Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Нелегкие времена в ЕС или Франция - новый «больной» Европы

27 мая 2014, 12:00 1
Поделиться

Не исключено, что Франция будет выходить из нынешнего кризиса с другими политиками и под другими лозунгами. Если ей, конечно, суждено из него выйти.

Рост социальной напряженности

Во Франции множатся социальные протесты. В начале ноября в Бретани на западе Франции прокатилась волна митингов т.н. «красных колпаков». 30-тысячная демонстрация против безработицы и «эконалога» в столице провинции Ренне закончилась столкновениями демонстрантов с полицией. Полиция применила водяные пушки и слезоточивый газ. Одному из протестующих газовой гранатой оторвало руку.

Премьер-министр страны Жан-Марк Эро заявил, что никакие нарушения общественного порядка недопустимы, и призвал остановить «спираль насилия». Это вам не Киев, где неонацисты под видом «вхождения в Европу» предприняли попытку госпереворота, захватили ряд здания органов власти, и никто против них ничего не применяет.

Недовольство фермеров в Бретани вызвано постоянным ростом налогов, из-за чего их производство терпит убытки и растёт число безработных. Последней каплей стали планы по введению «эконалога» на грузовой транспорт. Символом своих протестных акций фермеры Бретани сделали красные колпаки в память о восстании бретонцев 1675 года против налога, установленного еще королевским министром финансов Кольбером. На прошлой неделе столкновения демонстрантов с полицией привели к нескольким задержаниям, одному из протестующих газовой гранатой оторвало руку.

Когда социалист Франсуа Олланд баллотировался на пост президента, он обещал установить в стране налоговую справедливость. Однако поправки к Налоговому кодексу оказались противоречащими интересам как обычных граждан, так и юридических лиц. На суровые налоговые меры стали жаловаться даже члены правительства. Введение еще одного дополнительного сбора в октябре стало последней каплей в чаше терпения французских фермеров, вынудив их массово выйти на улицы.

Бретань стала первой, поскольку ее  экономика полностью зависит от сельского хозяйства. Между тем новый «экосбор» коснется всех поставщиков сельхозяйственных товаров на рынки больших городов, перевозящих свою продукцию на грузовом автотранспорте вместительностью более 3,5 тонн. По мнению правительственных экспертов, эта мера, также как и ряд других налогов, включая 75% налог на сверхприбыль, должна помочь оздоровить экономику страны и вывести ее из финансового тупика, в котором она пребывает, начиная с 2008 года.

Фермеры, понятно, с этим согласиться не могут. При уже имеющемся налоговом бремени новый сбор ставит их на грань разорения. К фермерам Бретани присоединились протестующие в других провинциях. Работники сельскохозяйственной отрасли выводят на дороги трактора и прочую технику, перекрывая подъезды к городам, в т.ч. и к Парижу.

«Экосбор» подразумевает расчет налоговых выплат в зависимости от тоннажа грузовика и пройденного им расстояния. То есть фермерам, большинство из которых пользуются машинами грузоподъемностью более 3,5 тонн, придется платить за каждый лишний пройденный по шоссе километр.

Даже введение 75-процентного налога на сверхприбыль обсуждалась в стране намного спокойнее, поскольку этот налог касается лишь очень ограниченного числа лиц. Сбежал Жерар Депардье от налога в Россию, ну, и Бог с ним, - не он, в конце концов, олицетворяет Францию, а миллионы Жаков и Жанов, стоящих у конвейеров «Рено», сидящих за компьютерами в тысячах офисов, пашущих свои наделы в провинции. Поэтому новый сельхозналог это совершенно иное дело - ведь в таких провинциях как Бретань почти 90% населения занимается торговлей овощами и фруктами, выращенными на своих грядках.

Прошел месяц и 9 декабря одна из статей в газете Le Figaro начинается словами «Вот только этого нам не хватало». Газета пишет о начале ещё одной волны протеста против политики правительства в сфере налогообложения. Недовольство новыми налоговыми меррами в этот раз выражают представители так называемых либеральных профессий. К этой категории во Франции относятся врачи, адвокаты, нотариусы, бухгалтеры, страховые агенты, преподаватели музыки, учителя танцев, руководители многочисленных спортивных секций, словом все, кто работает на себя и не имеет в своём подчинении служащих – всего 25% рабочих мест во Франции и 27% от всего рынка труда. Их численность составляет приблизительно 750 тыс. человек.

Инициатором этого движения протеста является Национальный союз либеральных профессий (UNAPL). Его руководитель – Мишель Шассан говорит о том, что пока его сторонники не собираются выходить на улицы, как это сделали «красные колпаки», однако если дело не сдвинется с мертвой точки, такой поворот событий не исключается. Пока Национальный союз либеральных профессий ведет подготовительную работу – на Facebook’е и Twitter‘е размещена петиция, которую уже подписали более полумиллиона человек. Как он говорит, «если их голос не будет услышан, то не исключено слияние их движения с движением бретонцев, выступающих против экологического налога».

Первое, что не устраивает представителей либеральных профессий, это слияние подоходного налога с социальными отчислениями. В случае принятия правительством новой налоговой политики отчисления представителей либеральных профессий увеличатся в четыре раза. Это очень важная часть экономики Франции, которая ежегодно приносит 100 млрд. чистой прибыли.

«Официальный» оптимизм и реальный провал

Что же происходит во Франции? В чем причины роста социальной напряженности?

Казалось бы, странно, что социалистическое правительство идет по пути увеличения налогообложения, причем тех, кто является основной действующей силой пятой экономики мира и второй – Евросоюза.

На это обстоятельство указала в середине ноября даже ОЭСР. В последнем докладе ОЭСР призвала официальный Париж приложить больше усилий для снижения налогового бремени, которое в настоящее время «взвалено на плечи» рабочего класса и предприятий во Франции. По мнению ОЭСР, «относительно высокие уровни налогообложения рабочего класса и минимальные зарплаты во Франции подрывают возможность устроиться на работу малоквалифицированным работникам». Кроме того, ОЭСР отметила, что рост цен на недвижимость во Франции «подрывает» конкурентоспособность и экспорт, поскольку он как бы «приглашает» капитал и трудовые ресурсы уходить из более продуктивных секторов экономики. Действительно, зачем инвестировать в производство и рисковать, когда можно вложиться в недвижимость и, что называется, «стричь купоны»?!

В начале октября министр финансов Франции Пьер Московичи заявил о преодолении французской экономикой рецессии. «Несомненно, Франция вышла из рецессии», - заявил П.Московичи в интервью Bloomberg Television и добавил, что теперь можно смотреть в будущее «с оптимизмом».

Французское статистическое управление Insee, в свою очередь, заявило, что в третьем квартале этого года ВВП Франции не изменился (хотя другие источники говорят о спаде на 0,1%), а в четвертом квартале экономика увеличится на 0,4%. По итогам 2013 года французский ВВП поднимется на 0,2%, прогнозирует Insee.

В связи с «официальным» оптимизмом, бросается в глаза продолжающийся рост безработицы, которая составила 10,9% в III квартале по сравнению с 10,8% во II-м, как сообщает то же Insee. Такой высокой безработицы во Франции не фиксировалось с 1998 года. И уж совершенно худо обстоит дело  с безработицей среди молодежи. По данным на сентябрь, она держалась на уровне около 25%.

Тяжелейшее финансово-экономическое положение

Президент Франсуа Олланд пообещал до конца года добиться стабилизации уровня безработицы. Эту задачу экономисты сочли практически невыполнимой в условиях слабого экономического роста – практически в рамках статистической погрешности. Да и как можно говорить об экономическом росте, если не уменьшается безработица?! Что-то здесь не так. А «не так» - это тяжелейшее финансово-экономическое положение страны.

Газета Le Figaro, ссылаясь на правительственные источники, 17 сентября сообщила, что в  2014 году долг Франции достигнет рекордного уровня и приблизится к впечатляющей сумме 2 трлн. евро, то есть превысит 95% ВВП. Два триллиона – это 30 тыс. евро с каждого француза!

Астрономическая сумма задолженности впечатляет еще больше, когда узнаешь, что самый большой рост её пришелся на последние 2 года, - 120 миллиардов, подчеркивает газета. При таких темпах банки могут отказать Франции в займах или повысить свой процент. Хотя и теперь уже Франции приходится ежегодно выплачивать 50 млрд. евро своим кредиторам только для погашения процентных ставок. Le Figaro указывает, что сейчас займы, который получает Франция, тратятся не на инвестиции и подъем экономики, а на выплаты социальных расходов и… выплату процентов по займам!

Таким образом, растущий госдолг тянет вниз экономику и оснований надеяться на ее серьезный рост остается все меньше. Это приводит к ее соответствующим оценкам со стороны рейтинговых агентств. Германия в их глазах продолжает оставаться безупречным заемщиком, а вот Франции агентство Standard & Poor's (S&P) уже второй раз снизило оценку кредитоспособности.

Высший рейтинг Франция утратила еще в январе 2012 года. Тогда у власти находился президент-консерватор Николя Саркози. Сменивший его в Елисейском дворце социалист Франсуа Олланд обещал исправить положение. Однако ему это явно не удалось, о чем свидетельствуют как экономические показатели, так и дальнейшее снижение суверенного рейтинга.

Похоже, что Франция становится новой проблемной страной еврозоны наподобие Италии или Испании. Руководитель экономического отдела  Германо-французского института в Людвигсбурге (DFI) Хенрик Утерведде признает: «В данный момент у французской экономики дела плохи».  Промышленность теряет конкурентоспособность на мировом рынке, безработица среди молодежи достигла рекордных размеров, социальная система трещит по швам… «Правительству необходимо распутать сразу целый клубок проблем. Это осложняет задачу действовать решительно и быстро», - поясняет Хенрик Утерведде. Ведь Франция накапливала нынешние проблемы, по меньшей мере, целое десятилетие.

Так что понижение рейтинга вполне закономерно. Фредерик Шеффер, редактор французской деловой газеты Les Echos, считает, что снижение суверенного рейтинга - это «наказание за слишком высокую государственную задолженность. Она составляет 95% ВВП - это один из самых высоких показателей во всей Европе».

Состояние государственных финансов Франции, действительно, позволяет причислять ее к государствам с большими проблемами. Париж уже неоднократно нарушал Маастрихтские критерии финансовой стабильности, предписывающие удержание дефицита государственного бюджета в пределах 3% ВВП. В 2013 году данный показатель составит свыше 4%.

До сих пор нехватку текущих средств власти компенсировали повышением налогов и увеличением государственной задолженности. Но и то, и другое, как видно,  имеют свои пределы. В 2015 году правительство намерено начать сокращение государственных расходов. Одновременно, планируется сократить дефицит бюджета до искомых 3%. Однако в осуществимости такого плана Standard & Poor's как раз и сомневается: агентство считает снижение бюджетного дефицита «маловероятным».

Высокое бремя налогов и социальных отчислений является одной из причин падающей международной конкурентоспособности французской обрабатывающей промышленности, но далеко не единственной. Как говорят в Германии, оценивая своего незадачливого соседа, простенький «Рено Твинго» заменить фешенебельный «Мерседес» не в состоянии. Иначе говоря, французы выпускают слишком «банальную продукцию», не позволяющую им и впредь оставаться в лидерах Европы.

Чтобы продать такую продукцию на мировом рынке, необходимо максимально снизить на нее цены, поскольку приходится конкурировать со странами с куда более дешевой рабочей силой, чем во Франции. Снижение цен ведет к низкой прибыльности, а затем и к убыточности  предприятий. В результате возникает замкнутый круг: предприятия с низкой прибылью не могут увеличить инвестиции в НИОКР, а без инноваций приходится продолжать выпускать малодоходную продукцию, не отвечающую новейшим вызовам конкурентов.

Как следствие, группа «Renault», оказавшись в начале 2013 года на грани банкротства, надумала закрыть свои предприятия во Франции. Рабочие в ходе длительной забастовочной борьбы вынудили вмешаться правительство. В итоге предприятия пока работают, но их будущее остается неопределенным. Время от времени появляются разговоры, что их скупят китайцы. Примерно такое же положение и на заводах "PSA Peugeot Citroen".

Еще одна проблема связана с отчислениями предприятий в социальные фонды. Они столь велики, что уже стали реальным тормозом для предпринимательства, так что их дальнейшее увеличение просто невозможно. В то же время, в самой социальной системе из-за высокой безработицы и старения общества растет дефицит - он уже достиг 25 млрд. евро. Но, если начать сокращать социальные выплаты, упадет покупательная способность населения, а в условиях падения экспорта все надежды связаны только с внутренним рынком.

Таким образом, государство имеет слишком большие долги, чтобы продолжать раздавать социальные блага в прежних масштабах, но оно не может и дальше увеличивать налоги - это чревато социальным взрывом, как показали недавние протесты в Бретани. Французы уже по горло сыты нарастающим налоговым прессом, констатируют аналитики Standard & Poor's.

Перемены в политическом ландшафте страны

На фоне финансово-экономического и социального тупика стремительно покатился вниз рейтинг президента Франсуа Олланда. В середине ноября, по сообщению института Ifop, лишь 20% граждан Пятой республики поддерживали политический курс главы государства. Большинство французских граждан уверены, что в своей работе президент и правительство игнорируют решение приоритетных задач, связанных с экономикой и борьбой с безработицей.

В 2012 году Франсуа Олланд пришёл к власти под девизом: «Перемены сейчас». За прошедшее время президент Франции выполнил единственное из своих обещаний: отстоял «права» геев, причём вопреки требованиям широких народных масс. Что касается прочего, то в рабочей среде Олланда называют предателем. При этом респонденты соглашаются с тем, что оппозиционная партия UMP («Союз за народное движение»), которую представлял на выборах 2012 году предыдущий президент Николя Саркози, не смогла показать бы себя лучше социалистического правительства Франсуа Олланда.

Рейтинг в 20% стал самым низким уровнем поддержки за всю историю Пятой республики с 4 октября 1958г. В марте 2013 года Франсуа Олланд уже «удостоился» сомнительного звания самого непопулярного президента Франции начиная с 1981года.

Таким образом, замкнулся еще один круг: две ведущие политические партии Франции лишились поддержки общества.

На их место уверенно выходит «Национальный фронт» во главе с Марин Ле Пен, которую все чаще сравнивают с Жанной д’Арк.  Как и Орлеанская дева, Ле Пен сражается за «традиционную Францию». «Фронт», если верить журналу «Однако», уже сегодня на 24% опережает социалистов Олланда и в еще большей степени голлистов Саркози. Выйти из НАТО и Евросоюза, вернуть стране франк, построить континентальный блок государств от Атлантики до Тихого океана вместе с Россией, но без мигрантов, вернуться к традиционным семейным ценностям (запретить однополые браки) - таковы основные лозунги новой доминирующей силы Франции. Сейчас Марин Ле Пен настаивает на проведении в январе 2014 года референдума о выходе Франции из Евросоюза.

Что немаловажно, на стороне «Национального фронта» оказалось немало представителей французской культуры старшего поколения. Один из них – известный актер Ален Делон. Газета Le Huffington Post приводит его слова по поводу геев: «Нужно любить женщин, ухаживать за женщинами… а не волочиться за мужиками и не позволять мужикам волочиться за собой».

В недавнем интервью швейцарской газете Le Matin актёр поддержал «Национальный фронт». Его спросили, что он думает по поводу прогнозов на выборы в Европарламент, по которым «Фронт» опережает все прочие французские партии. Делон ответил: «Я просто хочу вам сказать, что прорыв Движения женевских граждан, также как прорыв «Национального фронта», очень обнадёживает. Люди знали другую Францию при де Голле или даже при Миттеране. Вот почему «Национальный фронт», как и Движение женевских граждан в Женеве, занимает очень важное место, и я это приветствую, я это буду продвигать и понимаю очень хорошо».

***

Не исключено, что Франция будет выходить из нынешнего кризиса с другими политиками и под другими лозунгами. Если ей, конечно, суждено из него выйти.

С ругой стороны, сползание Франции в затяжной кризис и утрата нею прежних позиций на мировых рынках – наглядный пример того, что членство в Евросоюзе не только не помогает бедным, но может погубить и богатых. Недаром британцы взяли курс на проведение референдума на предмет пребывания в ЕС.

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях