Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Смерть революции, или За что боролись

18 февраля 2014, 08:00 1
Поделиться

Понять, что протестное движение в Украине идет на спад, можно по многим признакам. К ним следует отнести и уменьшение количества протестующих в центре столицы, и фактическое участие оппозиции в переговорном процессе с властью (в формате споров о новом составе правительства), и целенаправленное заговаривание «требований майдана».

Означает ли реальное уменьшение мощности протестного движения в Украине то, что «еврореволюция» так и не состоится в нашей стране? Вполне может быть, однако это в равной степени результат действий власти, парламентской оппозиции и той части украинского гражданского общества, которая в данный момент (или по выходным) продолжает отстаивать свои убеждения на киевских баррикадах.

Кроме воли вышеперечисленных политических векторов на постепенную смерть «еврореволюции» влияют и прочие, более очевидные факторы. С помощью их анализа мы можем составить более-менее полную картину происходящего, которая важна в контексте будущего нашей страны.

Саспенс революции

Основная проблема несостоявшейся (на сегодняшний день) украинской революции заключается в том, что ее массовость и масштабность обеспечивалась стихийным народным возмущением по поводу неправомерных силовых действий власти. Это возмущение дало системной украинской оппозиции необходимый ресурс общественной агрессии, которую она могла конвертировать в принятие конкретных решений. Однако то, что требовало протестное движение на главной площади страны, далеко не всегда соответствовало интересам оппозиции.

Напомним, что первоначально к этим «требованиям майдана» можно было отнести только два основных желаемых события. Первое – немедленное увольнение Виталия Захарченко (после разгона студентов) с поста министра МВД. Второе – возвращение государственного курса на евроинтеграцию.

Сейчас ни первый, ни тем более второй вопрос как таковой уже оппозицией на повестку дня не выносится. Захарченко никого не интересует по той причине, что правительство сейчас в Украине функционирует на «птичьих правах».
К теме же «евроинтеграции», напротив, совершаются ежедневные речевые касания всеми лидерами оппозиции. Разговоры и требования «евроинтеграции» для оппозиции превратились в некий ритуал, ежедневный обряд, похожий на молитву.

Однако у этой «молитвы», осуществляемой ежедневно в сторону власти, нет никакого смыслового наполнения. Это фейк, один из разделов президентской кампании, аналогичный «укреплению дружбы с братским народом» в риторике коммунистов, Партии регионов, «Украинского выбора» (если он еще функционирует как организация) и прочих подобных группировок.

Другими словами, после отмены «диктаторских законов» единой точкой соприкосновения между митингующими на Майдане и оппозицией стал вопрос об окончательной и бесповоротной амнистии протестующих. Все остальные вопросы и чаяния у рядовых протестующих и потенциальных «януковичазаменителей» кардинально отличаются.

Подтверждение тому – разговор-скандал между помощником государственного секретаря США по вопросам Европы и Евразии Викторией Нуланд и послом США в Украине Джеффри Пайеттом.

Смысл сказанного ими свидетельствует о реальном качественном наполнении переговоров внутри оппозиции. Становится очевидным то, что необходимость убрать Виктора Януковича с позиции президента до марта 2015 года вообще не стоит на повестке дня.

Также в этой повестке нет вопросов о необходимости искать виновных в неправомерном применении силы по отношению к протестующим, изменении правоохранительных институтов в государстве и т. п. Единственное наполнение переговоров между оппозицией и представителями западных правительств можно, по большему счету, свести к тому, что сейчас Арсений Яценюк должен возглавить правительство.

Это ли самое важное? Это ли желаемый результат украинской революции для сотен тысяч тех, кто прошел через протестный Крещатик?

Другой пример, о котором митингующие начали задумываться только сейчас, – вопрос об отставке правительства, который якобы уже решился «в пользу майдана». Если для оппозиции это бесспорное благо, то для митингующих отставка правительства и продолжение политического кризиса -нежелательный вариант развития событий.

Ведь именно политические проблемы стали основной причиной, по которой курс национальной валюты начал падать, что немедленно отразилось на росте цен. Уж больно бьет по карманам тех, у кого нет хотя бы пятизначных сбережений в валюте.

Конечно же, существует еще и ряд других факторов, которые обескровили протестное движение в столице: старт зимней олимпиады в Сочи, холода (хотя самые страшные уже давно прошли), федерализация Майдана (выделение Правого сектора) и его постепенная и неуклонная маргинализация.

Однако основная причина постепенной смерти революции заключается в разрыве интересов украинского оппозиционного бомонда и активной части их электората.

Парламентская возня

Так как «еврореволюция» в Украине в формате народных восстаний на площадях пока не смогла состояться, ее основные события автоматически были перенесены в стены парламента.

Все обещания, вызовы, требования, которые звучат на Майдане во время проведения еженедельных народных вече, риторически направлены против сложившегося режима, но их реальная цель – переформатирование парламента. Очевидно, что ключ легитимного разрешения кризисной ситуации находится именно в Верховной Раде, а потому в реальности «еврореволюция» в Украине может произойти, но не на Крещатике, а в здании парламента.

Последние надежды оппозиционеров на досрочную победу в противостоянии с властью связанны исключительно с созданием нового депутатского большинства. Мол, фракция Партии регионов, возможно, расколется, и одна из е расколотых частей перейдет на сторону оппозиционеров вместе с внефракционными депутатами.

Это, по мнению оппозиционеров, даст возможность сформировать новое большинство в парламенте, переделать Основной закон (отменить решение КСУ и вернуть Конституцию 2004 года) и, таким образом, создать новое правительство «национального согласия».

Другими словами, единственное, на что сейчас делает ставку оппозиция – это на воображаемую брешь в корпоративной культуре Партии регионов. При этом роль поводыря раскольников ПР в СМИ усиленно отводят Сергею Тигипко еще с начала декабря.

Однако в этой стратегии желания и грез намного больше, чем смысла и рациональности.

Похожий момент и ожидания уже были в 2009 году, когда от выбора Сергея Тигипко, по словам многих экспертов, зависел исход президентской кампании в Украине. Экс-лидер «Сильной Украины» выбрал, в конечном итоге, Виктора Януковича. Вопрос: почему Сергей Леонидович должен выбрать сторону оппозиции сейчас?

Разве в 2010 году у него не было собственной партии и довольно большого электорального рейтинга? Был... но оказалось, что должность вице-премьера по социальным вопросам в правительстве Николая Азарова намного дороже, чем развитие собственного политического проекта.

Что же изменилось сейчас? Ничего...

Сергей Тигипко мог бы перейти на сторону оппозиции (вместе с небольшим числом депутатов из ПР) только в том случае, когда:

  1. У оппозиции был бы согласованный кандидат на должность президента.
  2. Этот «единый кандидат» дал гарантии вхождения Сергея Леонидовича в новое правительство (при посредничестве представителей западных государств).

Пока в парламенте происходит возня вокруг кресла премьер-министра, никакие договоренности и развалы в ПР невозможны. Это нереально, ведь никто не захочет рисковать своим положением, связями, авторитетом и имуществом для отстаивания «интересов народа». Только личные интересы, только прагматика.

Место власти и революционный ресурс

Команда президента в этой ситуации делает то, что является самым рациональным способом сохранения власти – она, с одной стороны, затягивает переговорный процесс с оппозицией, перенося вопрос об изменении Конституции в плоскость «экспертных советов» (они-то будут работать над «согласованным» проектом новой Конституции как минимум до марта 2015 года).

С другой стороны, среди своих депутатов команда президента (и он сам тоже) проводят довольно жесткие разговоры, направленные на недопущение развала парламентской фракции на старте избирательной кампании.

Скорее всего, главный аргумент власти в переговорах со своими депутатами – это возможность выборочного применения силовых или финансовых санкций (в некоторых случаях – лишение мандата, которое было уже не раз опробовано на нелояльных нардепах в Раде).

Однако постепенная "смерть революции" и на площадях, и в украинском парламенте зиждется не на поддержании партийной дисциплины в ПР, а на том, что оппозиция не может согласовать единого кандидата на президентских выборах.

Пока не появится его кандидатура, невозможно говорить об альтернативном центре власти, о команде кандидатов-управленцев, которые придут на смену правящему режиму.

Единственный мощный революционный ресурс оппозиции (для парламента) – это согласованный кандидат на пост президента. Нет смысла говорить о переформатировании парламентского большинства, пока этот кандидат не появился.

Украина может снова пойти дорогой 2004 года, когда такой кандидат был и парламент, в конечном итоге, вышел из пространства контроля Леонида Кучмы. Но, скорее, 2014 год будет проекцией 2009-го, с той лишь разницей, что главным претендентом на должность главы государства в нынешнем году остается действующий президент.

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях