Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Новый старт

15 июля 2019, 09:27 0
Поделиться

В декабре 2019-го обновится большинство институтов Европейского Союза.

Начнет действовать новая Европейская комиссия в составе президента, высокого представителя ЕС по вопросам внешней политики и безопасности и 28 комиссаров (правительство). Заседаниями Европейского совета глав государств и правительств стран-членов будет руководить его новый президент. Новый президент появится и во главе Европейского центрального банка. Всех их согласовать должен Европейский парламент (ЕП) — единственное на сегодняшний день учреждение, имеющее полноправного избранного руководителя, тоже президента.

Всем нам хочется заглянуть в будущее и узнать, чем эти новые будут отличаться от старых — не в одежде и манерах, а в понимании интересов, проблем и добавленной стоимости Украины. И как это понимание улучшить уже сегодня.

8 июля в Киеве состоялся очередной саммит Украина–ЕС. Событие уже будничное, понятное и предсказуемое по смыслу. После избрания нового президента Украины ряд политиков и высоких бюрократов в Киеве и Брюсселе высказывали мнение, что саммит нужно отложить. Прежде всего потому, что в Украине ожидаются выборы в Верховную Раду, а следовательно — европейская сторона не будет знать, кто будет руководить парламентом, какими будут состав и программа нового правительства. А также потому, что президент Украины будет говорить с теми, кого в мире принято называть "хромыми утками". Ведь все гости лишь формально будут возглавлять ЕС на этом этапе, на самом же деле они уже упаковали чемоданы и передают полномочия новым лицам. Которых на Печерских холмах на саммите не будет. Так о чем можно договариваться?

Поездка президента Зеленского в Брюссель 4–5 июня 2019 года положила конец спорам: саммит состоится 8 июля. Резон — времени на раздумья и дискуссии нет. В Украине разогревается гражданское общество, Российская Федерация традиционно использует временную слабость Украины и ЕС.

Гражданское общество и многомиллионный избиратель за его спиной хотят результатов от президента, которому они отдали почти три четверти голосов. Результат, по европейским меркам, заоблачный. Именно этот результат стал решающим аргументом для эластичного украинского Конституционного суда в принятии решения о роспуске Верховной Рады и назначении досрочных выборов. Но и суд был бессилен заставить парламент пойти навстречу главе государства в принятии предложенного законодательства и важных кадровых назначениях. Дед Мороз появился, однако без волшебной палочки, и Новый год, соответственно, не наступает вот уже третий месяц.

Кремль использует европейское и украинское разобранное состояние. Каждый день убивает или ранит защитников — военных и гражданских, разрушает жилища и производства, расшатывает международное санкционное единство и общую политическую позицию относительно осуждения РФ. Свежий пример — решение о возвращении делегации Российской Федерации в Парламентскую ассамблею Совета Европы, продавленное "принципиальными защитниками и партнерами Украины" — ФРГ, Францией и главной жертвой уголовного акта против самолета "Боинг" рейса МН17, Нидерландами.

Таков фон саммита 8 июля 2019 г., да и будущих отношений Украина–ЕС на ближайшие месяцы и даже годы. Горький и темный. Посветлеет ли? Кто те, что придут на смену действующему руководству в Брюсселе?

Новые-старые

Именно так можно назвать избранных европейских президентов. После невиданного в истории ЕС тритурового марафона на Олимп попали неожиданные кандидаты. Президента Европейского совета (то есть, для понимания, завтрашний Дональд Туск) бельгийские специалисты характеризуют как мастера компромисса. Так что, можем ли представить, что мастер компромисса придет в Верховную Раду Украины и произнесет, пусть не на украинском, спич большой публичной силы, глубокого анализа и твердой позиции? Представить не можем. Но может ли Шарль Мишель, который любезно разговаривал с премьером РФ Медведевым, категорически требовать от президента Путина вывести войска из Украины (Донбасс+Крым, не забудьте)? Похоже, и здесь утвердительного ответа не будет.

У президента Европейской комиссии Урсулы фон дер Ляйен тоже вряд ли имя на уровне Жан-Клода Юнкера. Она — словно представитель "большой Германии", он — словно "маленького Люксембурга". Вот только за ним — авторитет многолетнего переговорщика и самодостаточного лица, а за ней — слабые немецкие вооруженные силы и экспертиза в сфере рождения и воспитания детей. Которым в жесткой европейской политике места нет.

Жозеп Боррель на должности высокого представителя — свет в окне после ватной предшественницы. Он архиважный, поскольку теперь все важные разговоры — о безопасности. Для Испании безопасность начинается в Сеуте и Мелилье, распространяется на Алжир, Марокко, Тунис, Африку Сахарскую и Подсахарскую, Ближний Восток, и уже совсем немного остается на Восточную Европу, Украину, Молдову, Грузию. Обижаться не на что. Для украинцев Сеута, а тем более Мелилья — как Альфа Центавра, а Станица Луганская близко, как собственная кухня. Отечественные журналисты из адептов "зрады" напоминают, что Боррель — социалист (левак!), а те, которые от "перемоги", — что он назвал действия РФ против Украины вражескими. Значительно важнее в этой ситуации, кто будет правой рукой Борреля — генеральным секретарем Европейской службы внешней деятельности, и кто — директором департамента Восточной Европы и РФ.

Кристин Лагард, которая должна возглавить Европейский центральный банк, знает об экономике и финансах Украины не меньше, чем пятеро наших последних премьеров и министров финансов вместе взятых. Проблема в том, что к ЕЦБ Украина не имеет никакого отношения. К МВФ имела, и тесное, и даже жизненно важное. По международной этике (правильно будет сказать, по этике стран евроатлантического пространства и либеральной демократии), Лагард уже не позволяет себе руководить МВФ, хотя ее утверждение в ЕЦБ формально еще впереди.

Остается Давид-Мария Сассоли, президент Европейского парламента, этого наименее важного учреждения, по словам ряда отечественных политологов. Я лично такую оценку не разделяю. Да, ЕП медленный, сложный, занятый делами внутренними для ЕС, а не внешними. Да, он во многом декларативный и бюрократический. Но он демократический. Прозрачный. А еще — это главная европейская тусовка. Мысли чаще рождаются в других институтах Евросоюза. Но обсуждаются и согласовываются именно в ЕП.

Парламент — наше все

Понятно, что не президент ЕП руководит процессами, поскольку речь идет о демократической тусовке. И это хорошо для Украины. Здесь никто не встанет и не скажет "Нет!", как, например, в Европейском совете. А следовательно, приоткрывается поле для успешной информационно-разъяснительной работы, которую у нас в последние годы упрямо называют лоббизмом (наверное, потому, что так короче). Этим удачно занимался в течение последних лет парламентский комитет ассоциации Украина–ЕС при профессиональной поддержке дипломатов представительства Украины при ЕС.

Важно, чтобы следующий состав комитета, который будет утверждать Верховная Рада Украины нового созыва, уделял больше внимания экономическим и секторальным делам. Европейский парламент, а через него и Рада, и комиссия, должны понять, что соседняя Украина, несмотря на всю ее временную слабость, является важным торговым и социальным партнером. Который поставляет качественную аграрную и промышленную продукцию, квалифицированную и мотивированную рабочую силу, талантливую техническую интеллигенцию, а не только проблемы безопасости. Партнер, который докажет свою важность для ЕС. А мы, Украина, — важны, только не умеем это должным образом показать. Этот партнер невольно услышит вскоре вопрос: "Как дела? Чем помочь? Ты в безопасности?"

Чтобы это произошло, нужны три взаимосвязанных вещи.

Первая. Определение Стратегии внешней политики Украины на уровне Верховной Рады и ее имплементация как составляющая программы правительства.

Вторая. Выполнение этой стратегии Министерством иностранных дел Украины в виде отдельной государственной политики в отношении отдельных стран, регионов или международных проблем с предоставлением соответствующего бюджетирования министерству именно для выполнения конкретной политики (планов деятельности).

Третья. Реформирование МИД, чтобы оно могло работать над выполнением государственного заказа от парламента и правительства в упомянутых направлениях, а не по указанию президента, руководителя и работников его Офиса, премьера, влиятельной фракции или важного комитета, и даже министра и его заместителей. Роль последних — политическое руководство и представительство.

Кстати, такая реформа — это не для европейской интеграции. Это для внешних сношений в целом, международной торговли и военно-технического сотрудничества, для консульской защиты граждан и свободы передвижения. Она злободневна, и мы сразу увидим результат.

Нет необходимости детализировать, что и как надо сделать для этой трехходовки. Об этом неоднократно писалось в нашем издании, этим занималось журналистское сообщество, общественные организации направления международной безопасности. Но заметим, что выполнить такой план весьма непросто.

Прежде всего, есть инерция бюрократического аппарата, который будет сопротивляться глубоким европейским реформам одной из своих составляющих — МИД.

Спросят себя, готовы ли они утратить ручной контроль над дипломатией, и в Офисе президента. С одной стороны, именно они, как партия-победитель, будут формировать влиятельные комитеты в Раде, программу правительства, Стратегию внешней политики, будут назначать министра и заместителей. С другой — украинская ментальность, на примере предыдущих пяти президентов, очевидно, не укладывается в такую форму демократического правления. Телефонную трубку в нашем обществе никто еще не отменил...

Альтернатива — дальнейший отток дипломатических кадров, углубление инерционного "чего желаете?", варка в собственном многолетнем бульоне, неготовность к новациям, рискам, вызовам. А их все больше. Слово "зрада", и не только в адрес Совета Европы, становится самым популярным в национальном лексиконе. В начале 1990-х именно дипломатия вывела Украину в международные отношения и заложила фундамент правового, демократического, социального государства. Время на нем начать такое государство строить. Примеры, пусть и не идеальные, — в странах Европейского Союза. Министерство иностранных дел, как эксперт мирового развития, должно быть впереди. И немедленно, пока новая власть имеет кредит доверия и веру в свои силы.

Никто не скажет, что будет легко.

И еще: назад пути нет.

Андрей Веселовский, Чрезвычайный и Полномочный посол Украины

Источник:  Зеркало недели
 
Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях