Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Экономические итоги независимости — как росли зарплаты и падал ВВП

28 августа 2013, 12:00 0
Поделиться

На днях Украина отпраздновала свой 22-й День Независимости. Дата небольшая, да и не круглая. Однако для экономики два десятилетия — это довольно весомый срок... Посчитаем?

Сегодня мы решили проанализировать основные тенденции, которые пережила наша страна за последние два десятка лет. Помочь разобраться в этом нам согласились ведущие отечественные экономисты.

Недореформация по-украински

Начиная с первых лет самостоятельного плавания, экономика Украины демонстрировала чрезвычайно высокие темпы падения, которые начали постепенно замедляться только к концу 90-х. Рост начала 2000-х годов был прерван кризисом 2004/2005-го, а потом — 2008/2009-го, после которого восстановление идет крайне медленными темпами.


«Остановить падение экономики помогли проведенные в течении 1995-2000 гг. реформы, которые и создали основы для рыночной экономики в стране.

В том числе принципиально важной была приватизация, введение гривны, а также развитие малого бизнеса. За первое десятилетие украинская экономика оправилась после развала Советского Союза и начала демонстрировать рост.

Тем не менее, беспрецедентное падение ВВП в 2009 г. объясняется, в первую очередь, крайне слабой адаптивностью украинского рынка. При этом кризис не привел к изменению структуры экономики, а это один из важнейших оздоравливающих факторов. В настоящее время рост экономики страны слабый, по этому показателю мы значительно отстаем от наших соседей. Изменить ситуацию могут только реформы, проведение которых в начале 2000-х годов было, фактически, остановлено».

Молодая валюта

За свою историю украинская гривна пережила два девальвационных скачка. Тем не менее, отечественная валюта вышла из этих испытаний достойно и в последние годы остается стабильной, благодаря чему постепенно завоевывает доверие со стороны рядовых украинцев.

«Что касается скачков курса гривны, то я считаю, что в 2008 году была совершена потрясающая ошибка, ведь громадная дырка внешнего торгового баланса страны прослеживалась уже по итогам первого квартала 2008 г. И вместо того, чтобы спохватиться, власть в мае 2008 укрепила гривну. С тем, чтобы уже через несколько месяцев резко ее девальвировать. А кризис уже шел.

Что касается 1998-го — тогда был невероятный обвал рубля, и у нас не было иного выхода, кроме как девальвировать гривну. В связи с тем, что Украина имела очень тесные торгово-экономические связи с Россией, гривна пошла в пике вслед за рублем. Но при этом сумела выйти из него весьма достойно. И 1999-й был, по сути, последним годом стремительного падения нашей экономики».

От гиперинфляции к дефляции

Умопомрачительные темпы инфляции начала 90-х сменились затишьем и относительной стабильностью после денежной реформы 1996-го. Свежеиспеченная национальная валюта — гривна — немного успокоила отечественную экономику и стала фундаментом для будущего роста.

«Начало и середина 90-х годов характеризовалась для Украины колосальной раскруткой инфляционной спирали, страна переживала гиперинфляцию. Это время характеризовалось фактическим отсутствием кредитования экономики. Максимальные периоды кредитования составляли до 3-х месяцев, проценты были невероятными, а уровень процентной ставки мог пересматриваться. Страна падала огромными темпами вплоть до конца 90-х годов.

Введение собственной местной валюты несколько стабилизировало ситуацию. Начало двухтысячных характеризовалось умеренным оживлением нашей экономики, а в Украине такие периоды зачастую сопровождаются достаточно высокими инфляционными показателями в 15-20%.

Все инфляционные проблемы являлись следствием неправильной и безответственной бюджетной и монетарной политики государства. Ситуация начала выравниваться не так давно. Однако, как по мне, Центробанк слишком увлекся контролем темпов инфляции, что наряду с одновременной фиксацией валютного курса зачастую не приносит ожидаемых результатов, а скорее дает только краткосрочный эффект.

Поэтому весьма существенное занижение инфляционных темпов, которое мы наблюдаем сейчас, является для Украины крайне нехарактерным явлением, ведь наша страна должна быстро развиваться, что непременно отобразилось бы и на размере инфляции. Я бы сказал, что сейчас для наших экономических реалий более приемлемым был бы уровень инфляции до семи процентов».

Сколько стоит труд

Зарплата — единственный экономико-социальный показатель, который демонстрировал стабильный рост несмотря ни на какие экономические потрясения в стране.

«Показатель заработной платы у нас в стране существенно занижен. Это связано с тем, что большая часть отечественной экономики находится в теневом секторе. Многие работодатели, чтобы не платить налоги, предпочитают подавать в статистические органы информацию о том, что они платят своим сотрудникам минимальную заработную плату, что не соответствует действительности.

Кроме того, в Украине зарплата является бессменным предметом социальной политики государства вне зависимости от того, кто находится при власти. Любое правительство у нас всегда ориентировалось на то, чтобы последовательно повышать уровень минимальной з/п. Тем не менее, у нас в стране были периоды, особенно это касается середины 2000-х, когда динамика прироста заработной платы существенно опережала рост производства.

Рост окладов свидетельствует о том, что повышается покупательная способность населения, а также уровень жизни граждан. Рост этот сопровождается, конечно, не теми темпами как хотелось, но все-таки он есть. Отрицательная сторона — это очень большая дифференциация уровней з/п в региональном и отраслевом разрезе».

В ожидании инвестиций

Рыночные отношения, начавшие формироваться в Украине после развала Союза, естественным образом, способствовали привлечению значительных инвестиций. Однако сейчас эти потоки несколько ослабли, что связано как с ухудшением инвестиционного климата в стране, так и мировой коньюктурой.

«Можно долго дискутировать, что больше влияет на снижение объема инвестиций в Украину — то ли кризис в Европе и мире, то ли состояние инвестиционного климата в стране. Я бы разделил влияние этих двух факторов условно 50% на 50%.

Сегодня в экономике разных стран бизнес, в первую очередь, решает собственные проблемы, а не думает об инвестировании. Это временный фактор. В тоже время есть вопросы к нашей инвестиционной среде, которую также нужно улучшать — за инвестора необходимо бороться.

Кроме того, я бы не связывал снижение темпов притока инвестиций с приходом к власти в 2010 г. нового президента. Это вещи, которые в большей степени совпали — экономическая ситуация в мире и особенно в Европе начала ухудшаться как раз в 2010-м.

Сближение же Киева с Брюсселем, я думаю, улучшит инвестиционный климат и повысит интерес со стороны европейских компаний в отношении Украины как инвестиционной площадки. Кроме того повысится доверие к Украине. Достигнуть этого можно благодаря выполнению Киевом обязательств в рамках Соглашения об Ассоциации».

Торговый минус

Уже 8 лет подряд мы продаем значительно меньше, чем покупаем, причем с каждым годом эта разница постепенно увеличивается. За всю историю независимой Украины положительное сальдо баланса наблюдалось только с 2000 по 2004-й, что совпало с началом весьма бурного подъема отечественной экономики накануне «оранжевой революции».

«В большей мере этот рост экспорта (2000-2004 гг.) был связан с благоприятной ситуацией на рынке стали, когда Китай, а также другие развивающиеся рынки данной сферы еще были потребителем, а не мощным производителем металлургической продукции. Кроме того после кризисных 90-х годов Украина осталась страной с большими промышленными ресурсами и крайне дешевой рабочей силой.

В те времена сталь в структуре украинского экспорта составляла порядка 40%, что является просто-таки огромным показателем, ведь сейчас эта цифра едва ли достигает 20%.

С 2005 г. на государственном уровне началось серьезное увеличение зарплат, пенсий и социальных стандартов жизни в стране, что абсолютно не соответствовало темпам роста производительности труда. В ситуации, когда оклады у рабочих поднялись до 300-400 долл., конкурентоспособность металлургической продукции значительно снизилась. Тот же Китай тем временем вкладывал огромные деньги в модернизацию своей промышленности. Мировая цена на сталь также упала, что в условиях обострившейся конкуренции с новыми игроками рынка, такими как тот же Китай и Индия, привело к постепенному уменьшению и уходу в отрицательное поле сальдо украинского торгового баланса.

На сегодняшний же день позитивное сальдо, причем огромных размеров, можно наблюдать только в агропромышленном секторе — до конца года оно может достигнуть 20 млрд долл.

Если мы говорим о географической переориентации, за эти десятилетия можно констатировать снижение значимости для украинской торговли России и СНГ, а также увеличение доли ЕС и стран Азии, Африки и Америки».

Лидеры и аутсайдеры

Многие отрасли украинской экономики, процветавшие в советские годы, вследствие потери рынков традиционных сбыта и государственной поддержки пришли в упадок.

Другие же — напротив, демонстрируют небывалые темпы прироста.

«Подобные данные легко объяснить: нашей легкой промышленности попросту тяжело конкурировать с Китаем и Турцией. Нужны крупные инвестиции, однако отечественный бизнес не хочет вкладывать огромные деньги в эту сферу, где конкурентная борьба является чрезвычайно острой и риски убыточности крайне велики.

Кроме того, при Союзе легкая промышленность в Украине функционировала по принципу разделения труда. К примеру, в Чернигове была шерстяная фабрика — единственная на весь Союз, где производилась школьная форма. Предприятия и в те времена были убыточны, но, тем не менее, был огромный спрос на их продукцию, который формировался государством искусственно.

После развала СССР рынок для наших предприятий сократился до мизерных размеров, ведь помимо всего прочего, отпала необходимость снабжать продукцией такого чрезвычайно крупного потребителя, как советская армия. Поэтому большинство предприятий легкой промышленности просто закрылись ввиду отсутствия спроса и рынков сбыта, которые быстро были захвачены китайской и турецкой продукцией.

Что касается отечественного автопрома, то здесь, я считаю, ошибки кроются в государственной политике, ведь меры по поддержке отрасли были приняты слишком поздно. Когда Украина вступила в ВТО, на отечественный рынок моментально хлынул огромный поток автотехники из других стран и отечественный автопром фактически стал неконкурентоспособным. Кроме того, украинская власть пропустила момент с введением Россией утилизационного сбора, из-за которого и без того не особо прибыльный отечественный производитель потерпел значительные убытки.

Производство сахара потерпело фактический крах из-за проблем с экспортом. Украина так и не смогла найти рынки, где наш сахар был бы востребован. В прошлом году на экспорт отечественные сахарозаводчики отправили около 2 тыс. тонн продукции, что является абсолютным мизером. В то же время внутренний рынок Украины не является достаточно емким для покрытия того переизбытка продукции, которое имеет место в нашей сахарной промышленности. Поэтому предприятия и постепенно сокращают производство, дабы минимизировать свои убытки.

Что касается значительных темпов роста агросектора, необходимо отметить, что это достаточно прибыльный бизнес, что привлекает к себе огромные суммы инвестиций. Украинская продукция, особенно это касается куриного мяса, зерна, кукурузы и подсолнечного масла, является чрезвычайно конкурентоспособной на мировых рынках, что является стимулом для отечественных бизнесменов работать над повышением урожайности культур и технологизации производства мяса и яиц. Отсюда и громадные показатели увеличения спроса и, соответственно, производства такой продукции и смежных с этой сферой отраслей».

От Союза — к обществу эгоистического потребителя

Безусловно, это всего лишь эскиз экономического портрета страны, которой исполнилось 22 года. Много цифр, оценок и мнений остались за рамками этого материала. Но с уверенностью можно сказать одно — наша страна и люди, которые в ней живут, меняются.

Мир не стоит на месте. В 1990-х у нас не было мобильных телефонов, мы не ездили на экономных корейских, китайских и европейских авто и не договаривались о встрече где-нибудь на «Фейсбуке» или в «ВКонтакте».

Доллары и евро стали привычными формами хранения сбережений, а поездка за границу уже не вызывает у окружающих благоговейного трепета, как что-то несбыточное и недосягаемое. Да и знанием английского языка сегодня все реже кого-то удивишь.

Но самое главное — у нас появился выбор: что покупать на обед, что одевать, какой техникой пользоваться и на каком автотранспорте ездить на работу, которую, к слову сказать, ты не получаешь по распределению после окончания вуза, а ищешь всеми возможными способами.

А единственным критерием, определяющим наши предпочтения, вернее их ограничивающим, стали деньги. Уровень дохода фактически стал главным определяющим фактором как социального положения, так и возможностью доступа к тем либо иным благам человеческой цивилизации. Такова судьба всех обществ с рыночными отношениями.

Как следствие, по словам известного социолога и доктора философских наук Валерия Хмелько, в поведении украинцев все больше проявляется тенденция эгоистического потребительства. «За годы независимости этот показатель существенно увеличился, а вот готовность наших соотечественников к взаимопомощи ослабла. Это вполне объяснимо — чем выше конкурентность, тем меньше та доля ресурсов, которые человек уделяет для помощи ближнему», — отмечает эксперт, подводя итог исследованию специалистов Inress.ua.

 

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях