Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Бюджет бедняка

11 ноября 2019, 09:24 0
Поделиться

Из 1195 млрд грн расходов госбюджета в следующем году 424 млрд государство потратит на погашение долгов и их обслуживание, 294 млрд — на социальные выплаты и пенсии, 258 млрд — на образование и медицину, 246 млрд грн — на безопасность и оборону. И все.

Если сложить эти статьи расходов, становится понятно, что больше средств у государства нет. И несмотря на то, что бюджет-2020 правительство традиционно назвало "бюджетом развития", а программа правительства предусматривает ускорение экономического роста до 7% в год, никакого развития и тем более стимулов к росту ВВП в проекте документа нет. Это очередной бюджет долгов и проедания.

По сравнению с предыдущим вариантом смета принципиально не изменилась (мы ее уже анализировали и вообще выглядит вполне прилично: дефицит государственного бюджета должен сократиться до 2% ВВП, перераспределение ВВП через бюджет — уменьшиться до 24, а соотношение доли долга к ВВП — до 52,4%.

Если сравнить с редакцией законопроекта, поданной к первому чтению, то доходы государственного бюджета (без трансфертов) на 2020 г. предложено увеличить на 14,18 млрд грн, в том числе по общему фонду — на 11,9 млрд и по специальному — на 2,3 млрд. Дефицит составит 2,09% ВВП. Расходы доработанного проекта бюджета выросли до 1180,1 млрд грн.

Расходы на медицину по сравнению с текущим годом увеличили на 15 млрд грн. Среди нововведений — закупка 470 карет экстренной медпомощи и создание 25 новых отделений скорой. Расходы на образование повышены на 16,4 млрд грн. Отдельный бюджет в 3,5 млрд грн выделен на программу "Состоятельная школа для лучших результатов", предусмотрена денежная поддержка молодым учителям. В социальном обеспечении среди нововведений — выделение дополнительных 806 млн грн для увеличения надбавки по уходу одиноким пенсионерам старше 80 лет. В качестве программ развития нам предлагают программы мобильности молодежи и раскрытия туристического потенциала, на первую предусмотрено 500 млн грн, на вторую — 240 млн. Драйверами инвестиций, по мнению Минфина, должны стать большая и малая приватизации, что в сумме может принести бюджету 12 млрд грн, и легализация азартных игр, которая добавит еще 3 млрд. А развитие обеспечат реконструкции дорог и аэропортов.

По всем показателям очень сдержанный госбюджет, который как брат-близнец напоминает бюджет этого года. Но госбюджет-2019 готовился с учетом многих рисков — от будущих президентских и парламентских выборов до пиковых выплат по внешним долгам. Тогда осторожность Министерства финансов была оправдана. Но сейчас уже пройдены все периоды политической турбулентности, Минфин доказал свою способность эффективно управлять государственным долгом, парламентское монобольшинство работает в турборежиме, а у правительства есть масштабные планы по реформированию государства. На этом фоне госбюджет-2020, фактически скопированный с предыдущей сметы, выглядит как молчаливый отказ Минфина воплощать амбициозную программу правительства.

И не потому, что Минфин — саботажник, а по той причине, что по сути в этой программе нечего воплощать.

И при чрезвычайном единстве в действующей власти ее органы продолжают жить и работать отдельно друг от друга, каждый в своем, как правило, выдуманном, мире. НБУ проводит монетарную политику, подавляющую экономический рост, ради контроля над инфляцией, которую все равно не контролирует. Правительство хочет вдвое увеличить темпы роста ВВП и привлечь невиданные объемы иностранных инвестиций, но даже ни одной строки в своей программе не уделяет развитию реального сектора экономики. Минфин окончательно превратился в "министерство бухгалтерии" и просто "качественно делает свою работу", балансируя доходы с расходами.

Если бы речь шла об экономической политике развитой страны, озабоченной не тем, что до нынешнего уровня Польши ей расти еще 50 лет, а проблемами изменений климата, никаких претензий ни к правительству, ни к проекту бюджета на следующий год не было бы. Но Украина не может позволить себе такую роскошь, а правительство, поставившее перед собой чрезвычайно амбициозные цели, — тем более.

Сейчас основными стимулами роста украинского ВВП остаются потребительский спрос и очередной рекордный урожай украинских аграриев. Индекс промышленного производства начиная с 2016-го только снижается. И нет никаких предпосылок для того, чтобы в следующем году ситуация принципиально изменилась. Несмотря на улучшение всех возможных макропрогнозов, темп роста ВВП в 2020-м составит 3,5%.

Государство, которое и само является одним из крупнейших инвесторов в экономику, в следующем году планирует потратить 75 млрд грн на программы Дорожного фонда, 7,5 млрд — на программы Фонда регионального развития и аж 1,8 млрд грн — на национальные инвестиционные проекты. В сумме это добавит нам немного прироста в секторе строительства, но всей экономики не вытянет.

Министерство развития экономики с начала года фиксирует сокращение производства в промышленности, причем по всем видам деятельности, кроме производства пищевых продуктов и фармацевтики. Причины хрестоматийные — неблагоприятная внешняя конъюнктура, сокращение спроса на определенные виды продукции, неспособность отечественных производителей конкурировать с импортными товарами.

Сами производители оценивают ситуацию несколько иначе. По результатам последнего ежеквартального опроса, проводимого НБУ, среди основных факторов, ограничивающих развитие производства, предприниматели указывают слишком высокие цены на сырье, материалы и энергоносители (почти 40% ответов), нехватку квалифицированных кадров (34%), недостаточный спрос (35%) и нехватку оборотных средств (33%). Казалось бы, при чем здесь государственный бюджет? Конечно, мы не предлагаем напрямую поддерживать производителей за государственный счет и дружеским советом. Но мы предлагаем правительству помогать реальному сектору в решении его неотложных проблем.

Недостаточный спрос можно стимулировать более быстрым ростом заработных плат, например. Вспомните, как повышение минимальной заработной платы существенно помогло предыдущему премьеру подпитать потребительский спрос, который до сих пор является едва ли не единственным стимулом нашего экономического роста, а косвенно и налоговые поступления увеличить. Но проект бюджета в следующем году предусматривает, что минимальная зарплата вырастет на 11,5%, с 4173 до 4723 грн. Больше, чем инфляция, и на том спасибо.

Нехватка квалифицированных кадров в антирейтинге предпринимателей сейчас на самом высоком уровне за последние десять лет. И главная причина не только в физической нехватке людей, но и в несоответствии квалификационных требований работодателей и уровня подготовки тех, кто ищет работу. И правительство, которое напрямую финансирует сферу образования и содержит Госслужбу занятости, могло бы прибегнуть к креативным решениям, чтобы решить эту проблему бизнеса. Но правительство без каких-либо требований продолжает по старым лекалам финансировать слабые высшие учебные заведения, выпускающие на рынок труда специалистов с сомнительными квалификациями и навыками, и содержать государственную службу, функции которой прекрасно и с большей эффективностью выполняют сайты по поиску работы. При этом Министерство образования весь реформаторский и дополнительный финансовый ресурс бросает на новую украинскую школу, а Министерство социальной политики вообще делает вид, что темы безработицы и переквалификации — это не к ним.

Со средствами, необходимыми бизнесу для развития, тоже беда. Основным источником финансирования капитальных инвестиций остаются собственные средства компаний — свыше 73%. Потребность в заемных средствах есть у почти 35% компаний. Основным препятствием для привлечения кредитных средств около 70% предпринимателей считают высокие ставки по кредитам. Благодарите НБУ, монетарная политика которого напрямую подавляет рост экономики.

Уровень покрытия ВВП банковскими корпоративными кредитами с 2014 г. снизился с 51,7 до 23,5%, и если учесть, что половина из этих кредитов — неработающие, то и 23,5 можно смело делить пополам. В соседней Польше — 70%, в Турции — 80, в странах ЕС — 140–160%. Вот вам и инвестиционный потенциал. Но никаких стимулов кредитования в бюджете нет, только программы Всемирного банка, которые само же правительство выполняет кое-как. Зато есть аж четыре отдельные бюджетные статьи, предусматривающие компенсации жилищных кредитов разным слоям населения. Ну тоже важно, почему нет.

Бизнес кредитов получить не может, даже если готов сам за себя компенсировать проценты. Реальное количество денег в экономике за последние пять лет снизилось более чем на 40%. Уровень монетизации экономики упал с 62% в 2014-м до 36% — в 2019-м. Для понимания, оптимальным считается уровень в 70–80%.

Все свободные средства коммерческие банки вкладывают в депозитные сертификаты НБУ и минфиновские ОВГЗ. И те и другие благодаря политике "дорогих" денег Нацбанка являются чрезвычайно прибыльными и к тому же безрисковыми инструментами. Зачем банкам еще и бизнес кредитовать?

По состоянию на октябрь 2019-го на балансах банков находятся ОВГЗ на сумму свыше 345 млрд грн, или 42% от всех ОВГЗ в обращении. Что интересно, на балансе НБУ в это же время находится 41% всех ОВГЗ. Вот на что центробанк тратит деньги, полученные от продажи депозитных сертификатов коммерческим банкам, — он вкладывает их в долговые инструменты государства, финансируя государственные долг и бюджет. Учитывая, что банки и НБУ вместе владеют 83% ОВГЗ в обращении, — именно они сейчас являются основными кредиторами государства. Но не реального сектора, которому и кусочка от этого пирога не перепадает. И, согласитесь, откровенным издевательством было недавнее подписание между правительством и НБУ меморандума о взаимодействии "для достижения устойчивого экономического роста".

Что действительно можно было бы сделать ради устойчивого экономического роста, так это начать реформу финансовой системы государства, что обеспечило бы эффективное распределение и перераспределение средств между кредиторами, инвесторами и заемщиками. Потому что на самом деле развитые страны, как и Украина, не могут похвастаться значительными внутренними сбережениями. Но их правительства могут заинтересовать инвесторов, гарантируя им стабильность и предсказуемость государственной политики, а их финансовые системы — предложить инвесторам разные инструменты и услуги. А что может предложить инвестору украинская финансовая система, кроме государственных ОВГЗ?

Индекс финансового развития Украины — 0,21, на уровне таких стран, как Гондурас (0,22), Суринам (0,20) и Белиз (0,21). У стран, близких к нам по ВВП, он составляет от 0,35 до 0,44, у развитых стран — в пределах 0,60–0,90. Мы не просто отстали, мы даже бежать еще не начали. Капитализация нашего фондового, извините за слово, рынка — менее 10% ВВП, в структуре его инструментов на акции приходится менее 1%, большинство операций вообще происходят вне бирж, а основным инструментом на рынке ценных бумаг являются государственные облигации. Так что не очень уж мы и ждем этих инвесторов, если честно.

На самом деле представленный проект государственного бюджета — это бюджет бедняка, который, оказавшись в затруднительном положении, не ищет возможности для дополнительного заработка, а придумывает, на чем бы еще сэкономить, чтобы как можно дольше протянуть. И больше всего угнетает осознание, что "как можно дольше протянуть" — это и есть наша экономическая политика.

Юлия Самаева

Источник:  Зеркало недели
 
Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях