Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Революция в Украине: без шансов, но с надеждой

25 февраля 2014, 08:00 1
Поделиться

Данный материал был написан до событий в правительственном квартале Киева 18 февраля. Он о необходимости диалога и новых принципах его ведения, о созидании, как лучшем инструменте агитации, о прогнозах на будущее Украины, в которой интеллект способен правильно использовать гигантскую энергию людей, пока не осознавших своей силы. Это все было до. Об этом трудно читать после 18 февраля. Но именно потому, что противостояние продолжается, еще важнее этот текст.

«Евромайдан» стал зоной комфорта. При всей своей буйной революционности он представляется спокойной гаванью, где вид хорошо налаженного хозяйства успокаивает сердце украинского революционера. Все, кто могли поддержать «евромайдан», его поддержали, сбились в реальные и виртуальные группы. Наступила стадия выкипания протеста.

Люди с удовольствием обмениваются мыслями, почерпнутыми из одних и тех же источников, снисходительно слушают одних и тех же пламенных ораторов.

Невосприимчивых к позитиву происходящего горделиво относят к низшему классу граждан, с которыми, увы, приходится жить, но которых неизбежно придется привести к счастливому будущему, где не будет бандитской власти, а будет только воля народа, а точнее его лучших представителей. Нетрудно догадаться, что они собраны именно в Киеве и именно на евромайдане.

А между тем будущее видится довольно туманным, если добрые 18 миллионов людей не то чтобы не разделяют восторга по поводу предстоящих перемен, а просто не улавливают их суть. И это проблема не их, а тех, кто стоит на «майдане».

Согласитесь, невозможно произвести сколько-нибудь значимую перезагрузку системы, встречая такое тотальное непонимание, часто переходящее в сопротивление и открытую агрессию со стороны самих членов этой системы. При этом все имели возможность убедиться, как силовое продавливание инициатив, сопряженное с полным игнорированием альтернативных мнений приводит к эскалации конфликта.

Теперь, когда голос улицы услышан, когда с ним нельзя не считаться, когда силой доказано право говорить, пора этим правом воспользоваться и вступить в диалог. Не лидерам оппозиции, а рядовым сторонникам и противникам «евромайдана» и изменений страны, которые он предлагает.

Сначала услышать

На первый взгляд все просто — чтобы быть услышанным, нужно сначала услышать. Не агитки Царева и Чечетова, конечно, а простых людей, которые живут рядом. И если начать вслушиваться, становится понятно следующее.

Противников «евромайдана» можно условно разделить на три группы — принципиальные противники украинской государственности, с болью и затаенной завистью взирающие на попытки ее все же отвоевать и укрепить; представители рабочего класса и обслуживающих его профессий, давно разочаровавшиеся во власти, но видящие в любых протестах угрозу экономике страны и потерю шаткого благосостояния; люмпены, слепо ретранслирующие риторику пророссийских и наиболее радикальных представителей Партии регионов о бандах лесных эсэсовцев, желающих поработить всех честных и русскоговорящих людей.

Эмоциональный накал у представителей групп при слове «майдан» растет от первой к последней группе. Нужно отметить, что две первые группы способны воспринимать критику власти и адекватно оценивать ситуацию, а представители последней чаще всего иррациональны и склонны смешивать любые тезисы, лишь бы получить мнимый намек на свою правоту.

Очевидно, что принципиальные противники идеи самостоятельного украинского государства, среди которых, к сожалению, встречаются представители элит и интеллигенции, для диалога безнадежны. Но они и наименее опасны, так как пассивны по своей сути.

Часто они находятся в неосознанном положении жертв, утративших одну родину, не нашедших другую и перебивающихся временщинкой в ожидании силы, которая придет и все расставит на свои места. Сами они таковой силой не являются.

Отрицая украинское государство, они оказываются в глупом положении, так как все же вынуждены апеллировать к его законам, когда видят, что ненавистные «самостийники» начинают устанавливать свою власть.

А вот две вторые группы при кажущейся непробиваемости как раз имеют наибольший потенциал. Ведь впитали же они когда-то предвыборные тезисы регионалов о стабильности и «покращенні», уверовали! Значит, есть определенный запас пластичности.

Вся беда в том, что европейские ценности, демократия, прозрачность работы власти, борьба с коррупцией, реальные реформы, одним словом, все то, ради чего люди готовы по десять раз на холоде выслушивать обещания нынешней оппозиционной тройки, для этих людей абсолютно пустой звук. Просто ничего не значащая болтовня.

Связать конституционные изменения с ростом собственной зарплаты — непосильная задача для человека, получающего представления о политике и экономике из стандартного набора телеканалов. И нет пока механизма, доступно разъясняющего эту связь.

Более того, чтобы дать представление о необходимости изменений, человеку, который держится за «стабильность», как за навязанное представление, будто он живет хорошо, придется объяснять, что он живет плохо.

То есть буквально выбивать у него из под ног табуретку, обнажая перед ним страшную реальность и ошибочность отдельных взглядов, а может, и всего мировоззрения. Бойтесь человека, мгновенно лишенного своих иллюзий. Во-первых, мало кто способен признавать, что заблуждался, во-вторых, источник такой боли, будет ненавидим всю оставшуюся жизнь. Есть другой путь.

Созидать, а не презирать

Во власти давно смекнули, что намного дешевле убедить человека в том, что у него есть все необходимое, чем это необходимое дать. Но тот, кто сделает попытку заменить слова делом, будет иметь гарантированный успех. Когда в 2012 году разыгрывались баталии вокруг языкового закона, мой друг заметил, что даже самая радикальная севастопольская пенсионерка с «иконами» Януковича и Колесниченко на кухне с удовольствием бы заполнила документы на ненавистном украинском языке, если бы они гарантировали ей получение надбавки к пенсии.

Пожалуй, похожий пример, можно привести и в отношении ветерана УПА. Любая идеология отходит на второй план, когда речь идет о реальной выгоде. Так как же использовать этот принцип рядовым участникам нынешнего конфликта?

Наверное, нужно осознать, что мощная энергия митингов и собраний, улетающая в небо в выкрикнутых лозунгах, может быть направлена на понятные вещи, которые будут создавать позитивный имидж для всего протестного движения. От банальной уборки парка до проведения благотворительных акций, от оказания юридической помощи до создания реально действующих профсоюзов.

Проще говоря, пора переходить от разрушений к созиданию, пусть пока и в целях пиара. Нужно понимать, что противники «евромайдана» видят в нем исключительно деструктив, и они недалеки от истины, так как глобальной целью митингующих является свержение власти, что пролетарски можно трактовать как «ломать — не строить».

Так стройте же! Ни один житель восточных областей не откажется проехаться по дороге, отремонтированной силами евроактивистов (а может, и «проклятых бандеровцев»). Ни одна луганская семья не посчитает зазорным пустить погулять свое чадо на детскую площадку, над которой реет флаг Евросоюза, особенно если других площадок нет.

Ни один пенсионер или инвалид не побрезгует помощью волонтера, будь он трижды гей и евроинтегратор.

А если вспомнить, что любые действия власти в случае возникновения «майдана» — это всегда рефлексия, уродливое обезьяничанье и повторение («антимайдан», георгиевские ленточки вместо желто-голубых), то можно предположить, что и она включится в такое соревнование. Выиграют от этого абсолютно все.

При этом у общества появится шанс объединиться вокруг реальных улучшений окружающей действительности, а не отстаивания ценностей, испеченных в модно остриженных головах политтехнологов. Апогеем такого процесса может стать объединение интеллектуального потенциала «евромайдана» и колоссальной производственной энергии Юга и Востока Украины.

Если же вдруг окажется, что быть украинцем значит быть богатым, то подтянутся и представители той самой группы противников украинства, о которой мы говорили ранее.

Готовиться к худшему

Теперь вернемся на землю и оценим шансы такой ситуации. К сожалению, они равны нулю. Просто потому, что так устроена революция, она сумбурна и неоднозначна, она не терпит монотонной последовательной работы, она всегда предпочтет радикализм диалогу и она уже превратилась в зону комфорта для ее сторонников.

Перенести революцию туда, где ее не приемлют, значит выйти из зоны. Революционером быть тепло и уютно, особенно если поддержка протесту оказывается через социальные сети. Говорить же о том, что власти взбредет в голову улучшать качество жизни, чтобы привлечь на свою сторону людей, не приходится вообще. Эта постыдная практика канула в Лету, оставив вместо себя имитацию в виде периодического повышения социальных выплат, тут же улетающих в трубу коррупции и инфляции.

И все же проблески надежды есть. Они становятся ярче по мере уставания людей от протестов, ненависти и агрессии, и обращения к личным проблемам, которые за эти месяцы никуда не исчезли. В противостоянии победит тот, кто продемонстрирует готовность и начнет их решать. Если до власти это сделает крепнущее самоорганизованное движение «евромайдана», его ждет триумф. Надежда слабая, но есть. Все же делать добро по-прежнему почетно и приятно.

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях