Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Повстанцы сделали все, чтобы реализовался план федерализации Украины

20 февраля 2014, 21:02 29537 7
Поделиться

Онлайн-студия «Inpress-клуб» — проект информационно-аналитического портала Inpress.ua. В прямом эфире без купюр и монтажа читатели нашего портала могут стать наблюдателями и участниками интересных бесед, острых дискуссий, обстоятельных интервью.

Гостями «Inpress-клуба» становятся лидеры общественного мнения, популярные ньюсмейкеры, любимцы публики, признанные авторитеты, чье мнение интересно широкой аудитории.

Напомним, 13 февраля онлайн-студию «Inpress-клуб» посетили член совета НБУ, бывший народный депутат Василий Горбаль и ректор Киевского института банковского дела Василий Фурман; 20 февраля в онлайн-студии «Inpress-клуб» состоялся онлайн-марафон, посвященный текущей политической ситуации. В прямом интернет-эфире свое мнение о текущих событиях в Украине высказывали эксперты, общественные деятели и журналисты. Тема разговора — «Украина – в поисках выхода из кризиса». Беседу вел Игорь Лесев.

Ведущий: Мы продолжаем наш онлайн-марафон. В студии Игорь Лесев. В гостях у нас один из самых известных журналистов-блогеров Анатолий Шарий. Анатолий, здравствуйте.

Шарий: Здравствуйте.

Ведущий: Слушайте, что сейчас происходит в Украине? Гражданская война или восстание народа против Януковича?

Шарий: Ну какое это восстание народа? Я бы это назвал, допустим, восстанием бедноты против богатых. Но скорей всего, со вчерашнего дня, не побоюсь этого слова, да, это гражданская война. Потому что народ с одним типом мышления идет против народа с другим типом мышления. Если человек убивает соотечественника и зазорным это не считается. Если пишет народный депутат, что это люди, которых надо уничтожать, то есть о своем народе! Значит, это гражданская войнаБратоубийственная война, из которой ничего нормального не вырастет, и которая никогда ничем нормальным не заканчивается. На крови ничего построить нельзя, поэтому да, это гражданская война. Я думаю, что она будет затяжной.

Ведущий: Смотрите, я вчера на Facebook у Вас читал, что Вы говорите: у представителей западных повстанцев есть 800 «стволов», и они уже в Киеве. Они готовы их применить?

Шарий: Ну да, конечно. Они же уже их применяли. Ну не эти, допустим, другие. У погибших ментов у них же огнестрелы у всех. Они готовы применить, как они применили против, там, охранника офиса Партии регионов, застрелив его в упор. Они очень долго отказывались от этого и говорили, что это все «фейк». Но для них все «фейк». Чтобы доказать, допустим, в эфире «Громадського», что есть труп, надо этот труп притащить в эфир «Громадського». И вывалить им туда. Они ему еще и палец засунут в дырку, в пулевое отверстие. Понимаешь.

Ведущий: А Вы вот сейчас следите за событиями последних двух часов? Вот как прокомментируете отступление «Беркута»?

Шарий: За событиями последних двух часов я не следил, потому что я был в дороге. «Беркут» отступил, да?

Ведущий: Да, отступил. А повстанцы заняли уже Октябрьский. И они полностью заняли Майдан и максимально приблизились к Верховной Раде.

Шарий: Пусть занимают. Вчерашнюю суть перемирия я понимаю с трудом. Возможно, это то, что я писал тогда же вчера: что им дают возможность на самом деле разгуляться, чтобы потом «хлопнуть» уже раз и навсегда. Потому что 800 «стволов». 800 «стволов» ехали только в одном микроавтобусе. На самом деле «стволов» больше. И менты знали, где они ехали. Они не дали им проехать в Киев.

Ведущий: То есть это сознательный конфликт. То есть смотрите, сегодня уже с утра 11 трупов. Это сознательно делается, чтобы зачистить в дальнейшем с меньшими потерями? Вот не пойму: если знали и не остановили.

Шарий: Дело в том, что менты не могут начать стрелять боевыми. Весь бред о стрельбе боевыми со стороны «Беркута», или вот снайперы с дробью, с картечью снайперы, то есть абсолютный маразм. Этого, конечно, нет. Если кто-то один и может зарядить себе патрон. Я вполне как бы это допускаю. Но дело в том, что картечью если бы они начали стрелять тогда, когда это надо было начинать, там с 19-го, там бы была гора трупов на самом деле, а не двое-трое.

А для чего это делается? Для того чтобы они могли начать стрелять именно по-настоящему. Потому что для того, чтобы отвечать, им нужно, чтобы по ним шел огонь, причем огонь кучный. Ну не по ним. Я не думаю, что они сами будут подставляться. Думаю, что, как всегда, погибнут ребята эти несчастные из ВВ. И им нужно ответить. Когда им начнут отвечать, когда повстанцы подумают, возглавляемые там хриплыми возгласами Луценко, что они на самом деле могут отбиться, что у них вот: «Смотрите, у нас оружие!» Они же еще половина им и пользоваться не умеют. Вот. И начнут стрелять кучно.

И тогда они получат в ответку, получат из автоматического оружия. Все закончится очень быстро и кроваво. Я думаю, там лежать на земле останется человек двести, наверное. А остальные как бы разбегутся. Но им будет некуда бежать, потому что еще и ВДВ привезут. И все.

Ведущий: Анатолий…

Шарий: Это надо подавить в любом случае. Ну как «надо». Я не хотел бы, чтобы это вообще все начиналось на самом деле. Когда гибнет человек, любой человек, даже если у нас совсем разные мировоззрения. У меня какой-то там радости или удовлетворения на самом деле нет. Я вчера прочел комментарий. В комментарии пишет женщина из Николаева под статусом – есть такой Сагайдак. Есть такой сумасшедший оппозиционер. Вот он пишет, что захватили «беркутовца» там. Но на самом деле он врет, потому что захватили они тогда бойца ВВ, которого вытащили на сцену. И она пишет ему, женщина, под статусом: «Убийте його тихенько і спаліть». Это реально. То есть люди уже ненормальные. И это в любом случае должно закончиться кроваво.

Ведущий: Анатолий, а вот прогноз на ближайшие пару дней. Что будет в Киеве?

Шарий: Ну что может быть в Киеве, если радикалы получили оружие? Ребята, допустим, и так не отличались умом и сообразительностью… Отдельные, которых я знаю, которых я лично даже знаю, которые участвуют во всем движении. И эти ребята получили «стволы». Понятно, что сейчас же можно делать все. Можно грабануть квартиру, можно ограбить кого-то или просто застрелить. Допустим, едет хорошая машина, мы же видели эти кадры, как разбивают «Порш» под рестораном. И все это можно спихнуть на «титушек»: «Это же «титушки» делают, это не мы! Мирные манифестанты никогда такого не делают, они только поют гимн и ходят с транспарантами. А если кого-то убили, значит, это сделали «титушки».

Ведущий: Тем не менее, создается впечатление, что власть нерешительна.

Шарий: Ну хорошо, решится власть. Сидит группировка, допустим, европейцев людей с биноклями, которые все видят, но ничего не замечают. Они видят радикалов, которые в Германии были бы перестреляны уже боевыми патронами. Но они говорят: «Это мирные протестующие. Прекратите эту эскалацию насилия».

Штаты так те вообще всевидящие просто. Где Штаты заходят, там обязательно кровь, обязательно снайперы на крышах мифические, обязательно начинается какой-то ужас. Вот. Штаты зашли в Украину. Мы их пригласили в Украину, какого-то черта. И как бы все.

Если сейчас Янукович, что бы он ни сделал, Европа... ну, санкции, допустим, это смешно. Ну хорошо, введите санкции, запретите въезд - мы запретим вам въезд, то есть будет симметрично.

Ведущий: А счета, многомиллиардные счета?

Шарий: Ну я посмотрю, как в Швейцарии кому-то закроют счета, Швейцария получит репутационный удар - это нереально на самом деле, потому что если какой-то из банков такое сделает, то это настолько репутационный удар. Есть же много людей, есть в Колумбии хорошие люди и в других местах, которые держат свои деньги в Швейцарии.

Ведущий: То есть все эти санкции - это фикция?

Шарий: Да это ересь. Более того, Германия на такое не пойдет. Вы посмотрите, кого запускают на передний план с этими всеми криками, угрозами - запускают достаточно странные страны. То есть когда я вижу угрожающую Польшу... не хватает еще кого там? Венгрия начала угрожать, правильно? У них такая развитая экономика, у них так все хорошо - люди получают просто по тысяче евро зарплаты. Нет этого. И как бы имея своих проблем миллиард, лезть в Украину - это немного глупо. Такие страны запускаются на передний план, а Германия сидит сейчас и смотрит.

Ведущий: Вопрос еще по Западу. Читая украинские СМИ, создается впечатление, что на Западе позиция по событиям в Украине - она монолитная: Янукович и власть - это враги, они плохие, повстанцы - ну, миролюбивые ребята. Есть там альтернативная позиция - среди политиков, среди журналистов?

Шарий: Общался я с одним иностранным журналистом русскоговорящим. И он мне целую лекцию прочел. Причем он думает, что если я украинец, то я априори поддерживаю это вот протестное движение. И он говорит: «Нельзя идти куда-то, не имея плана. У Туркменистана есть план, мы были в Туркменистане - нас поразило то, что там на 50 лет все расписано, причем всерьез. А у вас плана нет. Есть у вас план?». Я говорю: «Нет конечно». Он оппозицию имеет в виду.

«Ну, ребята, вы хотите взять власть, но у вас нет плана! Рассказывать со сцены для людей с 3 классами образования не пройдет, то есть люди будут в любом случае кричать «Слава Украине! Героям слава!», но люди есть и с чуть более серьезным образованием. И они не в восторге оттого, что вы не имеете пути развития страны».

Поэтому в Германии выложил у себя на Facebook статью. Как раз в Германии в комментариях пишут не «титушки», не нанятые, это же не «рука Москвы» там пишут реальные немцы. И где-то 80% комментариев точно, сводятся к тому, что «у нас их разогнали бы боевыми патронами», «хватит поддерживать террористов» и тому подобные вещи, «это двойные стандарты».

Но на самом деле, когда в Гамбурге случилось мероприятие - там просто реальные студенты реально возмутились, что у них забирают здание, и они вышли на улицу - и как их разогнали? Их разогнали зимой из водометов, резиновыми пулями - сразу, моментально началось. Они попробовали отвечать «коктейлями Молотова» - все, это закончилось очень быстро и кроваво.

Ведущий: Ну смотрите, Киев, теоретически, разогнать можно, хотя видно, что это не так легко, а что делать с Западной Украиной? Там сейчас захваченные административные здания, арсеналы, вся система власти - она сейчас там не функционирует. Нельзя же разогнать 5-6 областей Западной Украины.

Шарий: Разогнать нельзя, но можно отделить. Потому что если, допустим, я являлся ярым противником федерализации, а это, по сути, был план Медведчука, то сейчас я ничего плохого в ней не нахожу. Но плохое - они же Киев хотят, вот в чем проблема. То есть мы разные, мы однозначно разные - у нас разное восприятие.

Я вчера скачал себе «демотиватор» со стены одной женщины, тоже поддерживающей движение - там стоят два ребенка, наверное, лет по шесть, в кепках УПА и с автоматом Шмайсер, и «демотиватор» называется «Надія Украины», а вторая ей пишет там под «демотиватором»: «Боже, у мене навіть сльоза пішла».

То есть мы разные, я этого не пойму никогда в жизни - а они это понимают, им радостно, у них слезы идут. Им радостно, когда они видят детей с оружием, если бы там стоял ребенок еще, поставив ногу на труп какого-то коммуниста, то они бы вообще разрыдались бы, у них истерика была бы. Мы разные, я не понимаю этого.

Поэтому когда я слышу, что во Львове они сдали без боя здание - они знали, что они делают, однозначно; они знали, что там оружейные комнаты - автоматическое оружие и куча патронов. Под 100 тыс. патронов во всех этих областях они захватили - это же ненормально. Значит, эти ребята уже четко определились со своей позицией, ну а если вы четко определились, то, ребята, заявите о том, что вы отделяетесь, отделяйтесь к чертовой матери! Федерализация - ничего плохого в ней нет. Германия - федеративная республика, да?

Пожалуйста, отделяйтесь и живите там, но вы же хотите еще и Киев, вы ж хотите сюда, Киев - это же то место, откуда не возвращаются; вы приехали, поставили палатку - вы здесь жить по-любому будете вечно.

Ведущий: Тем не менее в Киеве тотально побеждают последние годы оппозиционные кандидаты. Тотально. Вот Пилипишин был исключением только.

Шарий: В Киеве? Так Киева нет. Вы посмотрите, что происходит. Вы много видите там киевлян? Киевляне вообще, мне кажется, «забили» и не ходят на выборы. Когда мне говорят, что вот столько-то киевлян там на Майдане - да ладно, ребята. У киевлян есть чем заняться, всегда было, но потом они обленились.

Я не «гоню» на киевлян, потому что сам киевлянин в седьмом поколении, но вот где я сейчас нахожусь... А большинство киевлян... Кто в Израиле, кто еще где. Остальные забили и стали аполитичными. Те, кто совсем с ума сошел, поддерживали этих ребят — «евромайдан». Я тоже поддерживал. Я поддерживал, когда говорили: хотим евроинтеграцию! Так получите ее. Хочу, да. Я хочу, чтоб подписали ассоциацию, чтоб вы десять лет подождали, чтоб у вас остановилась экономика и тогда захотите вернуть, как это обычно бывает с украинцами. Мне бы это было весело наблюдать.

Я хотел, чтоб этот «майдан» победил, я его поддерживал. Но когда там началось уже такое движение, что начали рубить деревья и загаживать... Вот зачем на КГГА писать «штаб революции» и рисовать свастику? Зачем? Если вы захватили, ведите себя аккуратно. Что ж вы ведете себя как животное?

Ведущий: Последний вопрос, он такой прогнозистский. Если Киев падет, если повстанцы возьмут Киев, они остановятся или пойдут дальше на Юго-Восточную Украину?

Шарий: Во-первых, они не остановятся. Как это возможно? Взять Киев, если он находится под властью повстанцев, это значит обязательно разбить все дорогие машины. Потому что будет весьма обидно, если кто-то будет ездить на машине. Вы слышите вообще их риторику? Когда они били машину этому парню на «БМВ», который посмел им посигналить. Они разбивали машину со словами «ух, на какой ты машине!».

Ведущий: Если я не ошибаюсь, они потом ее сожгли?

Шарий: Да, через две недели они ее сожгли. Съехали на то, что это были неадекватные представители «самообороны». Я этих неадекватов видел каждый день, той же «самообороны». И никто их оттуда не погнал. И таких неадекватов там немерено. Когда они рассказывают, что это не мы бьем там «порши», я знаю, что это они бьют. Они бьют, они сумасшедшие в этом плане.

В Киеве надо создать комбеды еще — комитеты бедноты, избрать самых нищих бездельников главами. Что еще? Офисы надо захватить обязательно. Сделать из них ночлежки для самых бедных. Это жесть. Относительно Востока. Я скажу так: я желаю им удачи, если они на Восток пойдут. Потому что на Востоке суровые парни.

Ведущий: Говорите, суровые парни, но создается впечатление, что они очень пассивные суровые парни.

Шарий: Они работают, вот в чем дело. Пока люди бастуют, кто-то ж работает в этой стране. Хотя рухнуло все, хотя инвестиций больше не будет, потому что будь я нормальный человек с деньгами, иностранец с паспортом гражданина ЕС, я бы не вложил уже деньги в Украину. Все, инвестиции закончились.

Закончились, я думаю, на много лет. Никто не будет вкладывать в эту страну. В Сирию же никто не вкладывает из нормальных людей. А хоть все рухнуло, кто-то ж работает в этой стране, потому что пенсии до сих пор платятся. Их же не печатают, кто-то что-то производит. И кто-то что-то — это восточные регионы, как всегда все эти «несознательные», «рабы», «скоты» — как их только не называют. Вот они работают. И за их счет еще живет это быдло.

На самом деле их унижают постоянно. Но эти ребята пережили многое. Они не встречали хлебом-солью, в отличие от западных регионов, фашистские войска. У этих ребят была и «Молодая гвардия» и другие образования. Поэтому они выйдут из шахт, хотя они и «рабы», возьмут кое-что в руки, и бежать будут западные продвинутые революционеры очень долго.
Знаете, куда они будут бежать? В свои леса. В лесах они должны жить.

Они не должны жить на «майданах», они должны жить в лесах, вырывать там себе подземелья — многоквартирные, многокомнатные, выходить из них и ночью гаишникам стрелять в спину. Вот что они должны делать, а не жить на Майдане и рассказывать со сцены: вот, мы... Какая сцена? В лесу должна быть их сцена, срубленная из сосновых досок. Вот что я считаю.

 

Ведущий: Вывод: единой Украины больше не будет?

Шарий: А ее уже единой нет, и никогда и не было. Это все была иллюзия на самом деле и давно федерализация просилась, но если, допустим, в чем вообще парадокс: если я являюсь противником федерализации, если я всегда дистанцировался от России, всегда, у меня нет ни одного предложения «нам понадобится Россия и т. д.», а эти ребята всегда говорили, что я пророссийский, а они мачо де пачо, на самом деле за это время они сделали все, чтобы сработал план федерализации, то есть план России.

И сейчас, хоть я никогда не поддерживал, но я жду эти несколько дней, пока закончится Олимпиада, и Владимир Владимирович тихим голосом скажет пару слов Европе, чтобы Европа села на пятую точку, и вмешается. А когда вмешается он, я скажу, что даже Штаты немного подпухнут.

Ведущий: А какое вмешательство это может быть: вооруженное или политическое?

Шарий: Я думаю, что политическое вначале. Скажет пару слов. Он прекратил уже войну однажды, ничего, в общем-то, не делая. За что должен получить он Нобелевскую премию, а не некий американский гражданин африканского происхождения, который сейчас опять лезет не туда, куда надо. Пусть сейчас занимается своей страной. Какое это может быть вмешательство? Вплоть до военного, потому что в Украине множество русских и они не должны страдать от действий граждан вооруженных и уже считающих, что в силу того, что они вооружены, они могут диктовать правила.

Ведущий: Спасибо. В студии у нас был известный журналист Анатолий Шарий. Мы продолжаем наш марафон в студии «Inpress-клуб».

 

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях

Купить беседку по материалам сайта.