Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Деградируем: в безопасной зоне здоровья находится 1% населения Украины

1 марта 2014, 17:00 15265 0
Поделиться

Онлайн-студия «Inpress-клуб» — проект информационно-аналитического портала Inpress.ua. В прямом эфире без купюр и монтажа читатели нашего портала могут стать наблюдателями и участниками интересных бесед, острых дискуссий, обстоятельных интервью.

Гостями «Inpress-клуба» становятся лидеры общественного мнения, популярные ньюсмейкеры, любимцы публики, признанные авторитеты, чье мнение интересно широкой аудитории.

Напомним, 11 февраля онлайн-студию посетил директор Украинского гидрометеорологического центра, почетный работник Гидрометеослужбы Украины Николай Кульбида, с которым мы обсуждали тему «Что происходит с климатом в Украине». А в четверг, 27 февраля, мы общались с врачом-валеологом, главным санологом Министерства здравоохранения Украины Геннадием Апанасенко и заслуженным мастером спорта по плаванию, чемпионом мира и Европы, серебряным олимпийским призером Денисом Силантьевым. Тема разговора — «Как сделать нацию здоровой?» Вопросы гостям задавал ведущий онлайн-студии «Inpress-клуб» Евгений Магда.

Ведущий: Добрый день! Вы снова в студии Inpress-клуба и сегодня нам предстоит разговор не политический, но государственный. Мы будем говорить, как сохранить и развивать здоровье украинцев и каким образом можно преодолевать ежедневные стрессы, как на это влияет и физкультура, и спорт, и здоровый образ жизни.

У нас в гостях Геннадий Апанасенко — это известный врач и главный санолог Министерства здравоохранения Украины, и мы ожидаем, что буквально в ближайшее время к нам присоединится Денис Силантьев, один из известных украинских спортсменов, олимпийский призер, с которым мы больше поговорим о спорте высоких достижений и влиянии на человека.

Пока же первый вопрос, Геннадий Леонидович, такой. Не секрет, что страна сегодня переживает большой стресс в целом, вне зависимости от политических взглядов. Я думаю, что миллионам людей происходящее просто давит на голову, портит настроение и вводит в состояние депрессии. Как из этого выходить, если можно, с медицинской точки зрения?

Апанасенко: С медицинской точки зрения уйти от этого никак нельзя. Потому что то, что нас окружает, внешняя среда, всегда воздействует на организм. Другое дело, как устоять и перенести без ущерба для здоровья все то, что у нас происходит. Может быть, парадоксальная мысль: лучше всего уехать на необитаемый остров и там отдыхать.

Ведущий: Не все могут позволить себе…

Апанасенко: Поэтому надо, по всей видимости, владеть некими приемами психорегуляции: мне хорошо, мне тепло, мне уютно, я здоровый, я счастливый. Есть такие приемы, аутогенные тренировки, ничего другого я посоветовать не могу.

Ведущий: Как быстро им можно научиться?

Апанасенко: Это довольно простые приемы, буквально за несколько дней им можно научиться, но обязательно под руководством специалиста, гуру.

Ведущий: Вы знаете, у меня появилось ощущение, что после нынешнего политического кризиса, глубокого, действительно самого глубокого в новейшей истории, именно психиатры, психоаналитики они будут необходимы еще на протяжении длительного периода времени.

Апанасенко: Я думаю, что Вы здесь абсолютно правы. Потому что расстройств очень много, даже моя жена, далекая от политики, и то утром просыпается и говорит: я всю ночь думала, что же там происходит на «майдане» и чем, в конце концов, все это закончится?

Ведущий: Давайте все-таки перейдем к мирной, нормальной жизни. Мы живем в обществе, где постоянно испытываем разнообразные стрессы. Для человека, например, в мегаполисе не секрет, что нас смотрят в основном жители больших городов, жизнь им постоянно подкидывает какие-то сюрпризы: иногда приятные, но чаще неприятные. А вот как Вы видите, как нам необходимо двигаться вперед? Потому что жизнь невозможно остановить на месте, ожидая когда все устаканится. Волна негатива спадет, но все равно необходимо продолжать движение по жизни. Какие могут быть основные правила, которые помогут большинству наших зрителей, наших читателей приспособиться к нынешней жизни?

Апанасенко: Дело в том, что стресс — это нормально. То есть воздействие каких-то внешних факторов, сильных раздражителей и слабых раздражителей — это то, что нас окружает постоянно. Возникает вопрос, когда стресс переходит в так называемый дистресс — реакцию, уже неблагоприятную для организма. Тут есть одно простое правило или закономерность — чем выше функциональный резерв у человека, тем легче он переносит негативные воздействия.

Ведущий: То есть человек должен быть физически и психологически здоровым?

Апанасенко: Конечно. Что такое здоровье? Наверное, нашим зрителям было бы интересно именно эту проблему рассмотреть более глубоко. На самом деле, не так все просто, как кажется. Существует порядка 400 определений здоровья в науке, но ни одно из них не имеет так называемых операциональных критериев, то есть тех критериев, которые воспроизводимы и научно идентифицированы.

Наиболее известное определение, и оно считается официальным в науке, дала Всемирная организация здравоохранения, где в качестве ключевого слова выступает благополучие физическое, психическое, социальное. Попытайтесь, включив здравый смысл, оценить благополучие?

Был такой русский писатель, Викентий Вересаев, автор книжки «Записки врача». Будучи еще молодым врачом, рассматривал различные виды патологий. В то время (это были 1920-е годы) в России было очень много случаев заболевания сифилисом. Он говорил, что человечество сделать счастливым очень легко — достаточно его поголовно заразить сифилисом. Потому что в третьей и четвертой стадии сифилиса развивается так называемая сифилитическая деменция: человек считает, что все вокруг прекрасно, он самый красивый, его одежда самая красивая, еда самая лучшая... Но Вы же понимаете, что этими критериями мы пользоваться не можем.

Ведущий: По крайней мере, не должны.

Апанасенко: Не должны. Поэтому надо найти такой критерий, который, в общем-то, может характеризовать здоровье. Я предложил уйти от ключевого слова благополучие и перейти к слову, термину, категории, которое звучит как жизнеспособность.

Дело в том, что моя биография непростая, я закончил военно-морской факультет Медицинской академии, и был связан с подводниками и водолазами, экстремальная медицина для меня довольно близкая вещь. Мне приходилось напрямую испытывать устойчивость водолазов при гипоксии (недостатка кислорода вплоть до потери сознания), мне приходилось в качестве помощника и ведущего специалиста исследовать устойчивость молодых здоровых людей к массивной кровопотере.

В то время (это были 1960-е годы) СССР готовился к войне, и нужна была кровь. Где брать кровь? Естественно, у личного состава. Возникал вопрос, если мы возьмем кровь у личного состава, то как он будет воевать? Надо исследовать. Пропускали личный состав через полосу препятствий, потом брали пол-литра крови, и опять пропускали через полосу препятствий. Сейчас эти исследования повторить невозможно.

Когда говорят: методика Апанасенко устарела, я отвечаю: ребята, попробуйте сначала эти исследования провести, потом уже будете говорить. Была и третья группа исследований. Главное у подводников — поддержать профессиональную работоспособность. Моя докторская диссертация (теперь уже можно об этом говорить, хотя она шла 30 лет тому назад под кодом «ноль-ноль») называлась «Физическое состояние и профессиональная работоспособность подводника». И вот во всех этих исследованиях проявилась одна непростая, но главенствующая вещь (Денису сразу ясно будет, что это такое) — устойчивость живого организма зависит от максимальной инородной способности. Чем выше способность организма потреблять кислород, тем выше его устойчивость ко всяким безобразиям. Почему?

В основе максимальной инородной способности лежит действие внутриклеточных аккумуляторов — митохондрий. Чем лучше эти митохондрии работают, тем лучше выполняетчя функция клетки. Таким образом, выйдя на наш главный критерий устойчивости организма к самому негативному по воздействиям, осталось только разработать простую методику, которую можно было бы использовать в практическом здравоохранении. Потому что прямое определение максимальной инородной способности, так называемого максимального поглощения кислорода, это достаточно сложная процедура. Денис много раз проходил эту процедуру и он может подтвердить.

Нам удалось определить некоторые системные реакции организма, которые сопровождают увеличение максимальной инородной способности, используя эти системные реакции из самых простых показателей, которые доступны для медицинской сестры. Мы разработали систему экспресс-оценки уровня или количества здоровья. Оказалось, чем выше уровень здоровья, тем меньше заболеваний, тем слабее проявление так называемых эндогенных факторов риска и т. д. И самое главное — выяснилось, что существует так называемый безопасный уровень здоровья. Это тот уровень энергообразования, который достигнут человеком в процессе эволюции. И последний штрих — сейчас в безопасной зоне здоровья находится 1% населения Украины. 20 лет назад было 8%. То есть мы деградируем.

Ведущий: Понятно. Я хотел бы привлечь к нашему разговору Дениса Силантьева, который не только известный спортсмен, олимпийский призер, чемпион мира по плаванию, но и человек, который непосредственно своим участием помогает киевлянам и вообще желающим украинцам заниматься своим здоровьем, я знаю, у нас было несколько инициатив, связанных с этим.

Денис, скажите, а как, на Ваш взгляд, современному человеку чувствовать себя в жизни уверенно, как Денис Силантьев в воде?

Силантьев: Сложный вопрос. Вот не знаю, смогу ли я на него ответить хорошо, мне было интересно слушать то, что Вы говорите, Геннадий Леонидович. Да, спорт помогает приобрести не только здоровье и не только хорошую фигуру. Спорт помогает приобрести те черты характера, которые, в общем-то, помогают человеку ставить цель, добиваться этой цели, помогает стрессовой устойчивости. Спорт — как лакмусовая бумага, которая может выявить — человек сильный либо слабый, трус или смелый, он может переносить нагрузки или нет, на что он способен. Я думаю, спорт наверняка способствует даже в данной ситуации: хорошо снимает стресс и убирает всю негативную энергию, которая накапливается то ли за день, то ли за какое-то количество времени в его жизни.

Ведущий: Прозвучала цифра: в безопасной зоне здоровья находится всего 1% украинцев. Это крайне мало, наверное, это каждый новорожденный находится в такой зоне?

Апанасенко: Мы же вымираем…

Ведущий: А что делать? Мне не нравится в данном контексте слово бороться, потому что надо говорить не о борьбе, а о каких-то позитивных изменениях?

Силантьев: Создать условия.

Ведущий: А какие должны быть условия? Допустим, мы видим, что в столице растут спортивные клубы достаточно активно, но я не уверен, что в них есть бесплатные секции, которые, например, были так популярны в том же Советском Союзе. Сложнее было найти человека, который бы не посещал секции, практически все были этим охвачены. Сегодня мы строим конкурентную экономику, понятно, что все, что нам говорили о коммунизме, оказалось неправдой, а то, что говорили о капитализме — правдой до последнего слова. Но как в этих условиях обеспечивать повышение качества жизни украинцев и, соответственно, повышение уровня их здоровья?

Апанасенко: Если мы с вами нашли ту точку, к которой нужно приложить рычаг по Архимеду, а это энерговооруженность биосистемы, т. е. повышение функций митохондрий, есть только один способ — это физические упражнения. Других способов нет. Мне уже скоро 80 лет, и вместе со своим, я уже наблюдаю четвертое поколение. Я авторитетно утверждаю, и вы со мной согласитесь, каждое последующее поколение рождается слабее предыдущего.

Я помню свое детство, помню свои большие перемены, время после школы: мы все гоняли мяч. Я занимался и легкой атлетикой, и прыжками в воду, мастер спорта, между прочим. Но это было уже давно. И это было интересно. И, в общем-то, несмотря на то, что сейчас мое отношение к спорту больше негативное, чем позитивное, потому что я изнутри знаю все, что там делается, и знаю, как большой спорт влияет на здоровье человека, я считаю, что в принципе спорт сделал мою жизнь.

Я поступал в Медицинскую академию, потому что там была команда мастеров волейбола. Я хотел играть в волейбол, а там было много мастеров. Дальше я занимался этой проблемой и закончил специализацию по спортивной медицине. И именно поэтому у меня была возможность прийти к тем выводам, о которых я говорил. Ни один врач не знает, что такое максимальная инородная способность. Поэтому ни один врач, не имея соответствующего образования, не даст вам рекомендации о том, как быть здоровым. Только специалист по здоровью, а не по болезни, может это сделать.

Мне удалось решить проблему: я утвердил специальность в нашей Украине — врач-санолог, врач по здоровью. Я открыл кафедру санологии, но это с таким скрипом идет. Сейчас новый министр здравоохранения очень хорошо знает мои работы, может быть, нам удастся что-то сделать в этом отношении, и, конечно, надо работать вместе с Министерством спорта.

Вот эти грандиозные замыслы строения олимпийских баз… Ребята, не это нам нужно делать! Нужно строить дворовые площадки, то, что делает Евминов, то, что делают Воркаут. Эти ребята, прекрасное совершенно движение, я в них влюбился, если кто видел, — они выиграли конкурс в «Україна має талант», помните? Какие красивые ребята! Ну, это чудо! И именно в этом направлении должно развиваться общество — увеличение двигательной активности, увеличение двигательной активности, и еще раз увеличение двигательной активности.

Нет лекарства. Здравоохранению нужно развиваться, никто не отвергает развития клинической медицины. Все это нужно делать. Но все-таки на первом месте должна быть профилактика. Если мы умеем измерять здоровье, — значит, мы умеем им управлять. Пока мы управляем болезнью, мы измеряем болезнь — и управляем болезнью. 

Ведущий: Интересно, Денис, а Вы, как профессиональный спортсмен, что Вы посоветуете обычному человеку, который не спортсмен, который зачастую живет в высоком темпе современного города и у него не всегда достаточно времени, чтобы посещать спортзал, что ему делать?

Силантьев: Мне понравилось, когда Вы спросили, что нужно делать, чтобы люди были здоровыми. В своей частной деятельности я пришел к выводу, что нужно создавать спрос на спорт, чтобы люди хотели этим заниматься. Мы можем построить много спортивных комплексов, но люди туда просто не будут ходить, потому что у них нет времени, они могут говорить, но не делать этого.

«Да, мы хотим заниматься спортом, но делать этого не будем». И поэтому, конечно, должна быть политика государства, которая направлена на популяризацию спорта, на пропаганду спорта. Своими проектами я стараюсь это делать, создавать спрос, а государство должно этот спрос обеспечить. То есть, я делаю проект, приглашаю туда людей.

Например, когда я сделал проект «Зарядка на Оболони», где мы поставили мировой рекорд по самой массовой одновременной зарядке, пригласил много людей: пришло 15 тысяч. Я пригласил чиновников из горадминистрации: смотрите, сколько людей хотят заниматься спортом! Создайте им условия! Создайте, чтобы были площадки или чтобы не застраивали те площадки, которые есть. Я считаю это одним из путей, которым можно развивать и популяризировать спорт.

А что касается людей, у которых мало времени, знаете, я также разрабатывал зарядки, которые транслировали по радио и телевидению. Есть так называемые упражнения для ленивых, упражнения для водителей, упражнения для других направлений. Можно просто делать упражнения для шеи, для спины, для того, чтобы, сидя за компьютером, не так уставали. А когда устали — быстро восстанавливались. Есть такие комплексы, нужно просто поискать. Если человеку это интересно, их можно просто найти и открыть в интернете, в YouTube.

Ведущий: Насколько я правильно понимаю наших уважаемых гостей, нужно, чтобы у каждого человека было стремление заниматься своим здоровьем?

Апанасенко: А вот для того, чтобы было стремление, нужно не просто донести информацию, что это полезно, нужно, чтобы каждый убедился, на каком уровне деградации он находится. Это сделать очень просто.

Существует тест Николая Михайловича Амосова, очень простой: поднимитесь на четвертый этаж в темпе один шаг — одна секунда. Добрались до четвертого этажа спокойно, значит Вы еще в благополучии. Но, как правило, наш соотечественник доберется до второго-третьего этажа и будет вынужден остановиться. Значит, надо этим людям сказать, и я им сейчас с экранов телевизоров говорю: если вы не сумели преодолеть четвертый этаж, — вы находитесь на пороге болезни, в самое ближайшее время вы заболеете. У вас будет либо инфаркт миокарда, либо мозговой инсульт, либо диабет второго типа, либо, не дай Бог, онкологическое заболевание.

Умение оценить свое состояние — это один из факторов, который мотивирует человека заниматься собой. Почему человек идет к врачу? У него возникают боли. А вот здесь врач не может сделать ничего, он не умеет пока у Вас определять здоровье, хотя мы их учим, рассказываем. Но очень мало врачей (семейная медицина), которые умеют измерять здоровье. Я бьюсь уже 20 лет: ребята, учитесь измерять здоровье у семейных врачей, чтобы они могли дать информацию здоровому человеку практически, у которого нет проявлений заболевания. Пока идет очень трудно.

Конечно, мы, врачи по здоровью, работаем со специалистами типа Дениса, типа Евминова, специалистами по физическим упражнениям. И Министерство здравоохранения, и Министерство спорта должны сейчас объединиться для решения этих вопросов. Но пока у Министерства здравоохранения свои планы, у Министерства спорта — свои, государственные программы у них не состыкуются.

Силантьев: Да, приходится их подталкивать. У меня была одна из инициатив — это возобновление обязательных утренних зарядок в школах. Я также пошел дальше по направлению зарядки. Так двигал-двигал уже много лет, сейчас в школах мы не можем это сделать на обязательном уровне, но это как рекомендации. Я разработал ее вместе со специалистами, в Институте Гринченко она прошла апробацию, все это проверили. И теперь в школах города Киева и Киевской области (я также езжу по Киевской области, я это популяризирую, показываю, мы создали диски) директора по своей доброй воле и по своему желанию все это внедряют.

Ведущий: Я хочу на проблему посмотреть шире, чем специалист-информационщик. А как сделать, чтобы быть здоровым стало модно? Я понимаю, например, борьбу с рекламой алкоголя, борьбу с рекламой курения, реально ли найти 100, 500, 1000 известных людей, которые способны в масштабах страны, возможно, на волонтерском уровне (потому что их уровень достижений самодостаточности уже высок), чтобы они рекламировали то, что здоровым быть модно?

Апанасенко: Это не выход. Выход в другом: должны быть социально-экономические критерии, которые способствуют социальной реализации индивида в том случае, если он очень здоров, если у него высокие функциональные резервы. Это же неэтично: о, мы что, больные, мы будем это распространять? Нет. Но надо думать, философы должны думать, должны специалисты по этике, нравственности — должны придумать какие-то критерии. Были когда-то попытки: увеличивали зарплату, если человек бросал курить…

Ведущий: В Советском Союзе даже налог на бездетность был… Это не всегда эффективная мера.

Апанасенко: Лет 40 назад в газете «Советский спорт» была опубликована моя статья «У нас болеть выгодно», потому что вся социальная сфера была направлена на помощь больному человеку. И поэтому болеть было выгодно. И ничего не было для того, чтобы каким-то образом дать преимущество человеку здоровому. Вот если мы сформируем в нашем обществе вот такую ситуацию… Хоть сейчас она потихонечку как-то проявляется — на высокие должности берут людей здоровых. Если бы еще сейчас на «майдане» избрали правительство, хотелось бы, чтобы мы знали, каков уровень здоровья у этих людей. Чтобы мы знали, что они могут работать много, не считаясь с рабочим днем, и выдавать на-гора полезную продукцию. Такого, к сожалению, пока нет.

Силантьев: Да, я полностью согласен, и даже еще больше добавлю. Посмотрите, та же Америка, та же Европа: как происходит трудоустройство. Мой друг живет в Америке, он занимался плаванием там, и когда он закончил заниматься, он говорит: «Ты знаешь, когда я устраивался на работу, когда посмотрели, что я был участником нескольких олимпиад, что я занимался спортом, они сразу сказали: о, класс, мы Вас возьмем!» Он говорит: «У людей нет преимущества». А в чем преимущества? Ответ: «Смотри, они набирают к себе на работу, в частные компании, они смотрят: если человек занимался спортом, значит, он будет меньше болеть, он умеет работать в коллективе, он трудоспособен, он дисциплинирован, он трудолюбив. То есть это ряд преимуществ перед теми, кто не занимался спортом. Не важно, был ты олимпийским чемпионом или не был. Главное, что у тебя есть уже эта школа, вот это время, которое ты тратил на спорт, и это все не зря». Это я и объясняю школьникам при встрече.

Ведущий: Я только хотел задать такой уточняющий вопрос: а не опасно ли так разделять: на тех, кто занимался спортом, и тех, кто, например, только физкультурой?

Силантьев: Это один из путей того, что внимание людей нужно больше обращать на то, чтобы заниматься спортом. Пускай, ты не хочешь быть суперздоровым или олимпийским чемпионом, но ты хочешь быть успешным человеком, хочешь в жизни себя реализовать. Для этого нужно развиваться гармонично — как умственно, так и физически.

Апанасенко: Конечно, любой работодатель хочет взять здорового человека, чтобы он полностью отдавал свой потенциал работе, а больного на работу не возьмут. И это, к сожалению, один из признаков капиталистического общества. Мне бы хотелось еще затронуть очень важный пункт, вернее это не пункт, а проблема. Дело в том, что существует такое понятие, как социальная эволюция. Она определяется научно-техническим прогрессом.

Сейчас множество ученых из разных стран разными способами определили скорость этой социальной эволюции. Оказалось, что социальная эволюция ускоряется, она имеет форму экспоненты. Мы сейчас вышли на вертикаль, и где-то нас ждет точка дислокации, когда куда-то процесс пойдет — либо в лучшую сторону, либо в худшую. Так вот те проблемы, которыми я занимаюсь, позволили мне сделать выводы о том, что, увы, для человечества ситуация складывается неблагоприятно. Это пока не осознает ни само человечество, тем более в нашей стране это не осознается.

В чем это проявляется? Лет 10 тому назад, обследуя студентов нашего Института физкультуры (были у меня там аспиранты), мы впервые установили один очень печальный факт — феномен ускоренного старения. Есть методика определения биологического возраста. Оказалось, что порядка 75% наших студентов стареют быстрее, чем обычно раньше старели люди.

Я думал, что это только наш феномен, украинский, поскольку много всяческих неприятностей мы пережили. И вдруг в этом году появляется работа из Нидерландов, из Голландского Института общественного здоровья и окружающей среды. Меня поразили эти данные. Там обследовалось 25 тысяч человек по возрастным декадам: 20, 30, 40, 50 лет. Голландские ученые пришли к выводу, что у современной голландской молодежи так называемые старческие болезни развиваются на 15 лет раньше, чем 50 лет тому назад.

То есть феномен ускоренного старения, оказывается, присущ не только украинцам, но и жителям развитых стран. Это первое.

Вторая позиция — со второй половины прошлого века меня поразила так называемая эпидемия хронических инфекционных заболеваний. К ним относятся: сердечно-сосудистые, злокачественные, эндокринные — диабет второго типа, прежде всего, и болезни дыхательной системы.

Третий пункт — рождение ослабленного потомства. Сейчас мы знаем хорошо, что каждая четвертая беременность только заканчивается благополучно, то есть мы имеем дело с нарушением репродуктивной функции. Это не только у нас, это по всему миру.

Складывая все это в определенный пазл, добавим уменьшение доли населения, находящегося в безопасной зоне здоровья. А безопасная зона здоровья — этот порог эволюции, которого мы достигли в процессе биологической эволюции. Таким образом, социальная эволюция входит сейчас в противоречие с биологической эволюцией, и человечество стоит на пороге вымирания.

Ведущий: То есть мы обратно, к обезьянам?

Не к обезьянам, а просто исчезнем. И через несколько миллионов лет жизнь на Земле прекратится. Очень хорошо об этом сказал известный специалист в области эволюции человека, московский профессор Марков: вырождение в условиях отсутствия естественного отбора неотвратимо. Но уже в самое ближайшее время мы получим поколение настолько чахлое и настолько болезненное, что никакая супермедицина нам не поможет. И я делаю только один вывод: если мы не изменим, не повысим уровень двигательной активности нашего населения, именно эта точка продолжения всему — зарядить свой аккумулятор! Тогда мы сможем решить эту проблему.

Кажется, что это примитив. Московский главный редактор академического журнала, где сейчас будет опубликована моя статья на эту тему, спросил: «Геннадий Леонидович, удивительно, столько безобразий и все из-за отсутствия физкультуры?». Из-за отсутствия подзарядки наших аккумуляторов, а не отсутствия физкультуры. Все-таки двигательная активность лежит в основе всего. Но для того, чтобы реализовать этот посыл для активности, нужно очень много моментов.

Ведущий: Вы согласны, Денис?

Силантьев: Да, конечно, и я на себе это испытал. Я 25 лет занимался спортом. И сейчас, если я какое-то время нахожусь без спорта, без нагрузок, то я начинаю себя плохо чувствовать. Для меня это уже как диагноз. То есть я, наверное, теперь обречен все время заниматься спортом.

Знаете, я читал одну статью американца, он тоже был раньше тренером, потом начал заниматься научной деятельностью (он специалист) и написал, что он исследовал, сколько нужно заниматься разными видами спорта человеку, чтобы поддерживать жизненный тонус. Так вот, нужно ежедневно плавать по 800 метров. И тогда человек будет себя чувствовать хорошо. Во всяком случае, нагрузки, которые он привел, они будут поддерживать организм в тонусе, и природная подвижность суставов и всего прочего будет находиться в хорошем состоянии.

Ведущий: Спасибо! Единственное, что мне остается после нашего диалога, это поблагодарить наших гостей и напомнить, что у нас в гостях были доктор Геннадий Апанасенко и известный спортсмен Денис Силантьев.

Мы говорили о перспективах здоровой нации. Остается также посоветовать нашим зрителям после окончания нашего эфира выключить компьютеры и действительно приложить усилия к повышению двигательной активности. Потому что, по крайней мере, лично для меня эти цифры, эти факты, которые сегодня прозвучали, как минимум, настораживающие. И, конечно, не хотелось бы потерять себя и потерять какую-то устойчивость в нашей неспокойной жизни. 

Спасибо за внимание, всего доброго!

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях