Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

«Правый сектор»: игры с огнем вместо диких танцев

12 февраля 2014, 08:00 1
Поделиться

«Пожовклі відгуки архівних фото, віддалена луна давно минулих днів.
Огидні суперечки «за» і «протии» та роздуми годованих жидів.
Зручніш оплакувать єврейське мило, хай світ на теє очі відведе.
Від головних до рядових погонів — у Нюрнберзі судило шапіто».

(из выступления на «евромайдане»
украинской поэтессы Дианы Камлюк)

В конце января в переговорном процессе о прекращении вооруженного противостояния и выходу из кризиса появилась еще одна сторона — «Правый сектор». Радикальное крыло «майдана», взявшее на себя ответственность за силовые действия в Киеве, предъявило свои требования к власти и впервые за 2 месяца вывело в публичное пространство единого лидера объединения.

Новые герои «майдана»

Дебют «Правого сектора» в украинской политике получился ярким: фактически доказана их причастность к событиям 1 декабря на Банковой, а ключевая роль «правых» в разжигании вооруженного противостояния 19 января едва ли у кого-то вызывает сомнения.

«Правый сектор» появился на «евромайдане» практически сразу, несмотря на негативное отношение ультраправых к евроинтеграции. После штурма Администрации Президента «правые» на «майдане» заняли особое положение, пользуясь достаточно высокой степенью автономии.

А 27 января случилось неизбежное: недовольный тем, как оппозиционная троица представляет интересы протестующих на переговорах с властью, «Правый сектор» устами своего лидера Дмитрия Яроша сам вызвался говорить от имени «майдана».

Активизация «ультраправых» поставила парламентскую оппозицию в достаточно щекотливое положение: с одной стороны, власть над толпой уходит куда-то в неизвестном направлении стоящих за «Правым сектором», но с другой стороны, критиковать патриотов-радикалов нельзя — слишком уж это идет вразрез с настроением «майдана».

В тот неловкий момент, когда байки о «провокаторах Клюева» выглядели бы уже слишком абсурдно (даже по меркам оппозиции), приходится осуждать насилие как таковое, выражать умеренную поддержку «боевикам» (как их еще «нашими детьми» не назвали?..) и максимально обезличивать участников вооруженных действий со стороны «майдана».

То есть в заявлениях топ-спикеров от оппозиции редко будет звучать что-то о противостоянии «Правого сектора» и правоохранителей — речь будет идти о войне «украинского народа» с властью, борьбе сил света и тьмы, граждан Украины и переодетого российского (очень популярный в одно время миф) спецназа.

Но на самом деле лидеры оппозиции, безусловно, обеспокоены появлением нового игрока. Журналист Анатолий Шарий предположил, что заключение лидеров «ультраправых» было одним из требований Тягнибока и компании на переговорах с Януковичем — даже если это не так, никому «новые правые» не доставляют столько неудобств, как парламентской оппозиции в целом и «Свободе» в частности.

Националисты или неонацисты?

Маститые ветераны националистического промысла типа Конгресса украинских националистов к «Правому сектору» относятся сдержанно, осуждая насилие и ратуя за мирное урегулирование конфликта. На Западе тоже, мягко говоря, не в восторге от того, что им становится всё труднее рассуждать о «мирном протесте» и ненасильственной борьбе «демократов» с «авторитарным режимом».

При этом сам «Правый сектор» — объединение отнюдь не однородное, включающее в себя как минимум пять организаций и примкнувших к ним футбольных фанатов.

«Тризуб імені Степана Бандери». Радикальная организация, занимающая главенствующее положение в «Правом секторе» (по крайней мере, ее руководители говорят от имени всего объединения). Родом из славного города Дрогобыч, где в стенах местного пединститута в 90-е годы и начала формироваться организация.

«Социал-Национальная Ассамблея». Позиционирует себя как «политическая партийная структура», включает в себя широко известную в узких кругах организацию «Патриот Украины». Магическое сочетание «социального» и «национального» выбрано неслучайно (к слову, «Свобода» до 2004 тоже именовалась «социал-националистической партией») — в списке «рекомендованной литературы» значится культовая для расистов книга Роджера Рутса «Белые и черные: 100 фактов и одна ложь».

«УНА-УНСО». Одна из самых известных ультраправых организаций-долгожителей, закаленная не только сражениями за независимость Украины, но и получившая настоящий боевой опыт в вооруженных конфликтах на постсоветском пространстве (боевики УНА-УНСО участвовали в чеченской, приднестровской, грузино-абхазской и грузино-российской войнах).

«Белый молот». Относительно молодое объединение радикалов, которых в СМИ величают «святошинскими робингудами». Занималось, в основном, налетами на наркопритоны, залы игровых автоматов, подпольные казино в Киеве. Недоброжелатели утверждают, что на погромах «нужных» заведений молодчики из «Белого молота» неплохо зарабатывали, что подтвердил бывший лидер организации Николай Еременко. Что же до идеологии объединения, то молот, заметьте, именно белый, а не, скажем, украинский…

О целях и задачах «Правого сектора» украинцы могут судить по заявлениям немногочисленных спикеров объединения — лидера (ли?) «правых» Дмитрия Яроша и пресс-секретаря Андрея Тарасенко. Последний охотно раздает интервью европейским СМИ, не стесняясь жестких высказываний (например, 30 января Тарасенко озвучил позицию «Правого сектора» относительно части территории Польши, которая якобы по праву должна принадлежать Украине).

Идеология «правых» далека от европейского гуманизма, либерализма, демократии, толерантности и космополитизма. «Правый сектор» против европейской или какой-либо иной интеграции Украины.

Националисты или неонацисты? Вечная тема для украинских реалий, вот только планка дозволенного опускается с каждым годом всё ниже, и вскоре «Свобода» может показаться либералами-космополитами по сравнению с новой силой…

В поисках кукловода…

Требования «Правого сектора» к власти мало чем отличаются от ультиматумов парламентской оппозиции. Освобождение заключенных, перезагрузка власти, новая Конституция… Даже «штампы» те же.

Из оригинального: во-первых, легализация «спортивно-патриотических организаций» (это так они себя называют) вместе с запретом «антигосударственных» партий и образований (интересно, а кто будет определять, «государственный» ли характер носит партия — не «ультраправые» ли?); во-вторых, недопущение к власти «дискредитировавших себя политиков типа Литвина».

Удивительно, но Владимир Литвин оказался единственным политиком, удостоенным персонального упоминания в тексте требований (даже Юлия Тимошенко подобным похвастать не может). И это первая подсказка…

Но начнем с другого: как нетрудно догадаться, у многих лидеров ультраправых организаций часто случаются проблемы с законом. А помогать им в разрешении этих проблем часто берутся народные депутаты. Вот только не все, а почему-то одни и те же. Или даже так — один и тот же.

Топ-спикер «правых» Андрей Тарасенко, идеолог «Патриота Украины» Олег Однороженко и еще несколько рядовых членов в разное время высвобождались из рук правоохранителей и брались на поруки народным депутатом Андреем Парубием, нынешним комендантом «майдана» и одним из главных «полевиков» оппозиции.

А против самого Парубия в 2010 году было возбуждено уголовное дело за… метание яиц в Верховной Раде. Мишенью оппозиционера и пострадавшей стороной оказался как раз Литвин — так что, скорее всего, устами Дмитрия Яроша «привет» «двухстульному» экс-спикеру передал именно Парубий.

Впрочем, на роль главного «кукловода» экс-свободовец, экс-нунсовец, а ныне депутат фракции «Батьківщина» Андрей Парубий явно не тянет — ресурс не тот. Так что главный вопрос пока остается без ответа. Ну а версий уже масса — госдеп, Кремль (куда ж без них), кто-то из олигархов...

31 января ряд украинских сайтов «разогнали» новость о причастности к финансированию «Правого сектора» Петра Порошенко — в «спектакле» 1 декабря участвовали вместе, потом руками «правых» окончательно «слили» Арсения Яценюка, нейтрализовали Олега Тягнибока, устраивают мелкие пакости Виталию Кличко

Кто бы ни стоял за «правыми», а бренд уже «зашел». Вероятно, в ближайшее время «Правый сектор» сформирует свое «политическое крыло», и вполне может попытать счастье на выборах всех уровней. Ситуативно это выгодно власти, так как «правые» будут работать в электоральной нише нынешней парламентской оппозиции (особенно «Свободы»).

Но вот в долгосрочной перспективе усиление «ультраправых» должно настораживать: их недооценивали, не принимали в расчет, а они оказались наиболее подготовленными, дисциплинированными и последовательными. О них говорят, их боятся (в интернет «слили» паспортные данные, адреса и телефоны лидеров «правых»), а их выход по ту сторону закона остался без адекватной реакции со стороны власти. Кто бы ни финансировал «Правый сектор», он играет с огнем, и это, увы, уже не метафора…

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях