Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Протесты в Турции – правда и вымысел

6 июня 2013, 11:42 3
Поделиться

В Турции, казалось бы такой благополучной и стабильной, вдруг неожиданно забурлило. В чем же дело?

Попытка городских властей вырубить сквер Гези (кто там бывал, вряд ли назовет это место парком) на площади Таксим в центре Стамбула под строительство торгового комплекса обернулась массовыми протестами по всей стране. И теперь уже не против действий стамбульской мэрии, а против правящего режима в Анкаре.

Восток – дело тонкое!

Уже в первую неделю июня протесты прошли в 67 из 81 турецких провинций, а число задержанных превысило 1,7 тыс. человек. Что еще более примечательно, по некоторым данным, на сторону демонстрантов начали переходить военные, которые отказывались помогать спецназу и выдавали протестующим респираторы. Правозащитники из Amnesty International утверждают, что около тысячи человек получили ранения, многие ослепли из-за слезоточивого газа. Есть и погибшие, но точное их количество неизвестно. Ведь «Восток – дело тонкое». Известно только, что действия полиции отличались традиционной для этой страны жесткостью.

Понятно, что дело упирается отнюдь не в судьбу нескольких десятков деревьев. Очевидно, причина происходящего коренится неизмеримо глубже, а вырубка деревьев – это как раз та искра, из которой возгорается пламя.

Да, Турция в течение ряда лет была второй в мире, после Китая, по темпам экономического роста. Бывало, что зашкаливало за 10%. За эти годы сформировался довольно обширный «средний класс», состоящий из прилично образованных (по местным меркам) людей с неплохим достатком, придерживающихся западных взглядов на экономику, политику и общество.

Но мировой финансово-экономический кризис не миновал и Турцию. Иностранные инвестиции улетучиваются, западные компании стали выводить производства, темпы роста экономики в прошлом году составили порядка 2,6%. Нам бы их 2,6%! – мог бы воскликнуть украинский премьер Николай Азаров. Однако нельзя забывать, что население Турции, в отличие от Украины, не вымирает, а растет. Поэтому турецкие два процента – это для них то же самое, что для нас нынешняя рецессия.

А, поскольку именно «средний класс» в случае любых общественных неурядиц становится наиболее уязвимым (бедные при любых обстоятельствах остаются бедными – им не привыкать; у богатых всегда остается запас прочности), не стоит удивляться, что именно турецкие «середняки» оказались в авангарде нынешних волнений.

Булыжник – оружие пролетариата… и не только

Но на улицу вышли не только они. Участники протестов – люди самые разные. На том же Таксиме в одном протестном строю оказались националисты и коммунисты, мусульмане и атеисты, турки и курды, алавиты и сунниты, маоисты и анархисты, студенты и предприниматели, представители богемы и депутаты от оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП), болельщики «Галатасарая», «Фенербахче» и «Бешикташа». То же «смешение» политико-идеологических и социально-классовых предпочтений (вне зависимости от национальности их носителей) мы видим в Анкаре, Измире, Анталье и многих других городах страны.

Уже только поэтому невозможно согласиться с премьер-министром Реджепом Эрдоганом, который назвал участников уличных протестов «маргиналами, экстремистами и хулиганами». Был у премьера и такой аргумент: народ дал ему право решать, проголосовав за его партию на выборах, поэтому ни мнения оппозиции, ни «нескольких мародеров» он спрашивать не собирается. А дальше г-н Эрдоган и вовсе заявил, что в случае чего выведет на улицы миллионы своих сторонников, то есть фактически пригрозил стране гражданской войной.

После этого дело в стране «запахло керосином». В Анкаре демонстранты вспомнили о том, что «булыжник – оружие пролетариата», разобрали мостовые и забросали полицию камнями; в Измире сгорело местное отделение правящей Партии справедливости и развития (ПСР), вокруг Таксима началось строительство баррикад. Полиция получила приказ отступить, да она и сама была рада избежать новых встреч с болельщиками «Бешикташа», которые отличаются особой организованностью. Впрочем, потом столкновения возобновились и продолжаются до сих пор.

Как следствие, обвалилась биржа, заскользила вниз турецкая лира и непонятно, смогут ли ее спасти кошельки миллионов туристов. Ведь МИДы ряда стран объявили о нежелательности посещения Турции в это время. Украинский МИД, правда, вскоре такое заявление отозвал. Но вот европейцы ко всякого такого рода заварушкам относятся более ответственно.

Дело не только в экономике

«Вавилонское смешение» предпочтений и настроений протестантов столь же четко указывает на то, что дело не только в экономике.

«От кандидата в султаны до диктатора» – это еще не самое хлесткое определение в адрес автократических замашек             Р. Эрдогана. Оппозиционная газета Cumhuriyet в этой связи пишет: «Не надо ни уважительно, ни в безапелляционной манере указывать мне, как я должен сидеть, как вести себя в метро, как мне надо жить, как разговаривать, как одеваться, как думать, как пить и есть. Один человек, один-единственный человек, не может быть гениальным архитектором, философом-моралистом, градостроителем, покорителем Ближнего Востока, чемпионом по определению повестки дня, религиозным учителем, специалистом-медиком, историком, гуру для 75 миллионов человек и телевизионным комментатором одновременно».

Еще большее неприятие у многих вызывает неспешная, но неуклонная исламизация общества. Последним шагом на этом пути стало недавнее принятие закона о регулировании реализации и потребления алкоголя. Недоумение вызвал запрет продажи и распития спиртных напитков в кафе и ресторанах, находящихся в 100-метровой зоне от учебных заведений, включая… курсы кройки и шитья, и туристические объекты.

В стране, где все города отличаются хаотичностью застройки и громадным количеством памятников старины, это означает фактический запрет на распитие чего-то крепче кофе по-турецки вообще. Поэтому закон был воспринят, как свидетельство продолжения наступления ислама. А вспомним, что «средний класс» в Турции ориентируются на западные стандарты жизни и поведения.

Недовольство многих в стране, хотя и по разным причинам, вызывает и «неоосманистская» внешняя политика              Р. Эрдогана, который де-факто неоднократно делал выпады в адрес Евросоюза. ЕС же в ответ, похоже, готов поставить крест на принятие Турции в свой состав.

К тому же Турцией сегодня недовольны не только в Европе, но и в Вашингтоне.

В стремлении вернуть былое величие Блистательной Порты Эрдоган превратил приграничные районы Турции в большую базу по организации снабжения, лечения, отдыха, подготовки и вооружения сирийских мятежников, среди которых доминируют организации, признанные террористическими всеми цивилизованными странами мира.

Оценивая события, влиятельная итальянская газета Il Giornale отмечает: «Преуспев в повышении экономических показателей Турции, но использовав все плоды приватизации для создания исламской буржуазии, Эрдоган крайне далек от того Эрдогана, которого сладкоречивый Запад сделал легендой. Впоследствии созданный Эрдоганом политический класс использовал судебный топор для того, чтобы посадить светских военных (! – Авт.), заставить замолчать журналистов, интеллигенцию и оппозицию. Но, когда Запад заснул, турки пробудились».

Немецкая Die Welt, в свою очередь, констатирует: «Поколение 25 - 35-летних жителей Турции восстало против старых турецких и османских традиций авторитарного управления, а также против их обновления на исламско-консервативной основе».

Но главное, как считают в Европе, Эрдоган, несмотря на реальную силу и влияние в стране, ведет себя крайне неразумно. Как пишет еще одна немецкая газета - Süddeutsche Zeitung, «… глава правительства использует этот политический капитал для огромного недоразумения. И лучше он не смог это показать - он предложил застроить ставшим символом маленький парк в сердце Стамбула, прямо возле площади Таксима, где вначале начались протесты против выкорчевывания деревьев, а затем против главы правительства. Если люди не хотят, чтобы на этом месте был построен торговый центр, заявил Эрдоган в разгар уличных столкновений, то он построит здесь мечеть. Еще больше масла в огонь он подлить не мог».

Трудно не согласиться с этой точкой зрения. Если сегодня протестанты и проиграют, то процесс созревания «гроздьев гнева» все равно не остановится.

Одна Турция – две цивилизации

Пытаются дать оценку происходящему и в соседней России. Достаточно известный в Украине политолог Сергей Марков в интервью радио «Голос России» говорит: «Умеренным исламистам во главе с премьер-министром Р. Эрдоганом, которые стремятся увеличить роль ислама в обществе, противостоит проевропейская коалиция, которая включает в себя и либералов, и левых. Потому она столь значительна, включает в себя примерно 40% электората».

По мнению Сергея Маркова, Турция реально разделена на две части, причем не только географически, но - политически и даже цивилизационно. Большинство, принадлежащие к евразийцам, поддерживают правящую умеренно-исламистскую ПСР. Эти люди, в основном, живут больше в провинции и традиционно выступают за увеличение роли ислама.

Меньшинство, скорее, цивилизационно относящее к европейцам, живет на побережье Средиземного и Эгейского морей, опасается увеличения роли ислама, поддерживает военных, считая их оплотом против исламизации, и настроены против Эрдогана. Именно они, утверждает Марков, и бунтуют сейчас.

Ключевым вопросом, по мнению политолога, является вопрос вступления Турции в Евросоюз. Вступление Турции в ЕС невозможно, но и отказ от него невозможен. Если премьер объявит о решении не вступать в Евросоюз, то светская европеизированная часть общества поднимет бунт на несколько порядков более сильный, чем сейчас, полагает он.

Грядет «Турецкая весна?»

Остаются еще два вопроса. Не являются ли события в Турции продолжением «арабской весны» и «кому это выгодно»? На оба надо искать ответ в отношении к событиям заграницы.

Как видно, европейская «заграница» в лице цитированных масс-медиа участникам турецких акций протеста очень даже симпатизирует. Кажется, что даже все «заслуги» Эрдогана в борьбе с режимом Асада в Сирии им уже нипочем. Видно, на примере Египта, Ливии и иже с ними сумели, наконец, заметить, что «арабская весна» чревата распространением исламского средневековья. А здесь еще растущий ком проблем с «собственными» мусульманами.

Политики, как водится, молчат. Похоже, им очень хочется, чтобы сторонники западных «ценностей» одолели султана- диктатора. Однако боязно говорить об этом вслух. Ведь реальная власть пока у Эрдогана и его сторонников, а не у разрозненных протестных сил, которых ничто не объединяет, кроме желания свергнуть режим, того же «оружия пролетариата» и социальных сетей – например, Twitter...

Поэтому дальше «озабоченности» со стороны Госдепа дело пока не пошло. Да и как иначе, если при всем желании трудно недооценить как геополитическое положение Турции, члена НАТО, к тому же, так и ее экономический вес, и влияние на весь тюркский мир.

Обругай сегодня Эрдогана, а он возьми да и вступи завтра в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС). Кстати, разговоры на этот счет в свете неблаговидной позиции ЕС насчет европейских перспектив Анкары, в высшем турецком руководстве ведутся, и очень серьезные.

В Украине «компетентные» службы немало знают о степени влияния Анкары на умонастроения отдельной части крымско- татарского народа. Видимо, поэтому официальный Киев также не торопится с далеко идущими заявлениями. Оно и верно. Если что, всегда можно признать новую политическую реальность – пусть и позже Берлина и Вашингтона, но раньше Тираны и Кишинева.

А может, все дело в том, что в Украине, как и в Турции, тоже две цивилизации!?

А вот что по этому поводу думают эксперты Inpress.ua:

Павел Варбанец – эксперт Института мировой экономики и международных отношений

«Есть целый комплекс причин, которые повлияли на нынешнее развитие событий в Турции. С одной стороны эти протесты отображают закономерности развития Турции в последние годы.

Эта страна в настоящее время характеризуется неким расколом среди элиты и общества на два лагеря. Первый лагерь – это сторонники исламизации Турции, объединенные вокруг правящей Партии справедливости и развития и ее лидера – нынешнего премьер-министра Эрдогана. Второй – это сторонники политики, идущей от реформ Ататюрка, то есть, выступающие против исламизации Турции и за ее светское развитие. Расклад сил здесь такой: порядка 50-60% поддерживают Эрдогана и политику исламизации, и где-то 30-40% являются сторонниками светского развития.

В последнее время в Турции по принципу нарастания шла определенная политика исламизации. Сначала исламисты избавились от влияния военных, которые были сторонниками светского развития страны, потом изменили судебную систему, законодательство. И так постепенно круг исламизации все более сужался.

И когда возник такой прецедент с разгоном демонстрации, то это стало катализатором для противников политики Эрдогана выйти с протестами на улицу. Этому серьезно поспособствовало развитие современных средств массовой коммуникации, прежде всего, соцсетей. Именно они и стали инструментом для мобилизации людей и координации их действий.

Зная Р. Эрдогана, политика довольно грамотного и в то же время жесткого, который кроме всего пользуется поддержкой значительной части общества, то о смене власти и речи быть не может. Скорее всего, власть постарается в ближайшие дни замять конфликт, пойти на какие-то незначительные уступки. Но в целом на курс правящего правительства это не повлияет.

Потому что, опять-таки, у Эрдогана есть свои избиратели, которые просто не поймут, если он изменит свою политику. Да и вообще эскалация конфликтов сейчас в обществе никому не выгодна – Турция находится на экономическом подъеме, десять лет политической стабильности. Если кому-то данный конфликт и может быть выгоден, то только неким внешним силам, той же Сирии, Ирану, Китаю или России.

Что же касается влияния событий в Турции на Украину, то здесь даже не о чем говорить. Это очень разные государства, и в них политическая ситуация развивается по-разному. Хотя некоторые аналитики, например, могут сравнивать ситуацию в Турции с Россией».

Григорий Перепелица – эксперт международных отношений, профессор КНУ им. Шевченко

«Мы знаем, из чего возник конфликт – его история такая же, как и конфликтов в Киеве, когда вырубают парки или скверы. Однако, здесь полиция применила чрезвычайно жесткие меры по разгону демонстрантов, что и возмутило местную общину.

В результате демонстрации начали набирать силу. К протесту подключились силы, которые заинтересованы в свержении правящей партии во главе с Р. Эрдоганом. Однако все это может закончиться только усилением исламских сил в Турции и отходом от светского устройства. То есть, по моему мнению, эти протесты будут использованы как повод для дальнейшей исламизации государства. И все это – на фоне исламизации всего региона с усилением, собственно, радикального течения в исламе.

Если эту ситуацию привязывать к Украине, то можно сделать вывод, что нашу власть подобного рода события – как сейчас в Турции, или «Арабская весна» - ничему не учат.

Здесь у власти такой расчет, что у украинцев нет национального сознания и объединительных ценностей, в отличие от тех же турок. Поэтому власть и ведет себя так грубо – они уверены, что украинцы – это не турки, а некое советское население, которое в случае чего можно подавить силовыми методами. Но я думаю, что это ошибочное мнение. Потому что, как бы там ни было, но когда украинцев доводят до отчаяния, то они начинают действовать».

Игорь Семиволос – эксперт Центра ближневосточных исследований

«Непосредственными причинами протестов в Турции стали попытки уничтожения парка в центре Стамбула, с перспективой или построения на его месте торгово-развлекательного центра, или восстановления османских казарм.

А непосредственным поводом стал разгон демонстрантов. Но более глубокие причины этих беспорядков – это противоречия в обществе, которые накопились в течение длительного периода времени между различными политическими группами.

Противоречия эти заключаются в перспективах развития страны или  светской, или же религиозной. А такого рода противоречия в классике конфликтологии считаются наиболее острыми. И здесь вряд ли кто-то кого-то убедит.

Вместе с тем, все, что там происходит – это «болезнь роста» страны. Вырос средний класс, который уже не видит себя в ранее созданной патерналистской системе – он хочет влиять на политические процессы. И от того, как сейчас будет решена эта проблема, зависит дальнейшее развитие Турции. Если в процессе трансформации общества стороны найдут консенсус, то тогда социальный оптимизм повлечет новый подъем страны.

А если поведение правящей партии будет оставаться авторитарным, потому что мы уже сейчас видим, что некоторым арестованным выдвигаются обвинения в покушении на государственный строй, то Турция потеряет динамичность развития. То есть очень многое сейчас зависит от действий премьер-министра.

У нас проходили подобные процессы. Но отличие от Турции заключается в том, что у нас разное прошлое, разные правила игры, различное происхождение институтов власти. То есть культура имеет значение – и это нас отличает. Но с точки зрения политологии – процессы у нас происходят подобные. События в Турции напрямую на наше общество не повлияют, но они становятся поводом для обсуждений, определенных сравнений и выводов. Хотя каких-то рецептов турецкий опыт не дает, как не давал раньше украинский опыт».

Владимир Огрызко – экс-министр иностранных дел Украины

«События в Турции засвидетельствовали одну простую истину, что любая политическая сила, которая теряет связь с обществом, постепенно начинает делать ошибки и маргинализируется.

При этом я хорошо понимаю, что за последние лет десять власти Турции сделали немало для экономического развития страны, для привлечения инвестиций, развития туристического бизнеса, для того, чтобы страна модернизировалась.

Вместе с тем, началось пренебрежение важными вещами в политической сфере, а именно политическими правами как, например, свобода мысли или собраний. А самым сложным для страны стал исламский фактор, реализация которого в практической плоскости и стала поводом для взрыва общественного недовольства, что мы сейчас видим. А все потому, что власти не вели диалога с обществом, не хотели его слышать.

Вывод для Украины очень прост – власть должна слушать общество. Если власть не слышит общество, то она рискует в какой-то момент столкнуться с массовым протестом. Мы уже это проходили в 2004 году. Когда это может произойти в следующий раз – прогнозировать сложно. Но нынешняя ситуация показывает, что мы подошли к той черте, когда предыдущая фальшивая система координат требует замены».

Тарас Чорновил – эксперт, экс-заместитель председателя Комитета Верховной Рады по иностранным делам

«Первый вывод, который можно сделать из событий в Турции – они кардинально отличаются от того, что происходило во время «Арабской весны».

Методы, конечно, подобные – и те же социальные сети, и то, что взрыв начался с социального вопроса. Но если в тех странах сопротивление было против диктаторских режимов, которые десятками лет были у власти, то в Турции Эрдоган пришел к власти демократически, и надежда на то, что если бы сейчас состоялись выборы, то его так же демократическим путем можно было бы отстранить от власти, также остается.

То есть классического диктаторского режима в Турции нет. Но взрыв произошел. И состоялся он, опять же, по мотивам, противоположным «Арабской весне». Там против светских, по своей сути, диктаторов выступали люди, которые имели ориентацию на ислам. То есть там состоялось что-то вроде Исламской революции в Иране. А вот в Турции все диаметрально противоположно – это контрисламская революция.

Дело в том, что Эрдоган – это человек, которого не воспринимает городское население, которое хочет жить в светском государстве. Но он был избран голосами сельского консервативного населения, ориентированного на исламские ценности, на принципы шариата.

Город почувствовал, что Эрдоган идет в русле своих избирателей и начинает шаг за шагом ликвидировать те принципы Ататюрка, которые в течение десятилетий были священными, и которые всегда охраняла армия.

И всегда было так, что если кто-то из политиков хотел ликвидировать принципы Ататюрка, то терял власть и мог даже надолго оказаться в тюрьме. Армия выступала здесь определенным гарантом. Однако, со стороны Эрдогана мы видим политику исламизации страны, сокращения демократических прав и свобод, и попытку ограничить влияние армии. Собственно, против этого и произошел взрыв недовольства.

Но за этими событиями видны определенные профессиональные силы. По моему мнению, здесь имело место влияние верхушки армии, которая поддержала эти протесты. Возможно, армия сейчас настолько ослабла, что не может подняться и арестовать Эрдогана за нарушение принципов Ататюрка. Но армейские генералы, которые поняли, что очень скоро могут совсем потерять свои позиции, если Эрдоган еще немного побудет у власти, похоже, тоже имеют отношение к происходящему.

Это не будет иметь какого-либо влияния на Украину. Украинцы очень далеки от мятежных настроений. Тем более, турецкий вариант напоминает наш образца 2004 года, когда с экономикой было все в порядке, и люди стали жить лучше. А когда люди живут лучше, то они начинают думать о демократии. А когда люди живут очень плохо, то они либо мирятся с этим, либо выходят на голодные бунты. Так вот, в Украине все может закончиться скорее голодным бунтом, чем турецкими событиями».

Кость Бондаренко - политолог

«В Турции были активные сети общественных организаций, которые пользовались авторитетом у части населения. А, кроме того, была значительная доля – около 35% - среднего класса. Поэтому все эти события в Турции и стали возможными. А завершиться они могут двумя путями: или отставка Эрдогана, или затухание ситуации.

Эрдоганом, с одной стороны, недовольны те, кто хотел бы полной европеизации страны, а с другой стороны, те, кто хотел бы более радикальной исламизации на подобии арабских стран. Сам Эрдоган стоит на позициях умеренного исламизма, как своего рода компромиссная фигура.

Однако, даже если выступления в стране просто затухнут, то у него будут определенные электоральные проблемы. Здесь рассматривается российский сценарий удержания власти – Эрдоган может передать нынешнему президенту полномочия премьера, а потом сам стать президентом. Но не известно, удастся ли это ему.

Вряд ли события в Турции могут как-то повлиять на события в Украине. Потому что в Турции и Украине разные общества. Кроме того, следует помнить, что тот протестный потенциал, который существовал в Украине, был потрачен в 2004 году. А подобные события могут случаться не чаще, чем раз в пятнадцать лет. Потому что нужно время, чтобы накопилась новая протестная масса, которая готова была бы взорваться. Кроме того, сейчас нет тех лидеров, которые готовы были бы возглавить этот процесс. Поэтому в Украине турецкого сценария не будет».

Поделиться

Комментарии

3
ggrynenko 11.06.2013, 10:18

Стрсовно України: нам не потрібні диктатори на зразок Януковича,і більшисть населення це розуміе,вони пришли як тимчасові крадії,вкрасти і сховатись. Цей режим і його оточення буде засуджений українцями,деб вони не сховалися. Слава Україні.

iboychuk 06.06.2013, 12:16

А росіян, традиційно, хлібом не корми - а дай "поділити" сусідів! Що Україну, що Туреччину. Технологія - та ж. А на себе глянути, зась?! Теж мені, однорідна, гомогенна онокультурна, однонаціональна - Російська Федерація! Та в світі друге таке різношерстне державне утворення не знайти. Не дивлячись на тотальне домінування і насадження російської мови і культури, вона не стала рідною багатьом народам Федерації.

serhhom 07.06.2013, 18:18

интересно , а при чем сдесь россия. Другая многонациональная страна,это сша, американец такогото происхождения. И это нормально.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях