Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Мировой кризис и Украина — история ошибок

24 октября 2013, 11:15 5
Поделиться

Мир на пороге нового финансового кризиса? Таким вопросом все чаще задаются ведущие экономисты планеты. Для того, чтобы разобраться в этом, давайте посмотрим, как начинался предыдущий экономический коллапс и как государства его переживали.

Причина последнего кризиса

Принято считать, что предвестниками финансового кризиса 2008 года стали проблемы с ипотечными ценными бумагами в США. Однако для остального мира основной причиной оказалось неприятное и шокирующее для большинства стран повышение цен на энергоносители и продовольствие.

Так, летом 2007 начала бить тревогу комиссия ООН по продовольствию, уже осенью того года министры финансов и руководители центробанков стран «большой двадцатки» на встрече в южноафриканском курортном городке Клейнмонд выразили серьезную обеспокоенность быстрым ростом мировых цен на продукты питания.

Вину за подорожание попытались положить на неурожай и производство биотоплива из пищевых культур. Однако на самом деле главной предпосылкой роста цен послужило повышение уровня жизни в развивающихся странах вследствие интенсивных финансовых инвестиций, приведших к ускорению развития их экономик. В таких больших странах, как Китай, Индия, Индонезия, ряде стран Африки и Латинской Америки жители начали лучше и больше кушать, использовать больше энергии и нефтепродуктов. По тем же самым причинам в 2007 году столь же интенсивно рванули вверх цены на нефть и другие сырьевые товары.

Эта ситуация, как ни странно, НЕ устраивала ВСЕХ — ни экспортеров, ни импортеров. Повышение цен на продукты питания и нефть очень болезненно ударило по странам третьего мира, развитые страны в свою очередь увидели неприятную перспективу глобального смещения прибыльности и доходов от экспортеров готовых изделий, продукции и услуг в сторону экспортеров сырья и прочих ресурсов.

Синхронный рост цен на нефть и продовольствие, который начался в 2007 году и продолжился в 2008, бесспорно обусловил панику среди высших эшелонов всех мировых держав.

Можно предположить, что именно это, в конце концов, подтолкнуло лидеров этих государств и подконтрольные им международные финансовые организации к решительным мерам по преодолению очевидного кризиса, который угрожающе перерастал из финансового в еще более опасный энергетический и продовольственный.

Украина накануне кризиса

Украина также смогла воспользоваться зарубежным инвестициями, которые с нарастающей интенсивностью начали поступать с 2002 и, особенно, с 2005 года. Это привело к заметному экономический росту, в том числе росту потребления и постепенному приближению его структуры к структуре потребления в развитых странах.

Это также повлекло значительный рост импорта товаров потребления, в частности легковых автомобилей, производство которых Украина не смогла наладить, несмотря на возможности.

Также в Украине, как и в США, начался интенсивный рост объема и стоимости ипотеки, которая оформлялась преимущественно в иностранной валюте. Однако, если в Штатах причиной ипотечного бума послужила дешевизна кредитов, то в нашей стране инвестирование в жилье стало скорее вынужденной заменой того, чем для большинства предусмотрительных жителей развитых стран является хранение средств в ценных бумагах фондового рынка, вклады пенсионных фондов и другие свойственные развитым странам механизмы инвестирования и обеспечения сбережений от инфляции. Однако результат оказался тем же самым, что и в Америке, — взрывной рост стоимости жилья, объема инвестиционных обязательств и задолженности граждан перед банками.

Депортация иностранных инвестиций

На время развертывания кризиса в Украине уже существовал созданный в кругу великих держав определенный стандарт «преодоления финансового кризиса». Для «лечения» кризиса 2008 года в Украине были предложены примерно такие же меры, которые были использованы для этого и в развитых странах.

В целом они предполагали передачу под государственный контроль, а фактически частичную или полную национализацию так называемых проблемных банков с последующим перераспределением «хороших» и «плохих» активов в банки, которые должны «оздоровляться» и выжить, и в банки, которым прописывалось долгое и мучительное «лечение» под строгим государственным надзором.

К сожалению, это «лечение» дало совершенно противоположные результаты — Украина, получив на то время самые большие в мире кредиты от МВФ, попала в самую большую в мире кризисную яму. Интересно, что хотя и меньшие, но похожие последствия имело применение этой самой схемы «лечения» в странах Прибалтики.

Результаты антикризисных мер в четырех постсоветских странах — Литве, Латвии, Эстонии и Украине — наводят на мысль, что едва ли не главным результатом всего этого оказалось паническое бегство иностранных инвесторов из этих стран.

Для большинства стран мировой кризис начался в августе — сентябре 2008 года. В Украине он ознаменовался озвученным в сентябре известием о падении ведущего, и, по общему мнению, процветающего в то время «Проминвестбанка». Банк относился к унаследованным еще от СССР так называемым системным банкам и специализировался на инвестировании и банковском обслуживание крупных промышленных предприятий Украины, многие из которых были его клиентами еще с советских времен. Обвалу этого банка в сентябре 2008 года существенно «помогла» прошедшая накануне в августе кампания по изъятию из него средств госпредприятий.

Проблемы «Проминвестбанка» потянули за ним несколько меньших банков, державших свои капиталы на его счетах. Таким образом, в Украине создалась стандартная по тому времени «картина кризиса».

Декабрьский финансовый переворот

Катастрофическое падение финансово-банковской системы Украины в конце концов все же заставило тогдашнего президента Виктора Ющенко принять в декабре 2008 года ряд мер, по существу чрезвычайных и выходящих за пределы его тогдашних полномочий, оглашенных им совместно с главой НБУ и министром финансов 17 декабря 2008 года.

Этими мероприятиями перекрывались каналы спекулятивного воздействия на курс гривны, в частности, запрещалось использование средств, полученных банками по программе рефинансирования НБУ для спекулятивной покупки валюты. Все это принесло реальный и очень необходимый тогда результат — курс гривны в конце концов стабилизировался.

Фактически были нейтрализованы все факторы, дестабилизировавшие гривну, кроме единственного — необходимости закупок валюты для оплаты важных для промышленности поставок газа из России в Украину. К сожалению, этот фактор был усилен резким повышением цены на газ вследствие известного контракта с Россией, подписанного буквально через несколько недель после этого — в январе 2009 года.

Именно это, а также мощное лоббирование украинских экспортеров сырья и полуфабрикатов в итоге не позволило вернуть курс гривны к значению боле близкому к докризисному, и, так сказать, «стабилизировало» ее на имеющемся до сих пор уровне.

В ожидании нового кризиса

Возникшие в 2008 году проблемы решали те же страны, которые их и породили. Фактически определенный стабилизирующий эффект был достигнут с помощью ограничения вторичной эмиссии денег в банковской и финансовой системе в первую очередь США и Европы, ограничения потока средств, направлявшихся для инвестирования в развивающиеся страны.

Следует сказать, что это действительно дало определенные результаты в первую очередь в виде снижения взрывоопасного роста мировых цен на продовольствие и энергоносители. Однако это были только частичные успехи — снижение уровня роста и, соответственно, потребления не распространилось на Китай, Бразилию, Индию и ряд других ключевых развивающихся экономик. Более того, эти страны, в первую очередь Китай, стали очередной гаванью для бегства капитала из более пострадавших стран.

А сами США, в основном под давлением остального мира, были вынуждены возобновить боле интенсивное «печатание» доллара, необходимого для выполнения им, привычных для других стран, функций мировой валюты. Мир вздохнул с облегчением, началось восстановление и возобновление экономического роста в развивающихся странах, но из-за этого снова начали расти мировые цены на продовольствие и энергоносители.

На ежегодной встрече в Давосе зимой этого года было озвучено пожелание о необходимости снижения темпов мирового развития. Тема возможного кризиса также является одной из главных на всех встречах стран «Большой 20-ки», которые, кстати, стали проводиться заметно чаще, чем до 2007 года. А на последней встрече в Петербурге, 5-6 сентября этого года, страны «Большой 20-ки» приняли так называемый «Петербургский план действий», в котором снова и абсолютно недвусмысленно упоминается слово «кризис» и, между прочим, составлен список 40 мировых банков, финансовых и страховых компаний, которые ни при каких обстоятельствах не должны стать банкротами.

Какими могут быть эти обстоятельства, показал бюджетный конфликт между Бараком Обамой и республиканцами, который разразился почти сразу после встречи «20-ки» в Петербурге. Примечательно, что американцы, ранее весьма осторожные, в течение почти месяца совершенно не боялись громогласно склонять термины «дефолт», «мировой кризис» и другие малоприятные для них и всего остального мира термины. К всеобщему облегчению этот кризис в конце концов разрешился. Но временно, и только до января-февраля этого года.

Не проходит впечатление, что американцы уже не боятся, как раньше, утратить статус хозяина мировой валюты и мировых финансов. Мало кто заметил, что американцы буквально недавно сумели достигнуть фактической самодостаточности в снабжении себя газом и даже нефтью. А это в предыдущие годы было едва ли не основной причиной ухода долларов за пределы США. В самих США тем временем усиливаются настроения изоляционизма, стремления отгородиться от бед и неприятностей всего остального, в первую очередь небогатого мира, двумя океанами и надежным пограничным и таможенным контролем. То есть возвратиться к временам второй половины старого доброго ХІХ века, когда американцы не интересовались всем остальным миром и жили, так сказать, в свое удовольствие.

Конечно, традиционную американскую элиту такой вариант не слишком устраивает. Но он может оказаться вынужденным вариантом в случае определенных чрезвычайных обстоятельств. Главной из них является угроза выставления со стороны всего остального мира требований по долговым обязательствам США, главными из которых является огромная масса долларов, находящаяся за пределами США.

И надо сказать, что в США уже достаточно давно имеются определенные наработки на случай таких ситуаций. В первую очередь это введенный в рамках борьбы с отмыванием преступных средств весьма жесткий контроль за ввозом в США и вообще перемещением во всем мире долларовых и прочих финансовых средств. Уже давно существует ограничение на ввоз наличной валюты в США. Дополнительную возможность дает печатание долларов нового образца, которые всегда можно объявить единственно правильными или позволить обменивать доллары старого образца на них не все и не всем.

Агло-саксонская традиция управления и решения проблем предусматривает обязательный предварительный тренинг в том, что предполагается сделать в случае реальной опасности. Тяжело избавиться от впечатления, что мы сейчас наблюдаем именно такие «учения» на высших уровнях американской власти, финансово банковского сектора и большого бизнеса. Примечательно, что буквально в день достижения компромисса между Обамой и американским законодателями клиенты известнейшего в Америке Чейз Банка получили извещения о том, что с 17 октября этот банк в связи с угрозой дефолта прекращает работу по обслуживанию международних операций.

Нет сомнения, что мы постепенно входим в эпоху, которая совершенно отличается от эпохи «большой глобализации», длившейся в течение прошлых нескольких десятков лет. Страны, выигравшие от этого больше всех, столкнулись с пониманием новых угроз и сейчас стремятся возобновлять и создавать новые «границы и преграды» передвижению финансов, услуг и даже идей. К сожалению, пока Украина не принадлежит к тем, кто формирует новые правила игры. Поэтому надо учиться играть по правилам, которые устанавливаются боле сильными. К счастью, эти правила могут оказаться даже более полезными и более выигрышными для нас, нежели то отсутствие правил, которое наблюдалось раньше. Например, свободное движение капиталов в период с 2000 по 2010 гг. по почти официальным данным аналитиков МВФ привело к тому, что из Украины только нелегально было выведено 112 млрд долл. Новые международные правила противодействия, которые внедряются сейчас международным сообществом, возможно, помогут нам, если не вернуть, то хотя бы в будущем не терять такие громадные средства.

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях