Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Мировые игроки пытаются воспользоваться слабостью Украины

18 декабря 2013, 08:00 2
Поделиться

«Проблема в том, что мир с появлением новых центров силы не стал безопаснее, предсказуемей и надежней для населяющих его жителей»

Вопрос: В настоящее время вопрос дальнейшей трансформации международной системы является достаточно дискуссионным. Одни ученые прогнозируют, что международная система даже в среднесрочной перспективе останется однополярной, другие прогнозируют возврат к биполярной системе с такими полюсами, как США и Китай. Третьи отмечают, что система станет многополярной, наподобие европейского концепта держав. Какой сценарий развития международной системы, на Ваш взгляд, более вероятен?

Ответ: Я думаю, что ответ на этот вопрос уже получен. Собственно, международная система перестала быть однополярной, в мире выросло несколько центров влияния. Главный вопрос в том, какое влияние будет оказывать на всех нас формирование и усиление новых мировых игроков. Проблема в том, что мир с появлением новых центров силы не стал безопаснее, предсказуемей и надежней для населяющих его жителей. Он стал менее сконцентрированным вокруг одного центра. Однако те многие центры, которые возникли, не предлагают ничего нового в плане решения глобальных проблем и развития международной системы

Вопрос: В рамках науки о международных отношениях также развивается и теория лидера международной системы и его смены. С позиций данной теории, как Вы можете оценить происходящие сейчас изменения международной системы?

Ответ: Одним из основных вопросов данного направления является вопрос типа лидера. Что могу отметить, сейчас новые лидеры международной системы не предлагают нового типа руководства развитием. То что происходит – это умножение числа лидеров, но не улучшение качества лидерства. Поэтому мы видим, собственно говоря, возрождение достаточно архаичных неоимперских типов лидерства. Которые, очевидно, не делают мир лучше.

Самая главная проблема лидерства, любого - старого, нового, международного, регионального, - это наличие круга субъектов, которые готовы принять это лидерство. Более того, у тех, кто признает доминирование той или иной страны или объединения, должна быть заинтересованность в наличии лидера. Это должно быть им нужно. Должна быть потребность, запрос на лидерство. Но это зачастую не учитывается как существующими центрами силы, так и растущими. То есть мы видим, что стремление к лидерству в международной или региональной системе часто принимает форму просто попыток навязывания своей воли. Отсюда и достаточно сомнительные последствия появления новых центров влияния. Если, конечно, за стремлением занять высокое положение в международной системе не стоят цели, которые разделяют все другие страны. В свою очередь, признавая необходимость направляющей силы в виде лидера или нескольких лидеров для реализации целей.

Вопрос: Можно ли ожидать значительного роста конфликтности в результате видоизменения международной системы и формирования новых центров силы?

Ответ: Начну с того, что нет единства во мнениях по вопросу того кто стал, становится или станет новым центром силы. Чаще всего речь идет о Китае, ЕС, Индии, России, Бразилии и ряде других стран или объединениях. Многое зависит от того, какие цели ставят претенденты на ключевое влияние на международную систему. Если говорить в целом, потенциал конфликтности минимум не уменьшается. Очевидно, что сейчас есть государства с претензиями на лидерство в международной системе. Они вступают в конфликт между собой. Также есть конфликт между существующими лидерами и потенциальными реципиентами данного лидерства.

«Фактором, который стимулирует центры силы к давлению на Украину ... является очень слабая устойчивость страны к международным кризисам»

Вопрос: Как Украине снизить риски, связанные с ростом числа центров силы?

Ответ: Я думаю, что у Украины нет иного выхода, кроме как стать более конкурентоспособной. Для этого требуется создать у себя такую модель отношений социальных, политических, экономических и т. д., которая позволяла бы Украине достаточно уверенно стоять на ногах, а не находиться постоянно в состоянии кризиса и полуколлапса.

Именно такое состояние Украины дает соблазн для существующих центров силы подчинить себе такого слабого, как Украина, субъекта международных отношений. Слабость Украины как раз и является поводом для давления на нашу страну. Непосредственным фактором, который, по сути, стимулирует центры силы к давлению на Украину для реализации своих интересов, является очень слабая устойчивость Украины к международным кризисам. Поэтому государство постоянно нуждается во внешней поддержке. Чем и пользуются центры международной системы.

Вопрос: Какие на Ваш взгляд базовые условия для повышения конкурентоспособности Украины и как изменится наше положение в международной системе, если нам удастся стать устойчивым и достаточно сильным государством?

Ответ: Мы видим, что рецепт достаточно простой, но достичь его сложно. Для того, чтобы стать более устойчивым и сильным государством, необходимо иметь ясную программу действий, высокий уровень доверия в обществе и достаточно ресурсов для того, чтобы изменить ситуацию. Как изменится положение Украины? Если мы сможем стать сильным и конкурентоспособным государством, тогда, в принципе, для Украины не будет существовать большой проблемы с тем, что чье-то лидерство начинает изменять устоявшийся баланс сил. Не стоит забывать, что лидерство существует только там, где существует на него запрос. Если со стороны Украины не будет запроса на сомнительного качества лидеров, то у нас не будет проблем с тем, что делать с такими центрами силы.

«Модель Большой Европы в перспективе может снять напряжение, которое сейчас существует между разными частями континента. Имеется в виду конфликт разных евроинтеграционных проектов»

Вопрос: Украина, как известно, граничит с двумя центрами силы – Россией и ЕС, по поводу субъектности которого в мировой политике ведется дискуссия. Является ли ЕС как объединение одним из полюсов мировой политики и его субъектом?

Ответ: Безусловно, это другой тип субъекта мировой системы, чем государство. Но это и не классическая международная организация. Государство – всегда более целостный субъект, чем объединение стран, даже тесно взаимосвязанных. А Евросоюз – это хорошо интегрированное объединение стран. Поэтому достаточно сложно дать ответ на вопрос - чем является ЕС на международной арене. Потому что, с одной стороны, Евросоюз – это организация, объединение, субъект, который выходит с единой позицией по очень многим вопросам глобального развития. ЕС в абсолютном большинстве случае достаточно легко формирует консолидированное мнение, фактически коллективно ведет все переговоры, касающиеся экономических вопросов, торговли. Одним словом, прослеживается достаточно четкая субъектность Евросоюза в мировом экономическом пространстве. Но в политическом плане, конечно, существует субъектность отдельных стран-членов ЕС. Которая, в свою очередь, не зачеркивает собой персональность ЕС как объединения стран. То есть мы видим на примере ЕС сосуществование двух типов субъектности в международной системе – союза и входящих в него государств.

Вопрос: Как вы оцениваете перспективы более широкого объединения европейских стран и возникновения т. н. Большой Европы?

Ответ: В принципе, идея создания некого целостного социального и экономического пространства от Лиссабона до Владивостока является достаточно привлекательной. И она будет таковой оставаться, поскольку только такая модель в перспективе может снять напряжение, которое сейчас существует между разными частями Европы. Имеется в виду конфликт разных евроинтеграционных проектов. Сейчас проекты разных полюсов Европы конкурируют. До прямого конфликта и перерастания его в острую фазу дело не дойдет. Но сейчас на примере Украины мы видим совершенно явную конкуренцию разных евроинтеграционных проектов. При этом нет какой-либо реалистичной схемы действий на обозримое будущее, которая бы могла снять противоречия. Причина в том, что если раньше Россия вела речь о некой Большой Европе, то сейчас этого нет. Сейчас конкретное предложение по созданию зоны свободной торговли от Лиссабона до Владивостока не находит никакого энтузиазма в России.

«Я вполне допускаю, что оптимальной моделью было бы создание трансатлантической системы свободной торговли в составе Евразийского союза, ЕС и НАФТА»

Вопрос: В период, когда у власти во Франции и Германии находилась связка Ширак - Шредер, ключевые европейские страны активно наращивали взаимодействие с РФ, зачастую выступая единым фронтом против инициатив США в мире. С приходом к власти связки Меркель – Саркози или Олланда Франция и Германия признали стратегическое партнерство с США ключевым, а активность на востоке снизилась. Можно ли ожидать, что идея трансатлантического сотрудничества, в частности создания ЗСТ ЕС и НАФТА, вытеснит идею создания зоны свободной торговли всего европейского пространства?

Ответ: Дело в том, что одно не противоречит другому. Я вполне допускаю, что оптимальной моделью было бы создание трансатлантической системы свободной торговли (которая включала бы в себя договор о свободной торговле между ЕС и НАФТА) с одной стороны. И с другой стороны, реализацию режима свободной торговли между ЕС и Россией. Или ЕС и Таможенным союзом. Таким образом, могла бы появится общая зона свободной торговли Евразийского союза, ЕС и НАФТА.

Вопрос: Но подобная ЗСТ, получается, будет объединять три центра мировой политики…

Ответ: В этом нет ничего такого, что не соответствует экономическим интересам ни ЕС, ни США, ни РФ. Но сейчас именно со стороны России нет политической воли вести переговоры на тему либерализации торговли. Они говорят, что «вот мы вступили в ВТО, и это максимальный уровень либерализации торговли, на который мы готовы пойти». То есть на подобную позицию, выражающую интерес нынешнего руководства РФ к широким объединениям, пусть даже если речь идет только о свободной торговле, и натыкаются все разговоры о «большом интеграционном проекте на европейском пространстве». Одним словом, сейчас Россия сосредоточилась на построении своего собственного интеграционного проекта. И к сожалению, это пошло в ущерб идеи «Большой Европы».

 

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях