Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Петр Порошенко, имитация суверенитета и «солёный огурец»

8 октября 2014, 08:59 6
Поделиться

Пятый Президент Украины является во многом фигурой переходной, открывающей для государства революционные перспективы. В чем-то нынешний президент Украины схож с Михаилом Горбачевым, запустившим проект Перестройки СССР, который, в конечном итоге, уничтожил самую крупную страну на планете.

Как Михаил Сергеевич в конце 80-х, так Петр Порошенко в середине 10-х вынужден идти на неприятные для правящего класса меры по реформированию государственной машины. На эти вынужденные шаги его толкает сверхагрессивное гражданское общество, война и тотальное обеднение населения Украины.

Скорее всего, Петра Порошенко ждет участь Михаила Горбачева, и он не досидит до конца своей каденции. Вполне возможно, что он станет последним президентом «старой Украины» в её былых государственных границах и с ментальным делением по оси «восток-запад».

К таким неутешительным выводам нас подводит и персональная биография Петра Алексеевича (особенно в контексте методов формирования команды), и динамика борьбы за власть в Украине, которая перешла от регионального соперничества к чистой олигархической конкуренции.

Новый поворот

На протяжении более чем 15 лет основная политическая борьба в стране проходила между условным «днепропетровским кланом» и «донецким кланом». Признак был чисто региональным – другим он быть и не мог. Дело в том, что основной капитал в 90-х выстраивался вокруг приватизированных государственных предприятий. Это знаменитая история, которую мы все пережили и все видели собственными глазами.

Так вот, первый «днепропетровский» клан подарил стране восьмилетнее правление Леонида Кучмы, конституцию, первые политические преследования и девальвацию гривны 1998 года (мог быть дефолт аналогичный российскому, но тогдашний глава НБУ Виктор Ющенко на ручнике «справился» с ситуацией).

Второй «донецкий» (правильнее говорить «Донбасский») клан подарил Виктора Януковича, политический кризис 2005-2010 годов, два Майдана и развал единой страны в 2014 году.

Собственно, после украинской революции 2014 года «донецкого клана» как такового и не осталось, и диалектическое противостояние между двумя землячествами было снято возникновением самопровозглашенной «Новороссии» и втягиванием Крыма в политическую орбиту России.

Революционный процесс родил новую модель власти в Украине. По сути региональное представительство осталось в силе (это прекрасно видно по мажоритарной части выдвиженцев от «Блока Петра Порошенко», в которую попали братья Балоги, друзья и родственники президента в родной Винницкой области, братья Дубневичи во Львовской области и т.п.), но с одной очень важной поправкой: центральную роль в политическом процессе страны после выборов будут играть не региональные элиты, а непосредственно президентская вертикаль.

Что-то подобное пытался построить Виктор Янукович, однако ему в этом процессе помешало то, что кроме членов собственной семьи и близких друзей он не мог доверить позиции «решал» в своей команде никому. И так уж получилось, что все его хорошие знакомые были родом из Донецкой области. Потому вертикаль была выстроена на основе «элиты» из одного региона.

В конечном итоге, это и подкосило власть Виктора Януковича, когда кроме лояльности от членов его команды обстановка в стране требовала мобильности в принятии решений и известной доли профессионализма.

Петр Порошенко, в этом смысле, более гибкий и проницательный политик. Он прекрасно понимает, что ручное управление государством требует оправданий и их можно найти в ярких бизнесменах-профессионалах. Своих, подкормленных, пригретых, но внешне успешных представителей финансового Олимпа.

Борис Ложкин, Юрий Косюк, Дмитрий Шимкив – это всё пестрая обвертка режима, защищающего все те же интересы национальной олигархии. Пусть каждый руководящий функционер команды Петра Порошенко своими силами заработал миллионы, знает английский язык и вообще является примером для подражания из рубрики self-made man, но это ничего, по сути, в стране не меняет.

Бедность населения усугубляется, уровень ненависти к власти в обществе растет и, вместе с этим, растет уровень сплоченности гражданского актива. Стоит ли напоминать в каком формате может реализоваться народный протест в данных условиях с богатыми и успешными правителями и нищим народом, который активно пичкают национально-патриотической пропагандой?

Правильно: протест может реализоваться в форме социальной революции а-ля Великой Французской или, на крайний случай, Февральской.

Но иначе и быть не может. Подтверждения этому следует искать в политической биографии самого Петра Алексеевича и своеобразном режиме, который был построен в Украине после президентских выборов.

Соленый огурец

Петр Порошенко всегда был участником президентских команд. В оппозиции он, конечно, был, но в силу разных причин (в первую очередь, своих медийных и финансовых возможностей) после очередных выборов всегда находил применение своим талантам на высших государственных должностях.

Начало его политической карьеры в 1998 году было тесно связано с президентским политическим проектом Леонида Кучмы СДПУ(о): Петр Алексеевич стал парламентарием в качестве активиста именно этой политической силы. Можно даже сказать, что политическое становление пятого президента прошло под крылом Виктора Медведчука.

Когда стало очевидно, что чисто чиновнический проект СДПУ(о) не обеспечивает стабильный результат на выборах, Петр Порошенко решил создать свою собственную политическую силу. Вместе с молодым политическим активом он основал Партию регионов (ещё не в известном нам енакиевском варианте, но суть была та же, ведь проект был четко выстроен под интересы Леонида Даниловича).

В 2001 году началась подготовка к очередным парламентским выборам, и Петр Порошенко, по всей видимости, был отодвинут с первых позиций в команде Леонида Кучмы (или же ему не смогли гарантировать получение высокого поста после проведении выборов).

Таким образом, будущий гарант решил делать ставку на основного претендента в борьбе за президентское кресло Виктора Ющенко – на то время прогрессивного политика, окружение которого составляли «новые украинцы» (например, Александр Третьяков и Николай Мартыненко). И не прогадал: в 2005 году Петр Алексеевич стал одним из столпов нового режима (секретарь СНБО – первая топ-должность в его биографии) и ближайшим соратником «оранжевого президента».

Дальше, как вы помните, последовал политический кризис, спровоцированный противостоянием «Тимошенко VS Порошенко», и закончившийся формированием технического правительства во главе с Юрием Ехануровым.

До президентских выборов 2010 года Петр Алексеевич сидел в кресле главы НБУ (с коротким залетом на позицию главы МИДа), а уже после прихода Виктора Януковича к власти продолжил свой карьерный путь в новом правительстве регионалов.
В конечном итоге, Петр Порошенко стал министром экономики в кабинете Николая Азарова и чувствовал себя на этой должности прекрасно, осознавая высокие шансы на получение позиции премьер-министра Украины после проведения парламентских выборов 2012 года (был такой тренд).

Но «кровавый диктатор» обломал всех претендентов: и убегающего от репрессий Валерия Хорошковского, и выпрашивающего должность с 2010 года Сергея Тигипко, и, конечно же, Петра Порошенко. Виктор Янукович дал возможность Николаю Яновичу дальше руководить министрами, наплевав на надежды молодых претендентов.

Поэтому реальная мотивация Петра Порошенко после выборов 2012 года сводилась не к борьбе с загнивающим режимом межигорского тирана, а к реализации собственных политически амбиций. Первоначально – на позиции мэра Киева, потом выше – на должности согласованного олигархами президента.

И всё бы вроде ничего, но уж больно бросается в глаза желание нового гаранта создать под себя политическую систему «Янукович’», только уже без яркой и действенной оппозиции. Систему, где всё будет завязано на мнение президента и его ближайшего окружения.

Для этого президент готов разбазаривать территорию государства, объединяться со вчерашними функционерами «кровавого режима» и потакать агрессивному меньшинству в гражданском секторе.

Для этого президент готов тормозить выполнение реформ, сохранять бессмысленную избирательную систему и поддерживать разделение страны на феодальные участки, управляемые олигархами на местах.

Имитация государственного суверенитета в угоду политическим амбициям ещё никогда в истории не давала положительного результата. И «режим П» исключением из правила не станет.

Нельзя ставить радикальное реформирование государства в зависимость от человека, который 15 лет работает в прогнившей системе и уже давно стал в ней «солёным огурцом».

***

В конечном итоге, стоит отметить, что Петр Порошенко сейчас находится в зените своего правления. Его слова не вызывают сомнений, а тренд «давайте потерпим – потом будет лучше» только начал вызывать первое раздражение в широких слоях населения.

После предстоящей зимы, вероятно, начнутся протесты бюджетников и пенсионеров. Вполне возможно, что государство, отягощенное военными расходами и процветающей коррупцией, не сможет адекватно выполнить бюджет с реальным курсом доллара в 15-17 гривен.

Дефолта действительно не будет, об этом побеспокоится Европа, которой легче платить дань прогнившей государственной системе Украины, чем заниматься решением наших системных проблем. Но эти деньги опять будут тратиться на поддержку «макроэкономики» (зальют в банки).

И если Европа побеспокоится о том, чтобы Украина не упала в пропасть в финансовом смысле, а шаткий мир между Украиной и Россией защитит режим от внешнего вторжения, то от своего народа режим Петра Порошенко не спасет ничего. Не спасут даже обнаглевшие силовики и возможность навешивания ярлыков «агентов ФСБ», «тыловых крыс» и «прихвостней сепаратистов» за любым несогласным с государственной политикой Украины гражданином.

И об этом команде Петра Порошенко нужно думать уже сейчас – пока еще не поздно хоть что-то исправить. Даже ценой собственного благополучия и тщеславия.

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях