Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Экономика на weekend. Дефолт — великий и ужасный

5 октября 2013, 11:00 3
Поделиться

«Обреченных стран не бывает. Выход из положения есть всегда. Нужны только правильно обозначенные экономические ориентиры и, как и в любом начинании, немного везения».

Мартин Гилман, «Дефолт, которого могло не быть»

Если обычный гражданин и ориентируется в нескончаемом потоке экономической информации, периодически сливающемся на его голову, то это происходит исключительно благодаря тем координатам, которые задают ему СМИ. Сегодня одной из подобных координат является такое понятие, как дефолт — традиционный завсегдатай первых полос наших медиа в последнее время. И действительно, многим украинцам слово однозначно знакомо, но до конца ли соотечественники разбираются в этом вопросе? Пожалуй, определенную ясность внести не помешает, что мы и сделаем.

Однако прежде чем исследовать все тонкости дефолта, журналисты Inpress.ua решили выйти на улицы столицы и оценить знания обычных киевлян в этом вопросе. Вот что из этого вышло:

Александр, 42 года, служащий: «Дефолт — это невозможность государством возвращать свои долги».

Ксения, 19 лет, студентка: «У меня первая ассоциация со словом дефолт — это падение валюты, а также невозможность по каким-то причинам выплатить долг, похоже на банкротство».

Кристина, 29 лет, психолог: «Насколько я помню из курса экономики, дефолт — это явление, которое происходит, если определенный субъект (предприятие или физлицо) не оплачивает свои долги».

Катерина, 25 лет, юрист: «Дефолт — это прямой синоним банкротства, когда предприятие или государство не в состоянии платить по своим долговым обязательствам».

Борис, 47 лет, механик: «Дефолт — это глубокий экономический кризис, когда государство не может платить зарплаты, а также отдавать свои долги».

Как видим, рядовой украинец вполне резонно ассоциирует дефолт с ситуацией неплатежеспособности субъекта экономической деятельности. Такая осведомленность наших соотечественников не может не радовать, ведь чем больше мы знаем о таких страшилках, как дефолт, тем тяжелее нас ими время от времени запугивать. Давайте же подробней рассмотрим это понятие.

Платежный коллапс

Итак, дефолт в широком смысле принято определять как отказ заемщика от выплаты обязательств по договору займа в связи с неспособностью выполнять условия этого договора.

Иными словами, заемщик объявляет дефолт, когда у него отсутствуют средства для своевременного погашения любого вида кредита, равно как и процентов по нему.

Дефолт может быть объявлен на частном, корпоративном, а также на государственном уровне, но при этом сам термин, как правило, употребляется в случае отказа от своих долгов именно центральными или местными государственными органами, тогда как при дефолте частных компаний или физлиц зачастую употребляется термин «банкротство». Так что неудивительно, что под словом «дефолт» в подавляющем большинстве случаев подразумевается неплатежеспособность именно государства как глобального субъекта мировой экономики. Кроме того, государственный дефолт не имеет аналогичных корпоративному или частному банкротству юридических последствий, ведь, по большому счету, механизма, по которому государство можно заставить выплатить долги, попросту не существует, что делает прецедент государственного банкротства уникальным случаем в мировой экономической и юридической практике.

Кому я должен — всем прощаю

Понятие дефолт столь же старо, как и мировая банковская система. Вполне логичная идея не выплачивать долги появилась сразу же после того, как в обществе начали зарождаться кредитно-займовые отношения. Другое дело, что на государственном уровне первые дефолтные ситуации стали возникать в разгар эпохи феодализма, когда правители империй попросту «проедали» одолженные средства, впоследствии не имея совершенно никакой возможности рассчитаться с кредиторами. При этом отказывались от своих долгов короли с совершенно легким сердцем: у внутренних кредиторов вообще не было никакой возможности добиться справедливости, ведь попытка стянуть долг с монарха-самодержца приравнивалась к самоубийству, а от претензий иностранцев короля защищала его собственная армия. Многими правительствами дефолт и вовсе считался положительным методом улучшения состояния государственных финансов. Поэтому неудивительно, что даже крупнейшие империи средневековья имели привычку объявлять дефолт с периодичностью не реже чем раз в сто лет, а, например, Франция на протяжении XVI–XIX веков и вовсе отказывалась от долговых обязательств примерно раз в 30 лет.

При этом причины отказа от долгов приводились самые разные. К примеру, король Португалии Себастьян I в 1560 году отказался от выплаты процентов по кредиту, заявив, что церковь не одобряет выплату ростовщического дохода. Кроме того, в европейских монархиях среди королей едва ли не модным было отказываться от финансового долга своих предшественников, что, естественным образом, существенно тормозило развитие международных экономических отношений в Европе.

Не вызывает удивления и тот факт, что большинство крупных феодальных стран, таких как Австрия, Испания или Франция, вплоть до конца XVIII века находились в состоянии, по сути, хронического дефолта. По большому счету, во многом именно из-за «проедания» кредитных средств Испания и Португалия с удивительной скоростью растеряли свои заокеанские колонии, отдав их в распоряжение более развитых в промышленном плане стран. К примеру, в середине XVI столетия испанский король Карл V из-за долгов был вынужден отдать венесуэльскую колонию Испании в пользование своих немецких кредиторов.

Однако развитие промышленности и установление капиталистических отношений в европейском обществе привело к тому, что дефолт государствам тех времен стал попросту невыгоден, ведь это существенно подрывало престиж национального бизнеса и, кроме того, имело хоть и не масштабные, но все же определенно значимые юридические последствия для страны-должника.

Да и расширение колониальных владений европейских стран значительно способствовало наполнению госбюджетов, когда, по большому счету, сами государства уже не нуждались в огромных займах из-за рубежа. Другое дело — малоразвитые страны, а также бывшие и действующие колонии, которые жили в полной как политической, так и финансовой зависимости от европейских метрополий. Некоторые из таких стран даже иногда осмеливались проявлять дерзость и отказываться платить по долгам, что зачастую оказывалось чревато. К примеру, в 50-х годах XIX века за отказ от выплаты кредита Франция отплатила Мексике настоящей войной, а спустя 25 лет по тем же причинам Египет поплатился собственностью на Суэцкий канал, фактическим владельцем которого стала Англия.

В то же время в XX веке ввиду ужасающих по своему масштабу военных конфликтов даже самые развитые страны мира остро стали нуждаться в иностранных заемных ресурсах. В результате мировым кредитором оказались США, миллиардные обязательства перед которыми имели, в частности, Англия, Франция, Италия и Германия. После первой мировой войны экономическая ситуация в Европе была чрезвычайно тяжелой, у европейцев не хватало денег даже на то, чтобы банально отстроить заново разрушенные города, не говоря уже о том, чтобы отдавать долги американцам. В результате сначала Англия, а потом и Италия с Францией практически синхронно отказались от своих обязательств перед Штатами.

 

В 1917 году свой дефолт в лучших средневековых традициях объявила и Россия: большевики, которые посредством революции захватили власть в стране, просто-напросто отказались от каких-либо долговых обязательств царского режима. Похожим образом поступил и Гитлер, полностью отказавшись от выплаты Германией огромной суммы репараций странам-победителям Первой мировой войны.

Дефолтная петля

Сегодня дефолт является чрезвычайно распространенным экономическим явлением. Естественно, в большей степени речь идет о так называемых развивающихся странах и странах «третьего мира», которым в один момент открылись легкодоступные кредитные ресурсы крупных мировых банкиров, таких как Международный валютный фонд, Парижский клуб или Всемирный банк.

Получая огромный кредит, «недоразвитое» государство на радостях, не зная, в какую лучше сферу инвестировать средства, «проедает» и/или разворовывает эти деньги. В итоге после краткосрочного позитивного экономического эффекта в стране возникают все новые и новые кризисные явления, на преодоление которых требуются все новые и новые кредитные ресурсы. А процентная ставка по займам тем временем все повышается, ведь даже МВФ рекомендует развивающимся странам привлекать кредиторов/инвесторов именно высокими процентами.

Рано или поздно постепенно накапливающиеся долги государства вырастают до такой массы, что собственных средств страны на обслуживание госдолга совершенно не хватает, а новых кредитов взять банально негде.

Таким образом, пребывая в платежном пике, правительство страны имеет два варианта: либо объявить дефолт с последующей реструктуризацией и частичным списанием долгов, либо, в менее запущенных случаях, девальвировать национальную валюту.

Стоит заметить, что государственный долг может быть как внешним, так и внутренним. Внешними заимодателями в основном могут выступать всемирные кредитные организации, крупные мировые банки, а также правительства других стран. Внутренний кредитный ресурс государство черпает благодаря инвестициям национального бизнеса посредством выпуска гособлигаций внутреннего займа, которые на первых порах гарантируют инвестору быстрый и практически безрисковый доход, а с усугублением платежного кризиса практически полностью теряют свою привлекательность.

При всем при этом девальвация является наиболее популярным инструментом финансовой политики государства, в случае особо больших размеров внутреннего долга страны. В случае же объявления полномасштабного дефолта страдает в первую очередь банковский сектор страны и финансовые спекулянты, которые не успели вовремя избавиться от государственных облигаций страны-должника. Сами же кредиторы во многих случаях на момент объявления страной дефолта уже и без того «отбивают» свои деньги, ведь основным грузом для должника является именно выплата процентов по кредиту.

Традиционно дефолт отображает негативные процессы в экономике государства и сопровождается девальвацией нацвалюты, а также сокращением государственных расходов, в том числе и на социальную сферу.

Выходом из платежного кризиса в общем случае может быть реструктуризация долга (например, пересмотр процентных ставок, сроков и суммы платежей), рефинансирование задолженности (открытие новой кредитной линии для погашения старых кредитов), списание долга (часть задолженности попросту обнуляется) или же ликвидация должника и удовлетворение требований кредиторов путем продажи имущества банкрота.

Впрочем, дефолт может быть не только вынужденным, но и техническим, когда государство или другой субъект экономической деятельности является вполне платежеспособным, но по каким-то причинам отказывается обслуживать свои долговые обязательства. Такими причинами может быть политическое решение (как в случае с большевицкой Россией или нацистской Германией) или же экономическая необходимость, когда государство или предприятие, например, решает реструктуризировать свои долги. Зачастую вопрос технического дефолта разрешается по договоренности сторон, однако между юрлицами нередко случаются и судебные разбирательства.

Учитывая то обстоятельство, что в случае дефолта заемщика для кредитора представляется практически невозможным вернуть в полном объеме одолженные средства с процентами, инвесторы опасаются вкладывать деньги в нестабильные и рискованные проекты. В связи с этим возникает объективная необходимость осуществлять оценку рисков и инвестиционной привлекательности как предприятий, так и государств, чем и занимаются так называемые кредитно-рейтинговые агентства. Наиболее авторитетными в мире по составлению дефолтных рейтингов являются агентства Moody’s, Standard & Poor’s и Fitch, а в Украине в этом плане выделяется «Украинское кредитно-рейтинговое агентство».

Суть их работы заключается в присвоении определенной компании или государству конкретного рейтинга платежеспособности. Такие оценки варьируются от «AAA» — наивысшего рейтинга платежеспособности до «C», когда дефолт представляется неизбежным. Оценки «RD» и «D» присваиваются государствам или компаниям, которые находятся в состоянии частичного или полного дефолта.

Мировой дефолт

Мировая практика богата самыми разнообразными прецедентами объявления дефолта суверенным государством. Глобальная кредитно-валютная система начала приобретать нынешние черты еще в 70-х годах прошлого столетия, и именно тогда возможность получить кредит мало-мальски больших объемов имела практически любая страна. Проблема заключалась в том, что богатые страны в каком-то смысле подстрекали развивающиеся государства брать кредиты, естественно, у банков этих же богатых стран. Задолженности всячески поощрялись всевозможными механизмами реструктуризации, рефинансирования и списания, поэтому, не имея альтернативных вариантов быстрой аккумуляции денежных средств, развивающиеся государства вынуждены были накапливать огромные суммы долга. Это естественным образом привело к целой лавине дефолтов в 90-х годах XX века в ряде стран. Хорватия, Венесуэла, Аргентина, Россия, Эквадор, Таиланд и многие другие отказались от обслуживания своих государственных долговых обязательств. Эквадор и Венесуэла вообще являются абсолютными дефолтными лидерами — эти страны объявляли полную неплатежеспособность более 10 раз.

Тем не менее, сегодня серьезнейшие проблемы с возвращением долгов по кредитам испытывают и государства, традиционно входящие в группу развитых. Дефолт в Греции, которая задолжала кредиторам свыше 250 млрд евро, потянул за собой экономический кризис во всем Европейском Союзе, в результате чего вопрос о платежеспособности был поднят в Ирландии, Португалии, Испании и даже в Италии, Бельгии и Франции.

Для спасения ситуации европейские банкиры прибегают фактически к самым радикальным мерам, к примеру, многострадальной Греции списали более 50% долга частным кредиторам.

Кроме того, совсем недавно мировое информационное пространство буквально взорвалось новостью о бюджетном кризисе в США, который грозит обернуться первым в истории страны дефолтом (банкротства отдельных штатов учитывать не совсем корректно), что вызовет однозначно негативную реакцию и мировой экономики. Общий государственный долг Америки сейчас составляет 17,7 трлн долларов, что согласно бюджетному законодательству США является абсолютно критическим значением.

Дефолт.ua

Украина как суверенное государство за 22 года переживала немало кризисных явлений в собственной экономике, однако действительно на пороге дефолта мы пребывали всего лишь раз — в 1998 году, когда платежный кризис целиком и полностью накрыл Россию, с которой наша страна на тот момент была связана чрезвычайно прочными торгово-экономическими связями. Однако тогда уберечься от дефолта Украине позволило два фактора: во-первых, недавно проведенная денежная реформа, согласно которой в 1996 году в обиход была введена новая украинская валюта гривна — достаточно стабильная и крепкая денежная единица. Кроме того, удержаться от долгового коллапса нам помогла оперативная двукратная девальвация нацвалюты.

Похожая ситуация возникла и в 2008 году, когда колоссальный обвал на мировых рынках также вынудил украинское правительство пойти на существенное снижение курса гривны.

В то же время последние события с избранием Украиной курса на евроинтеграцию и торгово-информационными конфликтами с Россией то и дело сопровождаются разнообразными заявлениями чиновников разных мастей о неплатежеспособности украинской экономики.

Главным аргументом приверженцев «украинского дефолта» (среди таких товарищей особо активно себя ведет советник президента России Сергей Глазьев) является ухудшение торгового баланса Украины вследствие подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. По словам скептиков, в Украину хлынет ужасающей мощи поток дешевых товаров из Европы, который сметет все на своем пути, в том числе и национального производителя, для поддержки которого украинскому правительству потребуется существенно истощить национальные золотовалютные резервы.

Однако такие разговоры выглядят скорее попыткой посеять панику среди рядовых украинцев, не разбирающихся в вопросе. Во-первых, стоит заметить, что общий государственный долг Украины (сюда входит и гарантированный долг, когда государство дает гарантию при получении кредита компанией) составляет около 136,3 млрд долларов, что составляет порядка 76% от ВВП. Это меньше, чем в странах Европы, где 80% госдолга от объема ВВП уже считается неплохим показателем. Кроме того, по мнению многих экспертов, поскольку на данный момент размер госдолга Украины не является столь критическим, актуальными и действенными для нашей страны остаются механизмы рефинансирования существующих задолженностей, в частности речь идет о возобновлении сотрудничества с МВФ. В третьих, гривна в последнее время отличается своей стабильностью, что значительно повысило доверие к ней со стороны обычных граждан и привело к так называемой «дедолларизации» экономики. Кроме того, аналитики отмечают достаточное для преодоления коллапса количество золотовалютных резервов Украины. Не поддерживает пессимистических прогнозов, в частности, и международное агентство Standard & Poor’s, которое оценивает вероятность наступления дефолта в Украине на уровне 40%.

Однако как будет на самом деле, покажет время, ведь мировая практика свидетельствует, что чисто теоретически дефолт может объявить любое государство, у которого есть неуплаченный долг. Нам же, простым украинцам, стоит знать, что дефолт отнюдь не всегда обращается катастрофическими последствиями для экономики. Страдают в первую очередь банки и спекулянты, рядовые же граждане в некоторых случаях могут вовсе и не заметить, что в стране происходит некий кризис неплатежеспособности. Но главное, что дефолт стоит воспринимать как некую отправную точку, обнуление всего, что было ранее, дно, которое свидетельствует лишь об одном — дальнейшее движение возможно исключительно вверх. Так что к дефолту следует готовиться, вероятность его наступления нельзя недооценивать, однако бояться этого зверя уж точно не стоит.

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях