Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

В пакете переговоров с Порошенко у Кремля есть вопросы его собственности - Джангиров

19 августа 2014, 08:00 10162 1
Поделиться

Онлайн-студия «Inpress-клуб» — проект информационно-аналитического портала Inpress.ua. В прямом эфире без купюр и монтажа читатели нашего портала могут стать наблюдателями и участниками интересных бесед, острых дискуссий, обстоятельных интервью.

Гостями «Inpress-клуба» становятся лидеры общественного мнения, популярные ньюсмейкеры, любимцы публики, признанные авторитеты, чье мнение интересно широкой аудитории.

Напомним, 8 августа онлайн-студию «Inpress-клуб» посетил профессор политологии Киево-Могилянский академии Алексей Гарань. Говорили на тему: «Прощай Майдан?». А 15 августа в онлайн-студии «Inpress-клуб» мы с политологом и журналистом Дмитрием Джангировым обсудили тему: «Полгода после майдана – что изменилось?». Беседу вела Ольга Смалюхивская.

Ведущая: Добрый день. В эфире Inpress-клуб. Это проект информационно-аналитического портала inpress.ua. Сегодня у нас в гостях известный политолог, эксперт Дмитрий Джангиров.

Дмитрий, здравствуйте! И тема нашего разговора: Украина после майдана. Что изменилось за это время. Но я думаю, на самом деле, коснемся обязательно и политической составляющей и ситуации на востоке. Я думаю, Вы к этому готовы. Но первые несколько вопросов хотелось бы начать с майдана, поскольку заявлена у нас тема разговора.

Дмитрий, если абстрагироваться от войны, что, по Вашему мнению, Украина получила по результатам Майдана, который прошел у нас этой зимой, потому что люди, которые поддерживали идеал Майдана точно так же, как и те, кто был против, сейчас получают новые платежки. Сейчас так же многих из них увольняют с работ. Сейчас точно так же как и у многих нет горячей воды.

Я понимаю, что это элементарные вещи, но в принципе – это составляющая нашей жизни. И точно так же коррупция как процветала, она так и дальше процветает. Эти даже такие элементарные вещи мы не смогли поменять. Все-таки, что изменилось? Если можно, от такого простого до более глобального.

Дмитрий Джангиров: Из простого, что поменялось, теперь надо лозунг момента: «Кто не мерзнет, той москаль». В принципе, чего добились люди на майдане, конечно, надо спрашивать тех, кто был на майдане. Причем состав майдана менялся очень существенно в разные периоды, но, тем не менее надо спросить этих людей, чего вы добились и та ли власть, которую вы себе представляли. Но я вам могу сказать, гипотетически – вряд ли именно так они представляли эту власть. Проблема майдана была в том, что вот та оппозиция, которая была формальным лидером майдана, она была частью системы и политической и как бы обратной стороной власти.

И что могло измениться, если это одна политическая система, одна политэкономическая система породила вот эту власть и эту оппозицию? Чтобы что-то изменилось во власти, надо было сначала что-то изменить в оппозиции. Но просто они как бы поменялись местами, просто в данном случае, в отличие от предыдущей как бы оппозиции, бывшая власть полностью уничтожена. Почти полностью политически уничтожена. Если взять Партию Регионов, Компартию, все-таки какой электорат остался, но их продолжают давить. Вот в условиях всей полноты власти, которую получила оппозиция, выяснилось, что целый ряд проблем был связан с общей неспособностью всей политической элиты Украины, как власти, так и оппозиции адекватно оценивать ситуацию.

Поменялся вроде как вектор, ну если мы возьмем геополитически, но заметьте, Президент не вносит на ратификацию (Соглашение об ассоциации с ЕС, - ред.). А это очень важный вопрос. Потому что можно было сколько угодно, будучи в оппозиции, рассказывать, что давление России не имеет никакого значения для суверенной страны и, между прочим, Янукович жаловался Меркель о том, что он один на один с Россией, котораяоказывает на него давление. Теперь Россия давит на Меркель и говорит: никуда не спешите подписывать.

Ведущая: Дмитрий, а Вам не кажется, что в принципе вот сейчас в кулуарах Парламента даже есть такое мнение, что мол, выборы парламентские в принципе для того и анонсируют сейчас, чтобы процесс ратификации отодвинуть?

Дмитрий Джангиров: Вполне.

Ведущая: Но посмотрите логично – эта Рада в каких-то моментах она вроде дееспособна, но в моменте, когда нужно ратифицировать соглашение, нужны голоса, нужно принимать ряд решений.

Дмитрий Джангиров: Голоса формально найдутся. Но Президенту это не выгодно. Давайте просто вспомним, я еще раз повторю свою мысль: когда Вы покупаете шоколадку «Рошен», не надо потом удивляться и возмущаться наличию бензопирена и пальмового масла. Они ей присущи изначально. Мы, как избиратели, мы избрали Президента, который обещал продать свои все активы. Он свои активы не продал.

И что мы получили? Мы получили то, что сегодня Севастопольский морской завод, принадлежащий президенту Порошенко единолично, через холдинг, через управляющую компанию, разумеется, это положено для оптимизации налогов, он полностью загружен российскими заказами.

Мы не будем сейчас обсуждать тот вопрос, выполняет ли гражданин Порошенко Указ Президента Порошенко о прекращении военно-технического сотрудничества с Россией, и вообще выполняет ли гражданин Порошенко те законы, те санкции, которые по Крыму приняты, мы это не будем обсуждать. Мы помним, что примерно полтора-два месяца назад новое крымское руководство, как у нас говорят, самопровозглашенное, но, тем не менее, по факту крымское руководство начало проверку законности приватизации крымских предприятий, в том числе Севастопольского морского завода.

Вы знаете, что те особняки, пляжи, часть берега, которые принадлежали Коломойскому, там за несколько дней определили, что они были неправильно приватизированы и были возвращены что-то в профсоюзную, что-то в крымскую собственность, что-то, что принадлежало украинским частным лицам или юридическим лицам, что-то вернули воинским частям, там было много баз. А вот знаете, Севастопольский морской завод, да вроде все правильно был приватизирован…

Ведущая: К чему Вы?

Дмитрий Джангиров: А я к чему это говорю, к сожалению, я не буду напоминать про Липецкую кондитерскую фабрику, к которой тоже были претензии, потом претензии были сняты и прекрасно сейчас работает Липецкая фабрика. Потому что в пакете переговоров с нашим Президентом, у Кремля есть и вопросы его собственности. Это все упаковывается в единый пакет.

Ведущая: А как Вам информация о том, что вопрос вообще о ратификации Соглашения, о том, каким оно должно быть, будет обсуждаться в сентябре в формате Евросоюз-Россия-Украина. Как это понимать? Вообще власть хаяли за то, что она ничего не делает никаких подвижек в этом направлении, а как теперь?

Дмитрий Джангиров: Давайте не будем забывать, что текст Соглашения с украинской стороны вел Арбузов и, по-моему, у нынешней власти к своим преступным «попередникам» претензий по тексту нет. Вы знаете что, насчет переговоров, я Вам так скажу, что тут есть лукавство со всех сторон. Первое – обсуждать есть что. Т.е. в трехсторонних переговорах могут быть приняты дополнительные протоколы, которые толкуют или в расширительном, или, наоборот, сужая то, что записано в Соглашении об Ассоциации. Такое, с юридической точки зрения и правовой – это возможно. Потому что так же как Конституционный Суд толкует Конституцию и после этого уточняет, он не нарушает же Конституцию никоим образом и не изменяет ее текст.

Тоже самое, то, что Соглашение по ассоциации – текст, который поменять уже нельзя, в ходе трехсторонних переговоров будет там растолкован, чтобы снять какие-то там вопросы, претензии – в этом ничего страшного нет. Но заметьте, если текст не меняется, а только толкуется, в чем тогда проблема его проголосовать?

Ведущая: Давайте не будем тогда углубляться в текст, у Вас все-таки есть понимание того, проголосуют ли это Рада?

Дмитрий Джангиров: Проголосует, если ее внесет Президент. А Президент не знает, что у него будет с Севастопольским морским заводом.

Ведущая: Завис этот вопрос, правильно я понимаю?

Дмитрий Джангиров: Почему я так издали максимально пытался, Вы меня сводите на менее дипломатичное объяснение ситуации. Потому что зависимость правящей элиты от России не намного уменьшилась.

Ведущая: Эти игры они все-таки продолжаются?

Дмитрий Джангиров: Игры – это хорошо в качестве кандидатов в Президенты, рассуждать, чем отличается бизнесмен от гражданина: бизнесмен готов ради евроинтеграции пожертвовать прибылью. Лично мне в прямом эфире «Свобода Слова» сказал господин Порошенко. Но я хочу теперь посмотреть. Я буду, як каже Фарион, стоячи аплодувати, коли він відмовиться від своїх прибутків. Хочу на это посмотреть.

Ведущая: Тема майдана плавно переходит к теме войны. Мы знаем, что люди, которые вышли на майдан, одним призывали к люстрации, к перезагрузке власти. Мы получили ситуацию, когда в принципе парламентские выборы практически неизбежны. Но, скажите, пожалуйста, в сегодняшней ситуации, мы в этой студии дискутировали со многими экспертами по поводу того, что насколько сейчас вообще логично, в то время, когда у нас такая ситуация на востоке, у нас там идет война, проводить эти выборы? Нельзя ли их или как-то передвинуть или сначала поменять правила игры, а потом уже проводить? А так, по сути, выходит с тем, что нельзя уже ничего поменять, зайдут те же люди…

Дмитрий Джангиров: Зайдут другие люди.

Ведущая: На процентов 50 зайдут те же люди.

Дмитрий Джангиров: 50 – это у нас еще такого обновления не было.

Ведущая: Это очень оптимистично.

Дмитрий Джангиров: Да, нет. Есть разные аспекты этого. С точки зрения того, что на сегодняшний состав Парламента никоим образом не отражает нынешнего спектра мнений, позицию украинцев, безусловно, по сравнению с 12-м годом, все сильно изменилось – первый момент. Второй момент – от этого он не становится менее легитимным. Третье – есть процедура его роспуска и сейчас она запущена. Опять же – это в рамках Закона. Т.е. все происходит в рамках Закона.

Следующий момент – разумно ли сейчас проводить выборы? Я Вам скажу одну логику в поддержку выборов. Мы избрали, мы получили Президента, который практически не опирается ни на какую парламентскую силу. Его прямых сторонников его команды буквально идут считанные люди. Определенную в обществе, если брать моральную легитимность, надежду на какие-то изменения, были связаны с этим Президентом. Поэтому вроде бы моральное право объявить выборы, тем более опираясь на Закон, полностью в рамках Закона, и изменить состав Парламента, у него вроде как есть. Надо понимать в какой ситуации это будет происходить, в условиях фактически военных действий. Никакой дискуссии про экономическое будущее Украины не будет. Будет дискуссия из серии: за два месяца Донбасс, через полгода – вернем Крым. А мы за месяц – Донбасс, и за три месяца – Крым. На первую выходит Ляшко и у нас есть еще Гриценко, который Ляшко для интеллигенции. Вот два человека – ни с чем не связаны, они могут обещать что угодно.

Люди сейчас к этому восприимчивы, и мы видим, что радикальные силы набирают обороты. Это будут законные выборы. Т.е. опять же никто не обсуждает: да, такие действительно рейтинги. Но мы понимаем все-таки, если мы как-то там думаем о государстве, или хотя бы о стране. Это разные вещи, но тем не менее. Мы должны понимать, что в такой ситуации никакого общественного мнения не существует. Существуют общественные настроения. При этом качнуться они могут в любую сторону. Потому что логика в том, сейчас там руководство АТО обвиняют в том, что они скрывают количество потерь. Вы знаете, что в этом сложно обвинить. А представьте себе, что у бойцов Брестской крепости были бы мобилки, они бы в Москву звонили женам: нам никто не высылает подкрепления, мы тут погибаем. Чем бы это все закончилось? Но чем больше приходит гробов, то сначала идет ожесточение и требования: война до победного конца, хотят отомстить, а иначе кровь пролита зря. А потом с определенного количества, у многих людей возникают мысли о том, чтобы не коснулось моей семьи, так давайте может быть подписывать мир. Мы прошли несколько точек невозврата, когда можно было, и сейчас уже многое зависит от политической воли.

Ведущая: Давайте к Парламенту вернемся, а то мы с этой темы плавно переходим на тему востока. Насколько сейчас, Вы считаете, целесообразно проводить эти выборы?

Дмитрий Джангиров: А я Вас возвращаю к востоку. Ну вот, например, боевой Ляшко – на 50%, допустим, из командиров, которые воюют на востоке из самообороны майдана, формируют свой список. Пусть это даже гипотеза, это даже не имеет значения оправдывают или нет. Вы хотите такой Парламент?

Ведущая: Вы говорите о том, что этот Парламент может быть еще менее контролирован и более радикализован?

Дмитрий Джангиров: Неадекватен. Я не оспариваю то, что он будет законный, легитимность законна. Более того, значительное количество избирателей не смогут принять участия.

Ведущая: Сейчас восток обсудим, тут вопрос сразу же: Президент это же тоже явно понимает, явно, что он эти выборы проводит в первую очередь для того, чтобы подтянуть своих людей, да? Если это не получится, выходит, что мы опять живем от выборов до выборов?

Дмитрий Джангиров: Подождите, наша элита так устроена. Подождите, у нас нет другой элиты. И майдан ее не породил. Майдан стал, что называется переворотом. Т.е. оппозиция стала властью.

Ведущая: Вот это главное того майдана, который был?

Дмитрий Джангиров: Он сменил оппозицию на власть. Но майдан использовали. И более того, мы отметем фактор, допустим наличия действительно там бомжей и тех людей, которые на последнем этапе просто там существовали, но вот тот идейный костяк остаточного майдана – это те люди, которые вот там спохватились и говорят: а требования майдана как? А что изменилось? Более того, нынешняя власть принимает очень многие законы, за которые они критиковали своих «попередников», более того, еще в более жесткой форме.

Ведущая: Но это, по Вашему мнению, какие-то реформаторские какие-то вещи?

Дмитрий Джангиров: Знаете, а тут вот интересный вопрос. Для меня либеральная реформа по рецепту МВФ находится по ту сторону добра и зла. Кто-то считает это реформированием. Это уже вопрос идеологический. Я могу сказать, если мы перейдем к личности Премьера, то в проведении реформ, если это можно назвать реформами, на самом деле рекомендациями МВФ, он достаточно последователен. Но Яценюк живет в логике от транша к траншу. Парламент живет в логике скорых выборов.

И, разумеется, что популистская составляющая деятельности Парламента, все больше входит в противоречие с деятельностью Яценюка. Ну, условно это назовем постсокращение дефицита государственного бюджета. Т.е. попытка жить по средствам. И Яценюк, когда я говорю, что он достаточно последователен, доведя уже до самого минимума социальные выплаты, он последний раз даже взялся за олигархов, и вот там дополнительные миллиардов 20, на которые он рассчитывает, это уже налоги на крупные корпорации. Хотя Коломойский сумел подсуетиться и, угрожая остановкой своих АЗС, перераспределились рента, вот эти платежи за пользование недр, перераспределились от нефтегазодобытчиков к рудному сегменту.

Ведущая: Как Вы думаете, куда Правительство заведет страну такими решениями? Были непопулярные вещи, по Вашему мнению – это плюс или минус для экономики?

Дмитрий Джангиров: Наверное это выглядит как анус экономикус – куда они ведут. А ни в русском, ни в украинском нет. Посмотрите, нынешняя власть либо неадекватно оценивает, либо просто не понимает ситуацию с уровнем выживаемости украинцев.

Ведущая: А доходы все сокращаются, а зарплаты все сокращаются…

Дмитрий Джангиров: Мы вернулись в конец 90-х примерно по зарплатам и одновременно по тарифам – это в разы больше.

Ведущая: А Вам не попахивает каким-то социальным новым взрывом. Знаете, все накручивается, накручивается, мы еще не забыли тот майдан, и вот…

Дмитрий Джангиров: Я как по медицине врачи говорят, на себе не показывать, не хочется рассуждать, ни про голодные бунты, ни про что, тем более думаю, что гуманитарку будет Европа, Россия частично на восток поставлять, но в том плане, что на сегодняшний момент, вот на август, Украина выглядит экономически не состоятельной – это безусловно. И надо понимать, что хитрит наш Кабмин – второй транш не получили, а сентябрьский – это третий, за который они выпрашивают. Другой вопрос, что потом сдвинется это. Но вовремя не получили-то летний транш, не получили июльский. А теперь как бы рассчитывают на следующий.

Ведущая: А в принципе это видно даже по курсу доллара, что очевидно, что не все хорошо тут.

Дмитрий Джангиров: Не все хорошо, а самое худшее то, что поставили инвестиционного банкира Главой Нацбанка. Но это все равно, что малый и большой теннис. Да, это похожие сеточка и ракеточки, только игра другая. Да, может один с другого переквалифицироваться, игру понимают, только это совсем другая игра. И тут та же самая ситуация.

Я хочу сказать, если госпожа Гонтарева думала, что она кого-то успокоила своим выступлением в Верховной Раде, то она глубоко ошибается. Более того, она говорит, что слухи о вторжении, ну так сама власть слухи генерирует о вторжении и по провластным ресурсам это расходится. Ну, ребята, так признайтесь честно, мы тут слухи распустили и на этом немножко заработали. Ну не мы, конечно, Беня, как всегда, больше всегда на валютном рынке. Но тем не менее.

Ведущая: Давайте еще немножко коснемся вопроса выборов и перейдем на тему востока. Вот Вы говорили о том, как проводить на востоке, вот реально, мне кажется, что сейчас это очень важный момент, а как проводить эти выборы на востоке в условиях войны? Насколько они будут легитимными?

Дмитрий Джангиров: Ну, подождите, это мы с Вами заморачиваемся, ну президентские же провели при явке в 1-2%.

Ведущая: А как с Крымом, с теми украинцами, которые там остались с украинскими паспортами?

Дмитрий Джангиров: В Геническ все поедут голосовать. Вы что, не знаете? Да никто этим не заморачивается. А объявят потом, как по Луганску и Донецку области объявили же какие-то 3-4%. Что это за проценты? Это от пришедших на открытые участки, а реально была меньше 2% явка.

Ведущая: Это нормально…

Дмитрий Джангиров: Ну почему? Для этой власти – нормально. А зачем мы будем слушать Донецк и Луганск? Вот будем сейчас слушать Днепропетровск. Уже Филатов пишет: пора слушать Днепропетровск. Прекрасно, будем днепропетровский каганат слушать. Днепропетровские тут были, донецкие, мы не впервой.

Ведущая: Из последней недели, читаешь новости и как бы ни было сложно украинской армии, все-таки видим, что освобождают населенные пункты, села, подошли уже вплотную к Донецку и Луганску. Как Вы думаете, насколько реально, что все-таки удастся додавить ситуацию? Потому что с одной стороны говорят, по крайней мере официальная версия, что еще месяц максимум полтора и АТО заканчивается, с другой стороны тоже приходится слушать мнений экспертов о том, что начнется партизанщина.

Дмитрий Джангиров: Нет, партизанщина не начнется.

Ведущая: Что будет на востоке дальше?

Дмитрий Джангиров: Ничего. Мирные переговоры.

Ведущая: Когда они начнутся? Ну пока что стреляют и убивают.

Дмитрий Джангиров: Рано или поздно.

Ведущая: Рано или поздно? Это человеческие жизни в первую очередь.

Дмитрий Джангиров: Пусть это Президента беспокоит. А кто за мир, тот шпион российский, Вы что, не знаете? Вот я, например. В чем проблема? Они не сдаются? Извините, а Вы это не предполагали? Чтобы они сложили оружие? Ну так у них есть уже опыт, они сложат оружие, придет с сотней Парасюк, а мы не договаривались, заходит Правый сектор в местный Дом Профсоюзов и сожжет, Фарион будет стоя аплодировать. Всем же уже понятно, как вы выполняете взятые обязательства, вы показали 22 февраля. Все, ребята. Теперь вы только можете или победить или можете проиграть. Т.е. и тогда мирные переговоры.

Ведущая: Как Вы думаете, Россия не будет со своей стороны сейчас подливать масло в огонь?

Дмитрий Джангиров: А что значит, она будет или не будет? Знаете что, мне очень интересно, когда у нас какие-то планы экономические строятся или геополитические, учитывается негативный фактор – Россия. Когда наши официальные лица рассказывают про срок окончания АТО, они это делают так, как будто России там, за границей вообще нет и сепаратисты зажаты с двух сторон просто. Помогала и будет помогать. И поэтому невозможно выиграть эту войну. Нам это надо понимать. Ну, невозможно ее выиграть. Сколько надо – будут перебрасывать понемножку.

Более того, мобилизация провалилась. Вышедшие из окружения части и их сразу же бросили дальше, в следующую мясорубку. Стратегия прекрасная. По карте воюют гениально. Это значит очень низкий уровень планировки и полная недооценка противника. Как учил нас великий Петр Алексеевич перед выборами, там же на блокпостах бомжи стоят с охотничьими ружьями, бейсбольными битами. Надо подготовить армию за 2-3 недели и за 2-3 часа все закончить. Так как экстраполировать эти 2-3 часа, обещания сейчас месяц и полтора. Все достаточно печально.

То, что мы видим в Ютюбе хотя бы ротацию, а некем заменить эти боевые части. Более того, очень хорошие части большие потери понесли. Наиболее боеспособные в южном котле, куда их там гениально загнали, не взяв Саур-Могилу, господствующую высоту, загнали в кишку длиной в 70 км и шириной горлышка 8 км и 20-25 максимум в середине. Они те Грады не видели визуально, которые их из-за холмов, кряжей, обстреливали. Вы говорите про победное окончание войны. Какими силами? Чтобы взять такой город как Донецк надо не трехкратный, надо пятикратный иметь перевес в этом городе.

Это огромный город. Это терриконы. В зоне АТО сейчас официально 50 тысяч. Посчитайте, даже если первая линия, отбрасываем снабженцев, пусть 25 тысяч – это нормальное соотношение. Сколько можно на Донецк из них кинуть, 10 тысяч? 12 тысяч?

Ведущая: Силы настолько неравны?

Дмитрий Джангиров: Как неравны? Украинская армия примерно в два раза больше сейчас, чем силы провозглашенных республик. Сколько задержано за сепаратистскую деятельность в СБУ – 300 человек. Из них сколько иностранцев? 11. То, что нам говорит Наливайченко. Мы ему не можем не верить. Мы всегда говорим: верим Наливайченко. Сказал Наливайченко на пресс-конференции, что задержано 2 корректировщика огня Буков зенитно-ракетного – мы верим, что в зенитно-ракетных комплексах, которые по компьютеру наводятся, есть корректировщики огня. Хотелось бы допрос увидеть. Они на воздушном шаре рядом летели, корректировали, или из бинокля с земли.

Ведущая: Давайте не будем бурно обсуждать эту тему…

Дмитрий Джангиров: Это нельзя не обсуждать. Продолжение войны – это новые жертвы. Жертвы очень большие. Причем жертвы двойные. Не хотите мирных переговоров – значит война. Все же просто. А хотите мирные переговоры, ну найдете с кем переговариваться, тем более, сейчас формальное руководство самопровозглашенных республик – граждане Украины уже. Поэтому формально уже можно с кем-то вести какие-то переговоры.

Ведущая: Честно говоря, немного даже потерялась в новостной ленте по поводу этой гуманитарки российской. По Вашему мнению, что это и зачем?

Дмитрий Джангиров: На самом деле это решение было принято на контактной группе трехсторонней еще в Минске. Как бы существует внешний консенсус, так это назовем, о том, что должен быть доставлен этот гуманитарный груз. Это поддержали и США и Германия и Брюссель обобщенный. Были проблемы. Их согласовали. И Президент поступил разумно в данной ситуации. Если надо уже, если все надавили уже, он решил сделать по-нормальному, через Харьковскую область, контролируемую украинскими войсками, условно поменять на украинские номера, дать сопровождающих и она зайдет сначала в Луганскую территорию, которая контролируется украинской властью и там начнется раздача. А потом зайдет уже на территорию, контролируемую так сказать боевиками. Это все нормально, разумно. Министр внутренних дел Аваковзаявил о том, что он не пропустит эту колонну.

Запад требует, чтобы зашла колонна. Просто Аваков и это понятно, он подставил Президента. Да, Президент сразу был в не очень выгодной ситуации, но он сделал максимально. Был готов пункт пропуска украинский, где сразу была бы и проверка и все-все-все. Ну, уж если надо, так надо. А так она заходит через территорию, контролируемую самопровозглашенными республиками, и украинские пограничники досмотр проводят на территории России сейчас. Вот, когда мы это говорим, он заканчивается. Получился худший вариант. Колонна зайдет и сразу будет доставлена в ту часть Луганской области, которая находится под контролем боевиков.

Более того, будут вынуждены прекратить военные действия. Потому что сейчас был вот этот прорыв, попытка прорыва, потому что они по-прежнему в окружении в луганском аэропорту, по-моему, Новоселки, они расширили свою зону, т.е. перекрыта одна из дорог теперь. Т.е. там будут вынуждены прекратить военные действия, пока идет гуманитарный конвой. Так, секундочку, если бы она входила через территорию, контролируемую Украиной, Украина бы решала, когда прекратить и запустить военные действия. А мы понимаем, что час-два очень многое решает на войне. Так сказать, можно село занять, можно какую-то группу отсечь. А теперь они будут решать.

Вот они вошли, и что ты будешь бомбить это, ну не будешь точно, потому что Запад требует. И вообще надо понимать, что Запад начал поджимать по-тихонечку. Уже впервые Харф – представитель Госдепа сказала, что Украина не должна принимать оружие, которое увеличивает количество жертв среди мирного населения. ООН заявила, что власть в Киеве несет ответственность за жизнь жителей юго-востока. По немногу начинают говорить о том, чтоб сворачивали военную операцию.

Ведущая: Будем надеяться.

Дмитрий Джангиров: Будем надеяться.

Ведущая: Дмитрий, спасибо, что пришли к нам. Напомню, что с политологом Дмитрием Джангировым мы сегодня говорили о ситуации в Украине после майдана и в частности о политической ситуации на востоке страны. Спасибо, что были с нами. До новых встреч.

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях