Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Украина ищет новую зону. Европа — тоже

4 июля 2013, 09:00 1
Поделиться

Накануне открытия саммита G8 в Северной Ирландии состоялась неформальная встреча США — Евросоюз. На ней рассматривался проект создания трансатлантической свободной экономической и торговой зоны (ТСЭТЗ), которая получила неофициальное название «экономическая НАТО».

Этому решению предшествовало совещание министров торговли стран Евросоюза, в ходе которого был достигнут компромисс по вопросу содержания переговоров с Вашингтоном о создании трансатлантической зоны свободной торговли.

По настоянию Франции из мандата на ведение переговоров был исключен пункт об аудиовизуальной культурной продукции.

Париж угрожал заблокировать согласование мандата, опасаясь негативных последствий для французской киноиндустрии, которую считает важной составляющей национальной самоидентификации. Однако, по словам комиссара ЕС по вопросам торговли Карела де Гюхта, спорный пункт, включающий в себя, помимо поддержки кинопромышленности, сферу культуры и интернета, может быть внесен в программу переговоров позднее. Министр экономики Германии Филипп Реслер назвал достигнутый компромисс хорошим результатом. «Затягивание послужило бы неверным сигналом», — цитирует министра агентство AFP.

Как заявил на саммите президент США Барак Обама, первый раунд переговоров пройдет в Вашингтоне в июле. Завершить переговоры планируется к концу 2014 года. В ЕС, если верить агентству DPA, эту дату относят к концу 2015 года.

Сколько стоит удовольствие

По словам премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона, это соглашение может принести странам ЕС до 160 млрд долларов, 125 млрд долларов — США и 135 млрд долларов — другим странам мира. Оно повлечет создание двух миллионов рабочих мест и будет способствовать снижению цен.

По подсчетам Еврокомиссии, в результате образования зоны в Европе будет создано до 400 тыс. рабочих мест, что приведет к ежегодному приросту ВВП в размере 0,5%. В среднем для каждой семьи это будет означать дополнительный доход 545 евро в год. Как говорит «европремьер» Жозе Мануэль Баррозу, «это означает многие миллиарды евро в год и создание десятков тысяч новых рабочих мест».

Еврокомиссар по вопросам торговли Карел де Гюхт отмечает другой момент: «В долгосрочной перспективе мы можем ожидать существенный выигрыш за счет роста производительности труда, которым всегда сопровождается открытие рынков. В краткосрочном плане мы получим то, что инвесторы станут с растущим доверием относиться к экономическому развитию, поскольку мы снизим опасность протекционизма».

Положительно оценивают начало переговоров германские предприниматели. Так, в заявлении брюссельского представительства Федерального объединения торгово-промышленных палат Германии (DIHK) утверждается, что заключение соглашения ЕС-США о свободной торговле окажется «бесплатной программой стимулирования роста».

«Европа и США практически лишены возможности раскручивать экономику с помощью государственных средств, поскольку их просто нет. Поэтому для обеих сторон так важно добиться прогресса в вопросах свободной торговли», — подчеркивает DIHK. В объединении торгово-промышленных палат исходят из того, что в результате создания ТСЭТЗ как раз германская экономика получит наибольший выигрыш, поскольку она ориентирована на экспорт.

Европа + США = любовь?

Действительно, в случае удачного завершения переговорного процесса США и ЕС смогут превратиться в единый гомогенный рынок, что уже само по себе явится стимулом к развитию экономик всех участников союза благодаря снижению издержек вследствие унификации правил и условий общего рынка. Масштабы и самодостаточность зоны позволят навязывать миру свои правила игры, так как здесь сосредоточены промышленные, сельскохозяйственные, сырьевые, научные и технологические мощности самого высокого качества.

Вполне очевидно, что творцы проекта задумали создание зоны, преследуя несколько целей.

Первая — преодоление нынешнего финансово-экономического кризиса, выйти из которого у США и ЕС самим по себе, как показала практика последних лет, не получается. 

Вторая — упрочение доминирующего положения Запада на планете. Для этого необходимо объединенными усилиями остановить поднимающиеся страны БРИКС и, в первую очередь, Китай. 

Третья — на основе реализации первых двух максимально продлить во времени и в пространстве (в масштабах планеты) существование нынешней общественно-экономической модели, того, что мы обычно называем поздним капитализмом. А в более далекой перспективе — подумать и о мировом правительстве. Джордж Сорос может торжествовать: его самые заветные мечты начинают сбываться.

Мечты, мечты...

Сказанное, однако, не означает, что так оно и будет. Нельзя не видеть, что на пути создания подобной зоны свободной торговли существует множество препятствий в виде административных и прочих барьеров, а также противоречий интересов производителей товаров и услуг в различных государствах.

Обратимся в этой связи к последнему докладу «Doing Business» (ежегодное исследование группы Всемирного банка, оценивающее в 183 странах простоту осуществления предпринимательской деятельности на основе 10 индикаторов.

Доклад посвящен оценке нормативных актов, регулирующих деятельность малых и средних предприятий на протяжении всего жизненного цикла, и порядку их применения на практике), который публикуют Всемирный банк и International Finance Corporation. По этой информации можно заключить, как быстро — или как медленно — работает бюрократическая машина в разных странах мира.

Оказалось, что в США она работает не лучшим образом. Сколько времени требуется на совершение семи основных шагов — «открыть фирму, зарегистрировать имущество, заплатить налоги, получить лицензию на импорт и экспорт и привести в исполнение контракт»? В 2006 году все эти процедуры вместе взятые занимали в США 368 дней. Теперь — значительно дольше: 433 дня. The Wall Street Journal по этому поводу отмечает: «Лишь в двух десятках стран общая длительность бюрократических формальностей увеличилась». США оказались в «худшей десятке» (на шестом месте), как Зимбабве, Бурунди и Йемен.

Уже в силу одного этого европейцам будет непросто «осваивать» территорию Америки. Поэтому немало экспертов сомневается в успехе нового начинания Запада.

Но немалую тревогу вызывает и возможная печальная участь Европы в случае реализации «зоны». Президент российской консалтинговой компании «Неокон» экономист Михаил Хазин на телеканале «ТВ Центр» назвал соглашение о зоне свободной торговли между Вашингтоном и Брюсселем «титаническим вредительством против Евросоюза со стороны США», а роль Кэмерона как рупора этого проекта объяснил британо-американской дружбой.

Эту мысль эксперт развил в интервью «Независимой газете»: «В случае продолжения спада у ЕС возникнут проблемы. Когда кризис дойдет до максимальной точки, мы получим следующую картину: и мощностей Европы достаточно, чтобы обеспечить и США, и Европу, и мощностей США достаточно, чтобы обеспечить и США, и Европу.

Следовательно, возникнет вопрос, какие мощности останутся, а какие будут уничтожены. Поскольку уровень издержек в Европе гораздо больше, чем в США, хотя бы из-за налогообложения, то в условиях зоны свободной торговли это будет означать ликвидацию в Европе более или менее серьезной промышленности. По сути, это аналог того, что произошло в Восточной Европе в момент присоединения к ЕС, когда у Болгарии не то что промышленности, но даже помидоров своих не осталось».

Терзают смутные сомнения...

Немало скептиков, хотя и более умеренных, чем Михаил Хазин, и в Европе. Так, эксперт брюссельского аналитического центра Bruegel Андре Сапир откровенно сомневается в достоверности оптимистических цифр Еврокомиссии. Но даже если они окажутся реалистичными, таких показателей «все равно никак не хватит для решения наших проблем в области экономического роста и занятости».

Скептически относятся к намеченному созданию зоны защитники прав потребителей, а также «экологисты» в Европарламенте.

Депутат от французской партии «зеленых» Янник Жадо предупреждает о тех товарах, которые могут хлынуть из США в Европу: «Мы не желаем генетически модифицированных продуктов питания, выращенную на гормонах говядину, дезинфицированное хлором мясо».

Именно в вопросе о критериях безопасности, которым должны отвечать продукты питания, представления европейцев и американцев существенно расходятся. Европейцы в таких делах не менее щепетильны, чем главный санитарный врач России Геннадий Онищенко.

Еще более «тонкий» вопрос — защита личных данных. Последние сообщения о том, что спецслужбы США осуществляют тотальную слежку за европейскими интернет-пользователями, вызвали в ЕС немалое беспокойство. Лидер фракции социалистов в Европарламенте Ханнес Свобода без дипломатических тонкостей заявил об «утраченном доверии» к США и потребовал от Вашингтона недвусмысленных гарантий в этой сфере: «Мы не можем жертвовать защитой личных данных ради соглашения с США».

Сложные вопросы возникают и в сфере культуры. Кинематографисты Франции опасаются «засилья Голливуда», если европейское кино лишится права получать государственные субсидии. Беренис Бежо, сыгравшая главную роль в получившем в 2012 году пять «Оскаров» французском фильме «Артист», рассказывает об американских режиссерах, которые хотели бы снимать такие же некоммерческие картины, но не могут собрать на них деньги. Во Франции же государство поддерживает творческие поиски. «Я боюсь, что таких картин больше не будет», — говорит актриса.

Французское правительство хотело вообще полностью вынести область культуры за скобки переговоров о создании зоны и даже пригрозило заблокировать их своим вето. Однако культуре ничто не угрожает, заверяет Витал Морейра, докладчик Европарламента по вопросам торговых переговоров с США: «Культурное разнообразие под вопрос не ставится. Оно закреплено в договоре о ЕС». Об этом сообщает Deutsche Welle.

Скорее всего, на предстоящих переговорах вопросы культуры и содействия кинематографу, а также тема интернета вообще рассматриваться не будут. Ведь у американцев, напоминает Андре Сапир из аналитического центра Bruegel, тоже имеются определенные области, которые они хотели бы оградить. Эксперт полагает, что в конечном счете в договор о свободной торговле не войдут ни аудиовизуальная сфера, ни финансовые услуги, ни работа портов.

Однако в таком случае возникает вопрос: каковы преимущества создания зоны, если такие ограничения все же будут введены? «В лучшем случае мог бы появиться своего рода внутренний трансатлантический рынок», — считает Сапир. Но даже такой сценарий был бы «слишком амбициозным, чтобы оказаться реалистичным». Более правдоподобным, по мнению эксперта, было бы снижение или полная отмена импортных пошлин на промышленные товары, а также создание ряда общих технических стандартов и регулятивных норм, например, для банковской отрасли.

* * *

Время покажет, получится ли зона и выдержит ли евроатлантическое единство испытание этим новым инструментом. Однако всем украинским евроинтеграторам, которые заявляют об «окончательном цивилизационно-историческом выборе», следовало бы помнить, что нынче, собираясь в Европу, можно придти в совершенно иное место...

Поделиться

Комментарии

1
id203773556 04.07.2013, 20:04

До создания данного альянса еще очень далеко, и будет ли он еще не известно, а мы рядом с нашими полями и внутренним рынком, так что это они в нас нуждаются, а не мы в них и, по-этому они будут закрывать глаза на Тимошенко и нашу нетерпимость к ЛГБТ.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях