Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Разоблачить нельзя молчать: чего бизнесу ждать от разоблачителей?

6 ноября 2019, 09:26 0
Поделиться

17 октября 2019 г. парламент принял Закон №1010, так называемый "Закон про разоблачителей коррупции", который вносит тематические изменения в Закон Украины "О противодействии коррупции".

Нововведений много: для разоблачителей будут создаваться специальные каналы предоставления информации, им гарантируют бесплатную правовую помощь и защиту, сулят денежное вознаграждение. Придаст ли это смелости тем отважным людям, которые не могут смолчать? Вопрос остается открытым, так как большинство прав и гарантий пока выписаны декларативно и без четкой процедуры реализации, а само разоблачительство ограничено только сферой коррупции.

Конечно, Закон 1010 не идеален, но это значительный шаг для защиты лиц, которые находят в себе смелость сообщать о коррупции. Впрочем, даже в такой прекрасной инициативе нельзя оставить без внимания потенциальные риски для бизнеса.

Во-первых, часть нововведений распространяется не только на государственный сектор, но и на частный бизнес, а именно юридических лиц, которые являются участниками государственных закупок стоимостью от 20 млн грн.

Раньше Закон Украины "О противодействии коррупции" требовал от таких предприятий утверждения антикоррупционной программы, устанавливал требования к ней и обязательное согласование с НАЗК (Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции) увольнение лица, уполномоченного на ее реализацию, по инициативе работодателя.

Теперь же на такие юридические лица Закон 1010 возлагает новые обязанности:

1. Создать защищенные анонимные каналы связи (каналы онлайн-связи, анонимные горячие линии, электронные почтовые ящики и т.д.), по которым разоблачитель может осуществить сообщение, гарантированно сохраняя свою анонимность. Причем требования к защите таких каналов связи определяет НАЗК.

2. В случае выявления коррупционного или связанного с коррупцией правонарушения или сообщения о совершении такого правонарушения своими работниками, в пределах своих полномочий принять меры по прекращению такого правонарушения и в течение 24 часов письменно сообщить о его совершении специально уполномоченному субъекту в сфере противодействия коррупции (согласно закону это органы прокуратуры, Национальной полиции, Национальное антикоррупционное бюро Украины, Национальное агентство по предотвращению коррупции. — А.К-Т.).

3. Обеспечить разоблачителям условия для осуществления сообщения о возможных фактах коррупции путем:

— внедрения механизмов поощрения и формирования культуры сообщения о возможных фактах коррупции;

— предоставления работникам и лицам, которые проходят в них учебу или выполняют определенную работу, методической помощи и консультаций по осуществлению сообщения о коррупции;

— определения внутренних процедур и механизмов принятия и рассмотрения сообщений о возможных фактах коррупции, проверки и надлежащего реагирования на такие сообщения;

— обязательного создания и обеспечения функционирования внутренних и регулярных каналов сообщения о возможных фактах коррупции.

В конечном итоге выходит достаточно объемный пакет обязанностей, для выполнения которых необходимо немалое ресурсное обеспечение, в том числе техническое, а также создание новых бизнес-процессов на предприятии.

Во-вторых, законодатель не был бы собой, не введя соответствующие меры контроля над выполнением таких обязанностей. Поэтому дух проверок в стиле упраздненного общего надзора органов прокуратуры вселили в НАЗК и вдохнули в него новую жизнь. И органу, главной задачей которого была превенция, прилепили еще одну пару не очень привлекательных рук, заточенных на правоохранительную функцию.

НАЗК усилили значительными полномочиями и правами, в частности: рассматривать сообщения разоблачителей, обеспечивать их правовой и иной защитой, а самое интересное — проводить соответствующие проверки и требовать устранения нарушений.

Предмет таких проверок очень широкий: это не только защита разоблачителей, но и организация работы по предупреждению и выявлению коррупции в целом, включая подготовку и выполнение антикоррупционных программ, создание и функционирование внутренних и регулярных каналов сообщения о возможных фактах коррупции, т.е. практически все, что хоть как-то связано ее предотвращением.

Упомянутые проверки не обойдут стороной и бизнес, участвующий в крупных государственных закупках. В рамках проверок сотрудники НАЗК смогут беспрепятственно входить в помещение предприятия по служебному удостоверению и иметь доступ к документам и других материалам, необходимым для проведения проверки.

Также Закон 1010 наделяет сотрудников НАЗК правами: требовать необходимые документы и другую информацию, в том числе с ограниченным доступом; получать, в пределах своей компетенции, письменные объяснения от широкого круга лиц, в том числе обычных граждан и должностных лиц любых предприятий, независимо от формы собственности.

Этого набора прав с головой хватает, чтобы подобной проверкой приостановить работу предприятия, которое участвует в крупных государственных закупках, и изрядно потрепать нервы как менеджменту, так и всем причастным сотрудникам.

Более того, Закон 1010 вводит новые статистические показатели для ежегодного национального доклада НАЗК по реализации основ антикоррупционной политики, например: "сведения о количестве лиц, в отношении которых применены меры для защиты их прав и интересов как разоблачителей". А как показывает практика, статистика — это не только самая главная из неточных наук, но еще и двигатель правоприменения. Поэтому НАЗК будет очень заинтересовано искать разоблачителей и защищать их права, в том числе и в бизнесе, который участвует в крупных государственных закупках.

Отдельно стоит остановиться на проблеме недобросовестного разоблачительства. Закон 1010 предоставляет разоблачителю очень широкий спектр гарантий с момента сообщения о коррупции, т.е. буквально сразу. Эти гарантии включают в себя просто свинцовую защиту от увольнения, привлечения к дисциплинарной ответственности и другим мерам влияния со стороны работодателя, перечень которых неисчерпывающий. Обязанность доказывать в суде правоверность таких мер Закон 1010 возлагает на работодателя.

К тому же, разоблачитель освобождается от юридической ответственности, несмотря на возможное нарушение сообщением о коррупции своих служебных, гражданских, трудовых или других обязанностей. Аналогичным образом разоблачитель освобождается и от гражданско-правовой ответственности за имущественный или моральный вред от своего сообщения о коррупции.

Это все якобы не должно работать, если сообщение разоблачителя о коррупции заведомо неправдивое, но такую "заведомость" работодателю недобросовестного разоблачителя будет очень тяжело доказать без эффективного внутреннего расследования.

По обращению разоблачителя НАЗК может осуществлять представительство в суде интересов разоблачителя в случаях, если он не в состоянии самостоятельно защитить свои права, или же если уполномоченные законом представители не осуществляют его защиту или делают это ненадлежащим образом.

Более того, сотрудники НАЗК имеют право:

— присутствовать на заседаниях судов всех инстанций, в том числе на закрытых судебных заседаниях, при условии согласия разоблачителя;

— обращаться в суд с иском о защите прав и свобод разоблачителей, а также участвовать в судебном рассмотрении таких дел;

— подключатся к делам, производство по которым открыто по искам разоблачителей, на любой стадии их судебного рассмотрения;

— инициировать пересмотр судебных решений в порядке, установленном законом, при этом независимо от участия НАЗК в судебном производстве.

Как итог, можно сказать, что Закон 1010, при всех его благородных целях, создает значительное количество рисков для бизнеса, участвующего в крупных государственных закупках. Проверки НАЗК, внутренние расследования и судебные споры с недобросовестными разоблачителями не заставят себя долго ждать. Поэтому сейчас очень важно наладить должным образом соответствующие бизнес-процессы с помощью квалифицированных специалистов и быть готовым отбиваться как от возможного беспредела контролирующего органа, так и недобросовестных действий собственных сотрудников. Хотя для украинского бизнеса, в условиях правоприменительных джунглей, названные риски — лишь новые голодные хищники.

Артем Крикун-Труш, юрист 

 

Источник:  УКРИНФОРМ
 
Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях