Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

В плену всемирной паутины: сетевые войны и пиратство

4 декабря 2013, 08:00 0
Поделиться

В теме возможных сетевых войн в Украине есть два уровня анализа проблемы. Первый — это «текучка», политический процесс, связанный с применением услуг хакеров для решения той или иной задачи. Второй — более высокий уровень, на котором речь идет, скорее, о внутренних предпосылках социального напряжения, связанных с развитием информационных технологий.

Несомненно, следует проанализировать оба уровня для составления полной картины происходящего.

Начать стоит с констатации очевидного факта: Украина — это пиратское государство. Именно эта особенность Украины расширяет круг субъектов сетевых войн и возможных причин возникновения конфликтов.

В нашем случае активисты Интернет-войн это не только профессиональные информационные «бойцы», состоящие на службе у отдельных политических сил или финансовых организаций, но и рядовые пользователи сети.

Весной 2013 года правительство США (его подконтрольный орган, именуемый United States Trade Representative) признал, что Украина является пиратским государством №1 в мире.

Основной аргумент USTR в такой жесткой оценке нашей страны связан с фактом распространения пиратского программного обеспечения, которое, по мнению американских чиновников, открыто используется в государственных учреждениях. Именно это, по всей видимости, является недопустимым пренебрежением к стандарту защиты авторских прав, даже в среде «пиратских государств».

Безусловно, украинские власти осуществляют определенные действия для решения этой проблемы. Так, Государственная служба интеллектуальной собственности Украины (ГСИС) в 2013 году начала работу по внедрению лицензированного программного обеспечения в государственные учреждения. Однако даже по оптимистическим прогнозам этой организации госучреждения полностью перейдут на лицензированное ПО не раньше 2015 года.

Но для понимания украинской проблематики нужно учитывать специфику нашей страны.

В Украине производится очень мало информационных продуктов, которые нуждаются в специальной правовой защите. При росте авторского информационного производства так или иначе границы пиратства становятся более четкими и узкими.

Речь в данном вопросе идет не о программном обеспечении, а о фильмах, музыке, книгах и прочих «интеллектуальных продуктах». Хотя и по поводу ПО возникают сомнения: невзирая на то, что Украина является одним из лидеров-экспортеров IT-продукции в мире, вся она преимущественно реализуется на рынках, где действуют правовые механизмы защиты авторства (за пределами наших национальных границ).

Кроме того, пожилые политики, которые в данный момент находятся у штурвала государства, неспособны адекватно проанализировать возможности, предоставляемые сетью, по одной простой причине — они сами не являются Интернет-пользователями.

Но что самое главное, более чем двадцатилетняя история информационной свободы в Украине воспитала поколение, воспринимающее возможность использовать любую информацию, на которую формально распространяется защитный механизм авторского права, как неотъемлемое благо.

Возможно, суть этого явления скрывается в духе поколения «самиздтата», в привычке переписывать и распространять запрещенную или полуофициальную литературу и музыку. Может быть, именно это дало толчок тому тотальному пиратству, которое поглотило Украину в начале 90-х аудио и видеокассетами, а в начале 00-х свободными файлооменниками?

Всё вышеизложенное в конечном итоге приводит к пониманию нового качества общества, в котором сетевая свобода и свобода пренебрежения финансовыми правами авторов являются такими же важными, как и гарантированное право на жизнь.

Хакеры в политике и политика в сети

Самая интересная и не до конца понятая особенность современности заключается в качественном изменении системы обмена информацией. Всё одновременно стало доступно и при этом всё одновременно потеряло цену.

Интернет стал зеркалом политических настроений общества — отражением позиции самой активной и образованной части населения, которая не жалеет времени на презентацию своего мнения.

Вместе с этим в интернет-пространстве с неизвестной ранее силой распространились информационные войны. В обыденное сознание рядового пользователя всемирной паутины давно вошли такие понятия как: «бот», «слив», «тролль» и т. п.

Всё дело в том, что сеть дает обманчивое чувство анонимности в публичном самовыражении, однако на самом деле все инструменты поиска в ней направлены не на удовлетворение информационного голода пользователя, а на его (пользователя) изучение.

Поэтому романтический революционный образ нашей эпохи — это тощий и бледный хакер, публикующий засекреченную информацию, а не загорелый молодой повстанец с автоматом.

Неудивительно, что одним из главных представителей контркультуры нашего времени является Джулиан Ассанж. Человек, специализирующийся на технологиях сетевой безопасности, который в конечном итоге стал известным благодаря рассекречиванию конфиденциальной информации на своём сайте «Wikileaks».

При этом старый подход государств к уничтожению источника распространения информации в данном случае был совершенно неэффективен, ведь логика сети в своей сути противостоит каким-либо границам и ограничениям, развиваясь по принципу «что знает один, то знают все».

Следовательно, возвращаясь к нашим отечественным политическим реалиям, не стоит удивляться ожесточенной борьбе, происходящей на веб-страницах политических изданий, армиям ботов, пытающихся очернить или, наоборот, возвысить материал, «чернухе» и специально организованным взломам серверов с целью кражи и публикации конфиденциальной информации. Это и есть дух нашего времени.

Предпосылки сетевых войн

В первую очередь стоит отметить, что в Украине существует социальная база для «народных восстаний»  в сети. В то время как количество часов, проводимых пользователями в социальных сетях и в Интернет-сёрфинге неизменно растет (например, по исследованиям comScore, компании NM Incite и т. п.), единственным эффективным способом агрессивного неповиновения властям остается деструктивная деятельность в сети.

При этом следует учитывать удельный вес фрилансеров-программистов, проживающих на территории Украины, но работающих на европейские и американские компании. Эти люди обладают специальными знаниями и навыками, которые в подходящий момент могут стать более устрашающим орудием возмездия, нежели, например, массовые митинги.

Наиболее вероятные предпосылки сетевых войн таковы:

1. Попытки закрыть пиратские файлообменники и информационные банки (следует вспомнить, насколько агрессивно сетевое украинское сообщество реагировало на попытку закрыть сайт www.ex.ua).

2. Увеличение давления на IT-бизнес со стороны государства (дополнительные налоги, попытки монополизировать биржи труда программистов).

3. Непосредственная финансовая мотивация хакерских групп (инвесторами политических сил). В данном случае важно то, что хакеры как наемники являются весьма популярной рабочей силой на рынке политических услуг. Не секрет, что в Украине любой более-менее серьезный политический проект имеет в своей структуре специальный отдел «информационной безопасности» (по сути, группу хакеров).

4. Существование небольших «идейных» групп Интернет-экстремистов (яркий пример подобных неформальных объединений — движение Anonymous, позиционирующее себя не иначе как «Internet hate machine»).

Справедливости ради стоит сказать, что в Украине бренд Anonymous используют представители нескольких оппозиционных политических сил, которые это даже не стараются скрывать (исходя из информации тематических групп в социальных сетях), что, конечно же, не соответствует идеологии движения «анонимусов».

Учитывая историю сетевых войн в Украине, можно выделить сайты, на которые, в первую очередь, могут быть совершены нападения (как правило, в виде DDoS атак).

 

Философия сетевой войны и этика пиратства

В Украине есть негласное соглашение между государством и народом по поводу возможных границ игнорирования морали и закона. Государство имеет право грабить народ в прямом финансовом смысле, а народ имеет право продолжать поддержку коррупционных отношений в обществе и, конечно же, не считаться с авторскими правами на интеллектуальные продукты.

По этому договору, естественно, власть получает больше преференций, однако не стоит забывать, что для народа, которого на протяжении 70 лет отучивали от чувства частной собственности, эксперимент с всепроникающим пиратством имел далеко идущие социальные последствия.

Например, сейчас в Украине, за весьма редкими исключениями (бывают несколько раз в пятилетку), практически невозможно без финансового стимулирования собрать массовый митинг протеста, даже против откровенно непопулярных действий власти.

Судебные преследования лидеров оппозиции, коррупционные скандалы, резонансные преступление не могут вызвать подлинного народного негодования с революционным настроением. Но вот если закрыть торренты и файлообменники, то митинги соберутся сами по себе: людям просто нечего будет делать вечером.

В вышеприведенном шуточном тезисе есть большая доля правды, ведь не давать возможности нарушать авторское право нашему народу — это смертельный грех любого политика в Украине.

Пиратство — это то, что объединяет украинцев и на правом, и на левом берегу Днепра. Это общая ментальная черта народа, которая замечательно сопрягается с нашей «генетической» казацко-разбойнической памятью.

И пусть это противоречит «цивилизованной жизни», ведь, возможно, именно в пиратстве наша преференция, скрашивающая нелегкую жизнь в Украине и тем не менее останавливающая нас от хаоса перманентных сетевых войн. 

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях