Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Экономия газа приведет к дальнейшей стагнации экономики - Марунич

3 октября 2014, 08:00 3822 1
Поделиться

Онлайн-студия «Inpress-клуб» — проект информационно-аналитического портала Inpress.ua. В прямом эфире без купюр и монтажа читатели нашего портала могут стать наблюдателями и участниками интересных бесед, острых дискуссий, обстоятельных интервью.

Гостями «Inpress-клуба» становятся лидеры общественного мнения, популярные ньюсмейкеры, любимцы публики, признанные авторитеты, чье мнение интересно широкой аудитории.

Напомним, 26 сентября онлайн-студию «Inpress-клуб» посетил директор Центра политического анализа «Стратагема» Юрий Романенко. Говорили на тему: «Украинская революция: между прошлым и будущим». 29 сентября в онлайн-студии «Inpress-клуб» мы с директором Института энергетических исследований Дмитрием Маруничем обсудили тему: «Как пережить зиму?». Беседу вела Ольга Смалюхивская.

Ведущая: Добрый день. В эфире Inpress-клуб. Это проект информационно-аналитического портала Inpress.ua. Сегодня у нас в гостях директор Института энергетических исследований Дмитрий Марунич.

Добрый день. Сегодня будем с Вами говорить на достаточно актуальную тему: нужно ли нам запасаться теплой одеждой, термобельем, дополнительными батареями и обогревателями? Речь пойдет о том, как Украина переживет эту зиму и перед началом отопительного сезона почему-то только в октябре, а не в марте или апреле, стоит вопрос, а что будет этой зимой? И зима в этом году будет не менее актуальной, тем более мы знаем, что вечные непростые украинско-российские газовые отношения и вопрос насколько удастся уладить конфликт в газовой сфере для того, чтобы украинцы зимовали в тепле. Зима 2013-2015 для Украины будет с российским газом по Вашему мнению?

Дмитрий Марунич: К сожалению, вопрос не решен по сегодняшний день. Как строились отношения: в первом квартале была скидка, и газ был 268,5 долларов, что дешево и приемлемо для украинской промышленности. Это давало возможность минимизировать дефицит финансового плана компании Нефтегаза Украины при условии стабильного курса национальной валюты. После этого была разрушена нормальная практика отношений Украины с Россией в т.ч. в газовой сфере. Украина и Россия пытались проводить переговоры и 16 июня все это закончилось. Потому что с 16 июня Украина не получает российский газ. Это дата остановки поставок российского газа в Украину и по сегодняшний день они не возобновлены.

Ведущая: У нас на носу зима. В газохранилищах недостаточно газа, и по последним оценкам экспертов и кто-то из власть имущих говорил, что только на 50% заполнены газохранилища. Насколько сейчас хватает запасов и сколько Украина протянет с реверсным газом? Условно, мы пока живем без российского газа. Насколько нам этого хватит?

Дмитрий Марунич: Во-первых, хранилища являются только одним из источников снабжения газа на внутренний рынок. Они никогда не могут рассматриваться как единственный источник. Украина много газа потребляла на востоке, а хранилища находятся на западе. И поэтому газпромовский газ, который поступал в Украину, там потреблялся, а из хранилищ мы поднимали для того, чтобы обеспечить контрактные обязательства. Не все так просто – просто закачали, и просто отобрали. Никто при условиях отсутствия российского газа поставлять его в обратном направлении не будет. Это очень сложное дело как технологически, так и финансово. Поэтому нужен, как говорят энергетики, энергомикс, имеется в виду разные источники энергопоставок.

Это импорт газа, который всегда был российским. Зимой Украина импортировала значительные объемы российского газа, приблизительно более 6 млрд. кубов на квартал. Плюс к этому, поднимался газ из хранилищ в зависимости от того, какой там объем. Собственная добыча является третьим источником нормального газоснабжения. Использовался в последние годы реверс, но в 2013-м году он составлял 2 млрд. кубов, что не много, учитывая общее государственное потребление в 50 млрд.

Ведущая: Скажите, пожалуйста, в целом за осенне-зимний период, сколько Украина потребляет, когда зима не такая теплая, как была в прошлом году, а средняя украинская зима?

Дмитрий Марунич: Возьмем цифру последнего отопительного сезона, когда в Украине работала промышленность, и когда в составе Украины был Крым. Это было 35,8 млрд. кубометров газа. Крым потреблял 1,6 в год. Грубо говоря, Украине было необходимо 35 млрд. кубометров в прошлом отопительном сезоне. Чтобы понимали, в текущем отопительном сезоне есть 26, и больше нет. Это при условиях отсутствия поставок российского газа и максимального использования украинских хранилищ с теми имеющимися запасами, которые есть сейчас. За этот период есть добыча 10 млрд. кубов, есть в хранилищах 9,8. Кабмин рассчитывает поднять, если не договоримся с Россией, то поставок российского газа – 0, и есть реверс, который у меня вызывает множество замечаний и вопросов, потому что Кабмин весь этот газовый баланс – 26 млрд. ресурсов заложил 6 млрд. реверсного газа. Мы должны его получить с середины октября по конец марта.

Это основные проблемы. Первая – отсутствие российского газа, импорта. Вторая проблема – сверхоптимистичные оценки реверса. Есть трубопровод, который может вместить 27 млн. кубов со Словакии, 16 млн. из Венгрии и 5 млн. из Польши. Кабмин все это посчитал и все в кучу свел. Но, к сожалению, объективная реальность свидетельствует о том, что венгерский реверс у нас вообще сейчас не осуществляется, словацкий работает почти на полной мощности. Из этих 26 млрд. кубов, по моему мнению, будет очень хорошо, если мы получим 4-4,5 млрд. кубов. Дефицит, который существует и уже признан Премьер-министром и чиновниками, 5 млрд. кубических метров газа. Он может быть увеличен на эти 1,5 млрд. кубов при условиях такой зимы, как в прошлом году.

Ведущая: К сожалению, синоптики прогнозируют эту зиму холоднее прошлогодней.

Дмитрий Марунич: Фортуна отвернулась, не знаю, от всех ли граждан Украины, но от правительства точно, потому что в этих условиях увеличится потребления газа. Могу привести достаточно показательный пример: в условиях, когда за прошлые годы промышленность работала нормально, вся страна при нулевой температуре потребляла 170 млн. кубов газа, при -20 – 300 млн. кубов газа. На этом примере можно понять, какая разница газопотребления в зависимости от температурного режима. Если будет -20 хотя бы две недели, еще к тому дефициту, о котором я говорил, может добавиться 1-1,5 млрд. Тут трудно говорить, потому что даже народные синоптики не могут предвидеть температурный режим.

Ведущая: Что будет с Донбассом? Он будет жить с украинским газом или без? Думаю, Вы слышали последние заявления спикера советника СНБО Лысенко? Но сначала я хотела бы Вас спросить, как Вы думаете, насколько сейчас Кабмин в газовой сфере делает правильные шаги и все готовит своевременно и так как надо, потому что заявление министра регионального развития строительства и жилищно-коммунального хозяйства Гройсмана, что с 1 октября мы будем почти 100% технически готовы к зиме, а если пройти по Киеву и невооруженным глазом видно, что все перерыто и во многих домах горячей воды нет, а не то, чтобы шла серьезная подготовка к подключению газа в сети. На Ваш взгляд, справится ли Кабмин и что означают такие заявления?

Дмитрий Марунич: Когда Гройсман говорит о таких вещах, ему отчитываются местные органы власти, например, отчиталась Киевская государственная администрация о том, что действительно проведен комплекс мероприятий. Конечно, они должны за это нести ответственность, если будет серьезная авария где-то на теплотрассе, кто-то теоретически должен нести ответственность за то, если установят, что действительно эта авария была вызвана тем, что плохо подготовились. На практике, Кабмину отчитывались – Гройсман заявил. Речь идет о том, что котлы в наличии и потенциально подготовлены к работе, теплотрассы более или менее отремонтировали.

Дефицит газа есть, я об этом уже говорил, для этого Кабинет Министров ввел ограничения: хотят сэкономить 30% для промышленности, 30% - для теплокомэнерго, 10% для населения. Это все те ограничения, которые были введены постановлением от 9 июля. Относительно горячей воды, к сожалению, объективная реальность, что у Киеэнерго нет достаточных ресурсов газа, и Укрнефтегаз не выделяет, там есть определенный скандал, потому что Нефтегаз говорит, что они задолжали деньги за 13-й год, а Киевэнерго говорит, что Нефтегаз заставляет их экономить. Они занимались перекладыванием ответственности еще летом даже после того, как в Киеве частично были восстановлены поставки горячей воды, все равно ТЭЦ-6, которая находится на Троещине, не заработала, потому, что для нее не хватает ресурсов газа. Поэтому до сих пор Троещина и Оболонь полностью сидят без горячей воды, и люди будут сидеть без нее, по крайней мере, до начала отопительного сезона в худшем случае, и в лучшем – до начала октября. Не выделены лимиты и откуда взяться горячей воде?

Ведущая: Если ситуация будет не понятна, если Украина с Россией будет договариваться несколько месяцев и если это затянется до зимы, народ начнет массово покупать и я уверена, что уже покупают, обогреватели и устанавливают дополнительные приборы. Скажите, пожалуйста, мы сейчас имеем проблемы с газом, потом еще будем иметь проблемы с подрывами электрики?

Дмитрий Марунич: Надеюсь, что зима пройдет спокойно в крупных населенных пунктах, в центре Киева. Если серьезно, тяжело прогнозировать насколько возрастет нагрузка на электрическую сеть, нужно строить математическую модель, т.е. собрать информацию насколько возрастет количество отопительных приборов и их мощность. Например, ситуация на 01.01.14-го года – было х отопительных приборов с общей мощностью х мВт. А на 01.01.15-го года уже стало х + 20% или какое-то количество мВт, например. С одной стороны, как вы понимаете, сети у нас не изменятся, они имеют такую же пропускную способность, как на 01.01.14-го года.

Соответственно, чтобы такую модель построить, нужно собрать, по крайней мере, статистическую информацию насколько возрастет нагрузка. Это невозможно и может быть установлено только импирическим путем. Угроза существует и для этого уже введен режим чрезвычайного положения в электроэнергетике согласно Закону об электроэнергетике. Кстати этот режим сейчас действует. В рамках такого режима могут быть введены ограничения, так называемые веерные отключения. Это когда в часы пик, с 7 до 9 и с 19 до 22 диспетчер сидит и видит, что увеличивается нагрузка, и когда он сталкивается с угрозой развала энергосистемы, он просто берет и выключает жителей Лесного массива, которые говорят, что уже такое происходило. А другие жители, например Троещины или Харьковского массива, остаются с электричеством.

На следующий день то же может произойти на Харьковском массиве. Это неизбежная мера, потому что у нас есть объективные проблемы электрической энергии, вызванные не только тем, что возрастает нагрузка, но и тем, что у нас, к сожалению, есть дефицит угля. В Киеве уже были введены ограничения. На днях отключали и отсоединяли от электроснабжения в первую очередь заводы и бизнес-центры. И те организации, которые находятся в этих бизнес-центрах наиболее страдали, кстати, ваши коллеги – средства массовой информации, потому, что часто СМИ расположены на территориях бывших заводов.

Ведущая: Газовая тема, безусловно связана с политической ситуацией, с тем, что сейчас происходит на востоке нашей страны. Скажите, пожалуйста, как Вы думаете, можно отдельно решить вопрос газовый от политического. Если вопрос востока не будет решен в ближайшее время, может сам по себе газовый вопрос решиться, как Вы думаете?

Дмитрий Марунич: Было бы лучше, чтобы эти вопросы решались параллельно. Тогда бы успешность одно и второго, особенно газового существенно бы возросла. Однако если сейчас не будут решаться политические вопросы, тогда рационально нужно договариваться по газовым. Европа тоже не хочет сидеть без тепла и света, они будут всех нас подталкивать, но пока Киевом Москва не очень подталкиваются. Как раз в этом вопросе не находится компромисс. Лучше найти компромисс по всему ряду вопросов, потому что невозможно находиться под влиянием температурных факторов. Плохо, что это такая промежуточная договоренность, но лучше она, чем никакая.

Ведущая: Возможно, холод поможет Европе быть более влиятельной по отношению к России, потому что мы видим, что в политических вопросах Европа очень сдержанно себя ведет. Как Вы думаете в вопросе газовых переговоров, последний раунд, который был в прошлую пятницу и он, по сути, завершился ничем. Эттингер – еврокомиссар по вопросам энергетики сказал несколько месседжей о том, что Украина должна платить, что просит Газпром как минимум 2 млрд., и то, что газовый вопрос в Стокгольмском арбитраже, возможно, будет решен следующей весной и снова под вопросом остается.

И о том, что Украине необходимо закупить около 10-12 кубометров газа для обеспечения бесперебойного транзита в ЕС. На самом деле на повестке дня множество вопросов. Отопительный сезон на носу, а вопрос не двигается с места. Как Вы думаете, удастся ли в ближайшее время в этом формате договориться?

Дмитрий Марунич: Последний раунд переговоров засвидетельствовал определенное непонимание сторонами позиций. Вроде бы еврокомиссар заявил о тех вещах, которые процитировал, а потом уже украинские руководители и глава Нефтегаза Коболев сказали, что ни о чем не договорились. Это не очень приятный сигнал, потому что нужно искать компромисс.

Ведущая: Будем мерзнуть мы и соответственно Европа?

Дмитрий Марунич: У Европы шансов меньше, но они тоже существуют. Поэтому Европа и пытается нас подтолкнуть к такому варианту – погашение долгов, на которые есть деньги. Кабмин уже зарезервировал на нефтегазовых счетах 3 млрд. долларов. Я обращу внимание на такую интересную вещь, если мы эти 3 млрд. разделим на 11 млрд. газа, которые мы уже потребили, но не заплатили, то выходит очень приемлемая цена – 260 долларов за кубометр, которую мы искали в переговорах и к которой стремились. Это не случайно, я так понимаю, что эти цифры подгонялись. Лучше было заплатить 3 млрд. по цене 269, а потом решить вопрос следующих поставок.

Но если Украина скажет, что мы не хотим платить, а хотим, чтобы эти 3 млрд. были выплачены в качестве предоплаты, все равно этот конфликт войдет в стадию нерешенности, в тупиковую стадию и это продолжится в дальнейшем. Нужно искать рациональную логику. Я не знаю, чем руководствовался господин Продан и господин Коболев, когда сказали, что все плохо, и они ни о чем не договорились, об этом можно почитать на сайте еврокомиссии. Коболев говорит, что компромисса нет. Возможно, он имеет такие аргументы, что Газпром, извините, поставит на колени. Лучше нам всем договориться, получить этот газ и перезимовать. А потом уже начнем воевать с Газпромом, не обеспечив свои собственные тылы, подставляя под угрозу существование. Я не хочу призывать людей к этому, есть исторические школы, которые считают, что история движется по кругу – за прогрессом идет регресс.

Ведущая: Если украинский народ переживет эту зиму, мобилизуется, а как же наши олигархи, как же их заводы-пароходы?

Дмитрий Марунич: В ограничениях Кабинета Министров в первую очередь будут касаться промышленности. Даже руководство Нефтегаза сначала это озвучило на определенных закрытых мероприятиях не для ушей прессы и общественности, а последнюю неделю уже прямо сказали, что будут отключать химические предприятия. Есть химическое предприятие, оно работает, вырабатывает продукцию, которая может быть поставлена на западные рынки, заработает валюту, которая так необходима нам всем, как показали последние события. А Кабмин говорит: извините, уважаемый Стирол, который стоит сейчас в Киеве, или Ровноазот, у нас нет для вас газа, мы вас выключаем.

С них начнут первыми, потому что химические предприятия много потребляют. Что будет с работниками этих предприятий, а что будет с олигархами – это уже вопрос 25-й. С них начнут экономить, прежде всего. Это приведет к дальнейшей стагнации экономики. Потому нужно найти рациональное решение и покупать этот российский газ по 295, а не продолжать эту подготовку или войну, не имея крепких тылов. Даже если при условии прошлогодней зимы, мы протянем до марта, что будет дальше, газ из ниоткуда не возьмется, хранилища фактически будут на минимумах. Где мы возьмем дополнительные объемы для нормальной работы промышленности? Нигде, кроме России.

Ведущая: С одной стороны Россия нас пытается поставить на колени, ситуация на востоке – такая же проблема, как и в газовой сфере…

Дмитрий Марунич: Россия в определенной степени тоже стремится рационально договориться. Я, честно говоря, не очень разделяю эту позицию и уже неоднократно высказывал Премьер-министр – газовое оружие, и вместе с тем Газпром также зависит от Украины. Поэтому нужно искать компромисс. Газпром предложил газ и еврокомиссия согласилась на эти 385 долларов. Кто мешал Киеву и Москве договориться еще в мае-июне по сравнению с теми условиями, какие есть сейчас. Был уже Крым, но ситуация на востоке была еще не такая.

Ведущая: Что теперь с Донбассом? Мы видим, что там очень многое разрушено, те же шахты под вопросом. За счет чего Украина могла бы жить, поставить грубку дровами и углем топить, мы видим, что сейчас и с шахтами проблемы, потому что большинство из них под контролем боевиков, понятно, что там нет нормальной работы, т.е. это дефицит угля. С другой стороны заявления Андрея Лысенко о том, что ЛНР уже ищет возможность пересечь газораспределительную сеть области на поставки газа из России. Т.е. начинается какая-то новая война, идет борьба уже местного масштаба?

Дмитрий Марунич: Теоретически это возможно. Там есть много газопроводов, по которым Российская Федерация может напрямую поставлять газ на территорию, контролируемую ЛНР. Единственный вопрос возникает, чем они будут платить за этот газ, потому что платить им нечем. Но с точки зрения граждан, которые могут вообще остаться без газоснабжения, честно скажу, становиться на позицию людей, это неплохой вариант. Или как-то договориться с украинским правительством, каким образом будут осуществляться поставки, потому что не может быть, чтобы газ туда поставлялся, и оплаты не было. Луганск – большой город, оставить его без тепла, одними ТЭЦ, которые работают на угле, вопрос не решить, потому необходим газ. Относительно шахт ситуация невеселая, потому что много шахт остались на территории, которые контролируются сепаратистами. И снова возникает вопрос – уголь, будет ли его Украина получать, на каких основаниях.

Ведущая: У Вас есть какое-то понимание ситуации?

Дмитрий Марунич: Пока что решаем это вопрос с помощью импорта угля с Южноафриканской Республикой, в т.ч. с Россией. Много разговоров о том, что угольная отрасль получает столько субсидий с государственного бюджета, что она никому не нужна. Сейчас выяснилось, что нужна, потому что даже при условии таких субсидий все равно не хватает газа для производства электрической энергии, прежде всего электрическая энергия применяется для производства не тепла, а именно электрики. Тепла намного меньше, чем электрики. Поэтому лучше было бы уладить этот вопрос эволюционным путем, каким-то образом эти шахты реструктуризировать и постепенно закрывать более нерентабельные. Но вышло так, как есть.

На первых этапах будет выстраиваться система расчетов между самопровозглашенными республиками за уголь, но есть перспектива, что правительство наладит систему импорта угля, но это уже не будет являться Украиной, а такой сценарий возможен, что они с этим углем будут искать других покупателей. Действительно экономика государственных шахт Донбасса не очень хорошая. В прошлом году средняя себестоимость тонны угля была 1400 грн., а цена, по которой он реализовывался, в среднем была 650 грн. Разница между ценой и себестоимостью почти в 100 долларов. Это были субсидии государственного бюджета, которые достигали в прошлом году почти 15 млрд. грн.

Многие говорили о том, что это не нужно. Видите, как вышло? Нет угля – нет электрической энергии. Конечно, если не будет достигнут компромисс с поставкой угля с этих неконтролируемых территорий, нужно будет импортировать его, они, к сожалению, зависимы еще. А они пусть ищут себе лучшей судьбы, найти при таких экономических параметрах работы каких-то покупателей, будет тяжело, тем более себестоимость будет выше, чем, к примеру, в Австралии, или в Южной Африке, откуда мы пытаемся покупать уголь. Но это уже вопрос не текущих месяцев.

Сейчас Кабинет Министров Украины столкнулся с нехваткой угля, и просто его импортирует, поскольку мы можем остаться вообще без электричества. У нас теплоэлектростанции, которые используют уголь, вырабатывали 35-38% всей электрической энергии. Это была существенная значимость, потому что они вырабатывали уголь для покрытия этих самых пиков нагрузок. Если нет покрытия пика, нужно отключать всех граждан Украины. А покрытия пиков может обеспечить в нашей энергосистеме только два вида генерации – это угольно-тепловая генерация и гидрогенерация, которая, к сожалению, имеет достаточно ограниченные ресурсы.

Ведущая: Евгений из Харькова пишет: «В Нефтегазе не исключили установление уже в этом году единой цены на газ всех потребителей? А еще совсем недавно кричали, что у нас газовые хранилища переполнены, по реверсу будем покупать газ, чуть ли не даром. Как людям выжить с такими высокими ценами и мизерной ЗП, будем все покупать калориферы? Главное, чтобы потом по всей стране Алчевска-2 не было».

Дмитрий Марунич: Хранилища нужны для того, чтобы зимой поднимать те объемы газа как для Европы, так и для украинских потребителей. Это не касается прямого становления единой оптовой цены, о которой уже месяца три говорит руководитель Нефтегаза Коболев и его первый советник Ветренко. Есть экономическая логика в этом, я не могу не признать того, что она существует. Во-первых, прекратятся определенные махинации с газом, действительно они были все эти годы. У нас есть несколько цен на газ: субсидированная цена для населения, рыночная для промышленности. И теоретически так иногда происходит, что объемы газа с махинаций, которые якобы предназначены для населения, могут быть проданы промышленности по рыночной цене и эта дельта где-то оседает в определенном кармане.

Там нет миллиардов, хотя возможно когда-то и были. Думаю, в совокупности какие-то миллионы, может десятки миллионов кубов газа таким образом последние годы, когда газа было много, сейчас газа уже нет, более чем на 10% снизились транспортировки газа конечным потребителям, потому что все сокращают потребление, кроме населения: малый бизнес, промышленный бизнес, уже не на чем махинации осуществлять. Первая логика, о который говорил господин Коболев. Вторая логика – они ожидают так называемый мультипликационный эффект. Это означает, что население будет оплачивать 4700 гривен без ПДВ, а с ПДВ и транспортировкой будет 6400. Сейчас преобладающее большинство населения платит по цене 1100 грн. Для самой низкой категории, которая потребляет до 2,5 тысячи кубов, цена газа повысится не в 4, а в 5 раз, а та категория, которая потребляет с 2,5 тыс. до 6000 тыс. кубов цена повысится в 3,25 раза и те, кто потребляет более 6000 тыс. кубов – в 1,65 раза. Люди не смогут платить, но будет определенный эффект мультипликатора.

 

Это фактически плюс 5% ВВП за счет того, что количество денег, которые будут оплачиваться населением Нефтегазу увеличится, потом Нефтегаз купит на эти деньги товары и услуги и увеличит транспортировку и геологоразведку и на бумаге снова количество денег сведет к тому, что их движение в этой экономической системе может якобы оживить экономику страны в целом, и ВВП должно вырасти приблизительно на 5% - это такие грубые подсчеты руководства Нефтегаза. Откровенно скажу, что эта схема может иметь определенный макроэкономический смысл, но не понятна основная проблема – какой объем субсидий необходимо будет государству заплатить конечному потребителю, который просто не сможет покупать газ. Для пенсионера, у которого пенсия 700 грн. это проблема. Он пойдет за субсидией и государство все равно будет ему компенсировать эти деньги. Возникает вопрос, а что будет дальше?

Решается вопрос Нефтегаза, но не решается вопрос бюджета без повышения общего уровня жизни, доходов. Непонятно вообще где возьмет государство эти огромные, многомиллиардные объемы субсидий, которые все равно объективно она будет вынуждена выплатить конечному потребителю. Отдельные категории потребителей, как и некоторые заробитчане, вообще не получат субсидий, потому что они не смогут предоставить необходимые документы. Эта идея с точки зрения макроэкономики и спасения штанов Нефтегаза – рациональна.

Огромное количество граждан, которые просто не смогут платить. Сейчас идет субсидирование Нефтегаза Украины, а потом нужно будет выплатить конечному потребителю. Коболев таких расчетов не предоставил. Они имеют видение, как это сделать, однако где конкретные расчеты, в какую сумму это все обойдется государственному бюджету и не будет ли эта сумма фактически соответствовать той сумме, на которую субсидируется Нефтегаз. Да, она будет меньше, но вопрос, насколько? Это тяжело назвать реформой, просто поднятие тарифов, хотя с макроэкономической точки зрения, это имеет определенный смысл и вроде бы деньги пойдут в геологоразведку. Действительно есть дополнительные деньги, которые могут быть направлены на геологоразведку, а может случиться так, что просто платить перестанут.

Ведущая: С одной стороны, дай Бог, чтобы было чем платить за газ, а с другой – чтобы он был в наших жилищах этой зимой.
Я Вас благодарю за то, что пришли сегодня к нам. Напомню, что с Дмитрием Маруничем, директором Института энергетических исследований мы сегодня говорили о том, как Украина будет жить этой зимой, будет ли она с газом. Спасибо за то, что были с нами. До новых встреч.

 

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях