Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

«Дело Маркова» — преступления и наказание одесского «Марадоны»

30 октября 2013, 08:00 0
Поделиться

Преуспевающий бизнесмен, чье и без того горячее сердце согрето депутатской «корочкой», помышляющий о создании собственной группы в парламенте, которая и поведет Украину в светлое таможенно-евразийское будущее. Таким был Игорь Марков еще пару месяцев назад, но, как говорят на Руси, от тюрьмы, да от сумы не зарекайся…

«Рука Бога» или «Рука Кремля»?

12 сентября частично удовлетворив иск Юрия Кармазина, Высший административный суд признал результаты выборов по 133-округу недействительными, тем самым лишив одиозного одесского политика депутатского мандата. Игорь Марков еще несколько дней по инерции продолжал ходить на пленарные заседания Рады, пока Владимир Рыбак 20 сентября не объявил об отсутствии у лидера «Родины» депутатских полномочий.

25 сентября была заблокирована карточка для голосования Маркова, и дальнейшее посещение зала заседаний окончательно потеряло всякий смысл. Эксперты сходились во мнении, что показательное лишение Маркова мандата — сигнал пророссийским силам в парламенте (особенно внутри фракции ПР), а сам «Марадона», как его прозвали в Одессе, поплатился за летнюю атаку на Кивалова и попытки создать внутри фракции автономное, ориентированное на Кремль крыло.

Однако на этом проблемы лидера «Родины» не закончились: в ответ на заявления о запуске нового политического проекта и возможном участии в президентских выборах Маркову припомнили избиение националистов в 2007 году. В интернете даже появилась запись «избиения» — вряд ли она может впечатлить разбалованного украинского зрителя, но факт правонарушения очевиден. 

11 октября «Марадоне» была вручена повестка на допрос к следователю, а уже 22 октября Марков был задержан прямо в здании Одесского областного управления внутренних дел. Ожидал ли лидер «Родины» такого поворота событий? Скорее всего, да — по крайней мере видеообращение с голливудским «если вы это видите, значит…» записал заранее.

В обращении к одесситам ярый «антиоранжист» Марков напоминает гражданам, что мы, мол, не быдло и им (какие именно «они» не уточняется, но всем должно быть понятно, что «они» у нас одни) «не удастся превратить нас в рабов». Сторонники Маркова ночью начали собираться у стен областного управления, но плотные редуты из бойцов «Беркута», «Сокола» и внутренних войск недвусмысленно дали понять, что Одесса и Врадиевка — это таки две большие разницы. 

На следующий день «Марадону» перевезли в Киев, где Печерский районный суд в качестве меры пресечения для экс-нардепа избрал содержание под стражей

Преступление и наказание

В качестве повода для нейтрализации в конец отбившегося от рук лидера «Родины» был избран инцидент с «одесскими бандеровцами» 6-летней давности. Это не может не вызывать вопросов, ведь на человека с таким «опгшным» прошлым вполне можно было найти что-то посерьезнее. А в итоге ему предъявили те же обвинения, которые в 2009 году озвучивал на тот момент министр внутренних дел Юрий Луценко

При этом в политическом смысле драка с националистами в качестве предлога для взятия Маркова под стражу может сыграть злую шутку для Банковой и ускорить процесс превращения маргинального политика, которого никто толком и не знал за пределами Одессы, в «юго-восточную Юлю с кулаками».

Настоящий мужик, решительно дающий отпор этим «страшным фашистам», отстаивающий интересы избирателей и попадающий в тюрьму за свои убеждения — вот что-то такое будет «лепиться» из Маркова уже без его непосредственного участия. Зачем же помогать оппонентам в создании образа «мученика»?..

Если только… Впрочем, конспирологическое объяснение происходящего как искусственного и контролируемого властью создания проекта «Марков» для разочаровавшихся в европовороте Януковича едва ли может быть принято всерьез. Такой вариант, в один голос озвученный несколькими экспертами и политиками, находится где-то между легендами о «Юле-двойнике» и «тайной свадьбе Путина».

Не исключено, что драка с националистами — только попытка выиграть время, чтобы найти что-то более политически выгодное (желательно, какой-то серьезный криминал — наркотики, убийства etc). Вдруг Марков успел бы бежать из страны (как это на днях сделал его брат) — в этом смысле националисты пришлись как раз кстати…

Если после лишения Маркова мандата украинская оппозиция устами самой Юлии Тимошенко решительно осудила очередные злодеяния «преступного режима», то арест «Марадоны» несколько нарушил и без того шаткое оппозиционное единство. Грубо говоря, пока «Свобода» стоя аплодирует такому формату борьбы с «русофилами» и подливает масла в огонь, связывая Маркова с убийством Максима Чайки, Виталий Кличко и Арсений Яценюк продолжают решительно осуждать.

С требованием немедленно прекратить политические преследования выступила российская Дума, однако едва ли у Кремля есть какие-то реальные рычаги воздействия на ситуацию?

Так или иначе, а Игорь Марков в чем-то повторил политическую судьбу уроженца Северодонецка Василия Волги, уже два года находящегося со своими «левыми» и «пророссийскими» идеями в местах не столь отдаленных. Складывается впечатление, что именно проекремлевцам в пору заявлять об избирательном правосудии и отстаивать с флагами «Волге – волю! Долой маркобесов!» права своих лидеров уехать на лечение куда-нибудь в Белоруссию…

Что не так с Марковым?

Почему показательный процесс начался именно над Игорем Марковым, а не, скажем, Олегом Царевым, Вадимом Колесниченко, Александром Пресманом или Николаем Левченко?

Многие эксперты сходятся во мнении, что Марков подписал себе приговор тогда, когда начал предлагать депутатам (в первую очередь ПР, внефракционным и коммунистам) деньги за синхронизацию голосования с собой (т.е вхождение в некую неформальную группу). Деньги немалые и, стало быть, не свои, а «кремлевские» (по крайней мере, в таких сгущенных красках картину могли преподнести на Банковой).

Далее последовал жест власти, очевидный, как и незавидные перспективы Маркова, которого, пожалуй, поспешили окрестить лидером юго-востока и серьезным конкурентом Януковича. И рупоры Кремля внутри ПР суетливо начали демонстрировать, что все осознали и против генеральной линии партии ничего не имеют.

Достаточно взглянуть на то, как Царев и Колесниченко комментируют ситуацию вокруг Игоря Маркова.

Любопытные метаморфозы произошли и с одиозным депутатом Николаем Левченко. Еще недавно он был одним из главных приверженцев евразийской интеграции и славянского братства, но внезапно его взгляды подверглись некой творческой эволюции. Теперь Левченко решительно против референдума о вступлении в Таможенный союз и ратует за «европейские законы», которые помогут Украине и украинцам… Такие дела.

Постмарковские будни

«Дело Маркова» — это мощный инструмент для нейтрализации любых центробежных сил внутри власти. Оппозиционный лагерь таким инструментом не располагает — неудивительно, что и выглядят украинские борцы с режимом куда как менее монолитным образованием.

Однако сила прецедента (пусть и не закрепленная в нашем законодательстве юридически) заставляет задуматься подавляющее большинство депутатов. Если быть мало-мальски последовательными, то под угрозой находится добрая половина нардепов. В случае лишения мандата судить должны всех оппозиционеров, участвующих в митингах под Киевсоветом, львиную долю «свободовцев» (Мирошниченко так точно), да и многих «регионалов» (собственно, и всех, дерущихся в Раде, тоже нужно судить)

Долгое время депутатская неприкосновенность вместе с некой корпоративной солидарностью защищали народных избранников от суда — механизм снятия неприкосновенности применялся считанные разы в действительно форс-мажорных ситуациях (Лазаренко, Лозинский).

Теперь же, после внедрения практики лишения мандата в судебном порядке, депутаты почувствуют себя гораздо менее защищенными. Хорошо это или плохо — покажет время, но вот сами нардепы вряд ли захотят мириться с новым статусом, потому вполне можно ожидать законодательных инициатив, защищающих народных избранников от всяких «братьев Кармазиных»

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях