Independent press          Свободная пресса          Вільна преса
Предвестники банкротства: как украинцам не ошибиться в выборе банка
Фото: РБК-Украина

Предвестники банкротства: как украинцам не ошибиться в выборе банка

9 июня 2016, 16:02 2548 0
Поделиться

Украинский банковский сектор, если верить главе Нацбанка Валерии Гонтаревой, уже прошел основной этап очистки. Результат – выведение с рынка более 60 финучреждений и чреда, фактически, непрерывных банкротств за последние несколько недель. Под угрозой находится даже социально-ориентированный банк «Хрещатик», в который также введена временная администрация. Но ни присутствие в банке куратора от НБУ, ни наличие у него лицензии не гарантируют вкладчикам сохранности их средств. Как не ошибиться в выборе банка, и какие факторы могут свидетельствовать о проблемах финучреждения – разбиралось РБК-Украина.

Банки – мыльные пузыри

Подводя итоги прошлого года, глава Национального банка Валерия Гонтарева констатировала завершение основного этапа очистки банковской системы, которая за 2 года выбросила за борт свыше 60 финучреждений. Несмотря на уверения регулятора, банкопад продолжается, и с начала текущего года с рынка, по решению НБУ, ушло 11 банков, а еще 2 приняли решение о самоликвидации.

Учитывая продолжение банкротств на рынке, вопрос для вкладчиков, где хранить свои сбережения, остается актуальным. И ответить на этот вопрос не так просто, поскольку в этом году под горячую руку регулятора попал на четверть муниципальный и глубоко социальный банк «Хрещатик», а также законопослушный и в прошлом дважды иностранный Фидобанк (созданный на базе купленного у шведов СЕБ Банка и поглотивший купленный у австрийцев Эрсте Банк), молодой и амбициозный банк «Михайловский». Перед гневом Нацбанка все равны.

Яркой чертой последних банкротств является неслыханная дерзость акционеров при выведении активов. Так, НБУ и Фонд гарантирования вкладов физлиц привлекли правоохранителей для расследования злоупотреблений в банке «Хрещатик», должностные лица которого за день до введения временной администрации провели погашение кредитов частных предприятий, связанных с акционерами банка, на сумму более 600 млн грн.

Эти средства были перечислены со счетов юридических и физических лиц, вследствие чего банк освободил из-под залога ликвидное имущество - ценные бумаги, ипотеку, целостные имущественные комплексы и земельные участки. В итоге, 85% облигаций в портфеле банка оказались не обеспеченными и выпущены компаниями с признаками фиктивности.

Что касается банка «Михайловский», то в день увольнения главы правления Игоря Дорошенко под прикрытием технического сбоя банк ограничил доступ куратора НБУ к своей базе данных и перевел вклады физлиц со связанных с банком компаний. Таким образом, увеличив нагрузку на Фонд гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ) на 1 млрд гривен.

Кроме того, в ходе инвентаризации Фонд гарантирования обнаружил, что, за день до введения временной администрации, банк по дешевке продал права требования по 111 тыс. кредитных договоров балансовой стоимостью свыше 682 млн гривен, что по оценкам ФГВФЛ – незаконно. А ключевой акционер банка – Виктор Полищук, который также владеет сетью «Эльдорадо», заявил, что продал свою долю за несколько дней до введения временной администрации. При этом Нацбанк утверждает, что документов от новых владельцев существенного участия не получал.

О махинациях в Фидобанке чиновники пока не сообщали, однако этот случай похож на два вышеуказанных скоростью «слива» банка, когда от первых проблем с платежами до полной их остановки прошло не более недели.

За пару месяцев до банкротства банк заявлял о намерениях инвестора из Казахстана вложить свыше 20 млн долларов в объединенный банк, который будет создан на базе принадлежащих Александру Адаричу Фидобанка и Евробанка. Видимо, стороны не договорились, и в понедельник, 16 мая, банк сообщил о проблемах с платежами, а уже в пятницу, 20 мая – был признан неплатежеспособным.

Тем временем, ряд активов и счетов бизнеса, по сведениям источников на рынке, накануне этого банкротства успел переехать в Евробанк.

Национальный банк, кураторы которого работали в этих банках, как и ранее, не смог предупредить проблему. В результате Фонд гарантирования получил очередную партию вычищенных банков, с сомнительной перспективой выручить что-то от продажи их активов и возместить потери крупных вкладчиков и бизнеса.

«Это – комплексный вопрос и очень многое нужно изменить внутри надзора. Но многое должно измениться в финансовом секторе. Когда финсектор, какая-то его часть, привык к тому, что можно все нарушать, работать в не операционное время и потом переотправлять балансы, то можно посадить на каждую операцию по куратору, это ничего не даст», - сокрушается заместитель главы НБУ Екатерина Рожкова. Она констатировала, что принятый в марте прошлого года закон об усилении ответственности собственников банков до сих пор не работает по причине слабости украинской правоохранительной и судебной систем.

Итак, наличие у банка банковской лицензии и даже присутствие куратора НБУ в банке не дает гарантии сохранности сбережений. Понятно, что средства в пределах 200 тыс. гривен в полной мере будут возмещены Фондом гарантирования.

Но поскольку большинство граждан нашей страны живут от зарплаты до зарплаты, даже небольшая отсрочка в получении денег с зарплатной карты для кого-то очень существенный фактор. Что уже говорить о вкладчиках с суммами более 200 тыс. гривен и предпринимателях, которые остаются ни с чем.

Как не ошибиться в выборе банка, какие факторы могут сигнализировать о проблемах финучреждения, и что будет с банковской системой в дальнейшем – разбиралось РБК-Украина.

Признаки беды

Эксперты называют несколько признаков, которые могут сигнализировать о проблемности финучреждения. В частности, исполнительный директор Независимой ассоциации банков Украины Елена Коробкова пояснила, что другие игроки рынка могут закрыть банку лимиты кредитования на межбанковском рынке, если банк наращивает кредиты рефинансирования от НБУ.

Также причинами приостановки лимита могут стать значительный отток депозитов, негативная информации в СМИ, длительное формирование операционного убытка, нарушения нормативов НБУ, дефолта связанных с банком лиц, изменений в структуре собственности или конфликтах между акционерами.

«Иногда, для приостановки лимита на конкретный банк может быть достаточно просто звонка от другого казначея», - уточнила Коробкова. Закрытие лимитов на межбанке может стать решающим ударом для проблемного банка и ускорить его неминуемое банкротство.

Что касается сигналов для вкладчиков, то, по словам банкира, признаками серьезных проблем может служить ограничение выдачи денег в родном банкомате банка, даже если этот лимит поначалу достаточно большой, а также задержка платежей и зачисление средств на счет опозданием. Последнее может свидетельствовать о пустом корреспондентском счете.

«Классика жанра – заоблачные ставки по депозитам. Самый свежий пример: еще месяц назад последний выведенный из рынка банк предлагал вкладчикам 27% годовых на депозит. Хотя среднерыночная ставка колеблется в пределах 20%», - добавила Коробкова.

Член исполнительного комитета Украинского общества финансовых аналитиков Виталий Шапран разделил сигналы приближения банкротства банка на 2 вида: наглядные и связанные с отчетностью банка.

К наглядным эксперт отнес задержку платежей, сбои в работе сети банкоматов, невозможность снять средства в других банках, запрет НБУ на прием депозитов от физлиц, смену главы правления без объяснения причин, смену главы набсовета при неизменной структуре акционеров.

Как показывает практика, преимущественно такие явные признаки проявляются уже достаточно поздно, иногда за несколько дней до признания банка неплатежеспособным. Что касается отчетности, то здесь увидеть проблемы банка можно намного раньше.

Шапран рекомендует обратить внимание на ряд показателей. Прежде всего, это -отрицательный чистый процентный доход, представляющий собой разницу между процентными доходами и расходами. «Если ЧПД банка 3-4 квартала подряд отрицательный, и у банка фиксируется убыток, а рядом нет акционера, который мог бы покрыть эти риски - в 99% случаев через 2-3 месяца вы будете иметь временную администрацию в этом банке», - предупредил эксперт.

Также он предложил обратить внимание на норматив мгновенной ликвидности банка Н4, и если значение этого норматива в течение 1-2 месяцев будет колебаться около 20% или ниже, это также может быть предвестником временной администрации. В то же время, Шапран отметил, что не все банки публикуют данные о нормативах. Но, если банк не публикует какие-то данные, то и это должно насторожить вкладчика.

Кроме того, эксперт предложил анализировать соотношение резервов по кредитам с объемом кредитного портфеля, и если эта пропорция ниже среднего показателя по рынку в разы, а у банка наблюдается падение чистого процентного дохода в 1,5-2 и более раза – это также может быть предвестником проблем.

Шапран пояснил, что вышеперечисленные факторы – это своего рода топ-3, и на самом деле список предвестников временной администрации намного шире. В частности, у рейтинговых агентств есть своя определенная методология, на основании которой рейтинг того или иного банка может быть снижен или поставлен на пересмотр. Но уже само по себе снижение рейтинга можно расценивать как еще один из негативных сигналов для вкладчиков финучреждения.

По мнению директора Центра экономических исследований и прогнозирования «Финансовый пульс» Сергея Мамедова, чтобы понять, какие банки могут столкнуться с проблемами, нужно проанализировать выведенные с рынка финучреждения. В качестве примера он напомнил, что в 2016 году были признаны неплатежеспособными 11 банков, в том числе 4 банка из-за непрозрачной структуры собственности, 2 – за нарушения законодательства в сфере финмониторинга, 4 – в результате проблем с качеством активов, что вызвало необходимость докапитализации финучреждений.

Эксперт отметил, что Нацбанк задолго до введения временной администрации проводил с этими банками необходимую работу, а по крупнейшим банкам – после проведенного в 2015 году стресс-тестирования. «НБУ подписал «соглашение» и ввел кураторов. Основное требование к банкам в «соглашении» - это увеличение капитала в определенных временных рамках. Невозможность, а может, и нежелание акционеров увеличить капитал стало основной причиной банкротства», - считает Мамедов.

Поскольку многим гражданам тяжело анализировать балансы и информацию банков, эксперт считает оптимальным решением для них размещение депозита в пределах 200 тыс. гривень в разных банках. Также Мамедов рекомендует обращать внимание на ставку по депозиту, наличие в банке кредитных программ, динамику кредитного и депозитного портфеля, прибыль и конечно - капитал. «Увеличение капитала – это подтверждение акционерами планов развития и эффективной работы. Никто не хочет инвестировать в убыточный бизнес», - отметил он.

Продолжение следует

Учитывая, что в банковской системе банки взаимосвязаны, жизнеспособность того или иного финучреждения напрямую зависит от спокойной обстановки на рынке в целом. По этой причине важно понимать, когда, наконец-то, прекратится безудержный банкопад, или его скорость замедлится до 1-2 небольших финучреждений в год, без особых потрясений для вкладчиков и Фонда гарантирования.

«Около 10 банков имеют проблемы с исполнением обязательств или ведут деятельность на грани фола. Еще примерно 10-15, я подозреваю, в хроническом недоформировании резервов. Я не могу понять, как у крупного банка при среднем по рынку 30% покрытии резервами кредитного портфеля может быть 2-5%. Конечно, какая-то часть 5-7 банков имеет рациональное объяснение такому положению дел, но остальные объяснить это явление не смогу», - отметил Виталий Шапран.

Эксперт прогнозирует, что банковский кризис в Украине при хорошем раскладе продлится еще 5-6 месяцев, поскольку обычно именно столько времени требовалось раньше после возобновления роста экономики и отражения этой тенденции на банковской деятельности.

Сергей Мамедов называет одним из основных факторов, от которого будет зависеть дальнейшая судьба банков, их способность выполнить требования НБУ по докапитализации. «Больше всего в докапитализации нуждаются банки с украинским капиталом второй группы. Исходя из данных на 1 апреля 2016 года, в докапитализации нуждались 65 банков из 69, входящих в эту группу. Банки, не имеющие возможности осуществить необходимый объем докапитализации, будут вынуждены объединиться с другими банками либо уйти с рынка», - пояснил он.

В рамках требований регулятора банкам нужно довести уставный и регулятивный капитал до минимального размера 120 млн гривен к 17 июня 2016 года, 200 млн гривен – к 11 июля 2017 года, 300 млн гривен – к 11 июля 2018 года, 400 млн гривен – к 11 июля 2019 года, 450 млн гривен – к 11 июля 2020 года, 500 млн гривен – к 11 июля 2024 года. В этой связи банки, которые не смогут увеличить капитал до необходимого значения, находятся в зоне риска.

Кроме того, как напомнил эксперт, важным вопросом для банков является легализация структуры собственности. «Соответственно, банки с непрозрачной структурой собственности, которым Нацбанк не согласует увеличение капитала, а также те, которые нарушают законодательство и ведут рискованную деятельность, могут столкнуться с проблемами», - предупредил он.

Согласно информации на сайте НБУ, регулятор продолжает работу по приведению структуры собственности в соответствие с требованиями по ее прозрачности в отношении 6 банков – Вектор Банк, Инвестбанк, «Банк инвестиций и сбережений», Мотор-Банк, «Первый инвестиционный банк» и банк «Центр».

Кроме того, структура 5 банков – «Гефест», «Земельный капитал», «Коммерческий индустриальный банк», «Новый» и Платинум Банк – остается непрозрачной, и НБУ продолжает согласование собственников. Помимо этого, регулятор проводит дополнительную проверку структуры собственности по двум банкам – Классик Банк и «Народный капитал».

«Я считаю, что ситуация будет развиваться по такому же сценарию. Не все крупные банки выполнили требования по увеличению капитала. Также сейчас Нацбанк проводит стресс-тестирование банков 3-4 группы по старой классификации (средних и мелких финучреждений по объему активов)», - добавил Мамедов. По его словам, первые результаты этой диагностики будут известны уже в июне, и акционеры банков получат информацию о необходимой сумме докапитализации. А дальше все зависит от них.

Читай по губам

Наиболее популярные среди вкладчиков из обанкротившихся в этом году банки – «Хрещатик», Фидобанк и «Михайловский» - накануне краха подавали рынку четкие сигналы о своих проблемах. Во-первых, это истеричное повышение ставок по депозитам, выше среднерыночного уровня, сопровождающееся агрессивной рекламной кампанией.

Во-вторых, интенсивные «вбросы» о скором крупном пополнении капитала от действующих акционеров или серьезных инвесторах с чемоданами денег, при отсутствии таковых. И в-третьих, неожиданная и беспричинная смена руководства банка.

К примеру, глава правления банка «Хрещатик» Дмитрий Гриджук с периодичностью раз в неделю рассказывал о предстоящем пополнении капитала, а, тем временем, связанные с банком компании в конце марта – начале апреля перевели средства на свои счета в другие банки на общую сумму 840 млн гривен.

Фидобанк под сказки об инвесторах из Казахстана перевел остатки крупного бизнеса в другой банк своего акционера. А «Михайловский» продолжал крутить рекламу по ТВ о сверхвыгодных депозитах в то время, когда его вкладчики уже не могли получить деньги, и вынуждены были продлевать депозитные договора. И все это под пристальным надзором НБУ, куратор которого работал в каждом из этих банков.

Реалии таковы, что при выборе банка для сбережений в наше непростое время одного калькулятора не достаточно. Переступая порог банка, стоит поинтересоваться его историей. Выдает ли этот банк кредиты, либо собранные с рынка депозиты растворяются в карманах собственника. Нет ли явных конфликтов между акционерами или между банком и регулятором.

Насколько спокойно ведет себя персонал банка – малейшие проблемы в финучреждении неминуемо отражаются на настроении его рядовых сотрудников. Деньги любят тишину, а излишний трепет и возня вокруг себя любимого уже должны насторожить вкладчика, пока мышеловка не захлопнулась.

Источник:  РБК-Украина
 
Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Мы в соц.сетях