые можно использовать в военных или террористических целях". Таможенника двое суток продержали в изоляторе, требуя признать вину, но, не получив никаких доказательств, отпустили из-под стражи.

Но главный источник новых пленных для российских силовиков – это оккупированный Крым. По словам Эскендера Бариева, в этом году наблюдается существенный рост репрессий на полуострове, в частности, количества задержаний и арестов. В первую очередь, под удар попадают крымские татары, но не только.

Так, 10 октября был задержан и арестован 61-летний пенсионер из села Орехово Сакского района Олег Приходько, который открыто занимает проукраинскую позицию и ранее постоянно сталкивался с давлением и угрозами оккупационных властей полуострова. Таким образом, "список 86-ти" незаконно удерживаемых в РФ и Крыму превратился в "список 87-ми".

Сейчас российские спецслужбы вменяют Приходько незаконное изготовление взрывчатых веществ и подготовку к террористическому акту. По версии ФСБ, он якобы собирался взорвать здание администрации города Саки.

"Проблема политзаключенных не существует вне войны РФ против Украины, пока будет длиться активная фаза этой войны, РФ может использовать такой инструмент, как лишение свободы по политическим мотивам", – объяснила РБК-Украина Татьяна Печончик.

Сейчас вместе с другими правозащитниками она работает над тем, чтобы сделать имена находящихся в заключении украинских политузников более узнаваемыми и рассказать их истории.

Ведь, к примеру, имена Олега Сенцова, Александра Кольченко и Романа Сущенко звучали на международном уровне долгое время, их освобождения добивались лидеры ведущих стран Запада. В итоге их все же удалось вернуть в Украину. А о тех, кто до сих пор находится в плену РФ, украинское общество и мир слышали намного меньше.

"Благодаря недавнему обмену Российская Федерация избавилась от "токсичных" для них имен среди политических заключенных. И сейчас перед правозащитниками стоит задача набрать "токсичности" для РФ на международном уровне среди тех, кто еще остались в заключении, чтобы Россия захотела от них так же избавиться, как от того же Сенцова", – сказал изданию Эскендер Бариев.

Россия садит украинцев за решетку в нарушение принципов международного права и прав человека, а Украина судит боевиков и наемников за реальные преступления, в том числе особо тяжкие. Но де-факто освобождение украинцев возможно только в формате обменов, непосредственно с РФ или с т.н. "ДНР" и "ЛНР".

"Генпрокуратура вместе с СБУ имеют 1100 осужденных террористов, можем менять побатальонно", – заявил перед самым увольнением экс-генпрокурор Юрий Луценко.

Но насколько эти люди нужны самой России и готов ли Кремль ради них идти на какие-то уступки – очень спорный вопрос. "Россию не интересуют ее собственные граждане, ее интересует лишь геополитика", – уверяет Александра Матвийчук.

По ее информации, на переговорах с россиянами представители Украины сами рассказывают, кто сейчас находится у нас в заключении – тогда как ту сторону этот вопрос не интересует.

Милан Лелич

Источник:  РБК-Украина
 
Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях