Independent press          Свободная пресса          Вільна преса

Лето ожидается знойным. Жара будет превышать 30-35 градусов! – Николай Кульбида

13 февраля 2014, 16:30 12088 1
Поделиться

Онлайн-студия «Inpress-клуб» — проект информационно-аналитического портала Inpress.ua. В прямом эфире без купюр и монтажа читатели нашего портала могут стать наблюдателями и участниками интересных бесед, острых дискуссий, обстоятельных интервью.

Гостями «Inpress-клуба» становятся лидеры общественного мнения, популярные ньюсмейкеры, любимцы публики, признанные авторитеты и другие люди, чье мнение интересно широкой аудитории.

Напомним, 17 января онлайн-студию посетил известный украинский режиссер, сценарист, актер, лауреат Государственной премии им. Довженко, заслуженный деятель искусств Украины Михаил Ильенко, с которым мы обсуждали тему «Культурное поле Украины и Шевченковская премия». А во вторник, 11 февраля, мы общались с директором Украинского гидрометеорологического центра, почетным работником гидрометслужбы Украины, Николаем Кульбидой. Тема разговора — «Что происходит с климатом в Украине».

 

Ведущий: Добрый день, уважаемые зрители! В студии – «Inpress-клуб», проект информационно-аналитического портала Inpress.ua. В этой студии мы встречаемся с интересными личностями, дебатируем на актуальные темы.

Сегодня с Вами буду работать я, Сергей Даниленко. Тема, которую мы презентуем, на самом деле заинтересовала все живое и даже неживое на этой планете. Сегодня будем говорить с вами о погоде. А в нашей студии – известная личность – Николай Иванович Кульбида, директор Украинского гидрометеорологического центра, почетный сотрудник Гидрометеослужбы Украины, кандидат географических наук.

Приветствую Вас, Николай Иванович!

Кульбида: Приветствую и Вас!

Ведущий: На самом деле, готовясь к сегодняшней встрече, я размышлял таким образом: Вы – необычайная личность в Украине, Вам на самом деле в эту информационную эпоху завидуют политики и общественные деятели, наверняка, деятели шоу-бизнеса. Вы – человек, к которому на самом деле прислушиваются 40 миллионов жителей Украины. Как Вы справляетесь с этой славой? Как Вы как синоптик и как сотрудник метеослужбы справляетесь с такой популярностью?

Кульбида: Относительно славы и популярности, здесь немного присутствует явное преувеличение, просто мы делаем свое дело добросовестно. Хотим, чтобы наша работа была полезной, в первую очередь для граждан Украины, во вторую очередь, для людей, которые принимают решения и обеспечивают нормальные условия жизнедеятельности этих граждан, т. е. разных правительственных структур, реагирующих на всякие чрезвычайные ситуации и тому подобное. То есть мы просто делаем свою работу, и я как руководитель Украинского гидрометцентра также делаю свою работу - честно, открыто, откровенно, и думаю, что мои коллеги, а их у нас в Украине около пяти тысяч (вообще гидрометеорологов в стране), относятся к своей и нашей совместной работе точно так же, как и руководство.

Как справляюсь с этими вещами? Ну, во-первых, просто нужно привыкнуть к тому, что люди тебя узнают, что ты должен отвечать на чрезвычайное количество возможно иногда неудобных вопросов, к тому, что это становится твоей ежедневной дополнительной работой, которая не зависит от того, утро это, день, вечер или даже ночь. Поскольку много людей, особенно тех, которые в руководстве государства, городов, и т. д. Они всегда на связи в случае угрозы каких-либо ситуаций. Вот так и справляемся. Стараемся делать по максимуму, даже в этих условиях.

Ведущий: Вы говорите, что люди активно интересуются. В чем причина, в самом деле, того, что человечество так активно интересуется тематикой погоды? Это вызвано тем, что мы двигаемся много, тем, что мир стал глобальным? Чем можно объяснить такой невероятный интерес людей: каждый, через одного, уже синоптиком стал?

Кульбида: Во-первых, Вы уже сказали, что у нас информационная эра. И понятно, что каждая информация, которая притягивает интерес, имеет свою цену, свою важность. А интерес к информации, которая непосредственно может влиять на планирование деятельности, на самочувствие людей, на функционирование экономики, отраслей хозяйства страны, особенно коммунального хозяйства, понятно, просто огромный. И его нужно удовлетворять наиболее качественным образом.

Ведущий: А это не связано с экологическим мышлением человечества? Ведь тут действуют взаимоотношения между медийщиками и теми, кто прогнозирует нашу погоду. Не возникает порой каких-либо противоречий и контроверсионных замечений, учитывая то, что мы, собственно, о Вашей деятельности и Ваших прогнозах узнаем через средства массовой коммуникации? Какие тут взаимоотношения возникают? Порой и широкая аудитория, широкая общественность, узнает. Возможно, у Вас есть какие-либо предостережения, замечания, пожелания для медийщиков?

Кульбида: Дело в том, что мы являемся государственным учреждением, и наши возможности по доведению по максимуму нашей информации людям, честно говоря, определенным образом ограничены.

Ограничены несоответствием государственного финансирования нашим требования и перспективам развития, ограничены, возможно, очень низким уровнем заработной платы, что не стимулирует наших работников к суперотдаче, скажем так. Это, конечно, вызывает то, что позволило бы, например, Национальной гидрометеорологической службе в государстве чувствовать себя намного комфортнее. Намного эффективнее была бы ее деятельность, и люди, скажем, были бы намного довольнее от тех информационных вещей и продуктов, которые они от этой службы получают.

Однако, поскольку мы определенным образом ограничены, то ту часть того пространства, который как бы не занят, занимают другие. Занимают кто? Телевизионные каналы, интернет-ресурсы, просто люди, которые в соответствии с Законом «О гидрометеорологической деятельности», могут заниматься ею. Все без исключения имеют на это право. И они ею занимаются. И продвигают свои продукты.

В этом у нас определенное недоразумение. Я думаю, что для людей является чрезвычайно важным то, что на сегодня в информационном пространстве Украины распространяется чрезвычайное количество разнообразных версий прогноза погоды, которые берутся неизвестно из каких источников, честно говоря.

Но я бы хотел подчеркнуть, что при любых условиях, пускай это будет не Украина – пускай это будет Африка, какой-то там Берег Слоновой Кости, – даже там более качественные прогнозы погоды, более качественные продукты: информационные сообщения в этом плане всегда готовятся Национальной службой. Это большая политика мировой метеорологической организации, которая осуществляет координацию в этой сфере.

То есть какие-либо вещи, полученные вне гидрометеорологической службы, не могут быть обеспечены таким качеством, как это делает Национальная гидрометеослужба.

И точно также в Украине. Если сегодня телевизионные каналы, включая даже Первый Национальный, делают свои программы о погоде, ориентируясь на совсем непонятные источники информации, не ссылаясь на эти источники, то, в конце концов, предоставляют нашим гражданам некачественный информационный продукт.

Я считаю, что, наверное, уже каждый гражданин имеет право на качественную продукцию. И тут уже мы, граждане как пользователи должны говорить о том, что нарушаются, наверное, наши права в этой сфере. Я не хочу сказать, что тут должен быть монополизм, ни в коем случае, однако продукт должен быть качественным. Поскольку большинство проектов, которые реализуются в сфере погоды, реализуются не профессионалами и не на тех информационных ресурсах, на которых работает каждая национальная служба в мире, то ясное дело, что там не может быть такого качественного результата, который мог бы удовлетворять людей.

Тысячи жалоб, которые приходят на наш адрес о том, что мы ошибаемся, что мы предоставляем разную информацию в разные СМИ, понимаете, это все наша вина. Наша вина как отрасли, которая должна делать политику в этой сфере. К сожалению, делать политику у нас очень сложно. Тем более, что орган управления в этой сфере у нас реально ликвидирован. Если раньше это был Государственный комитет Украины по гидрометеорологии, потом Комитет Украины, то на сегодня Гидрометеорологическая служба в составе Государственной службы Украины по чрезвычайным ситуациям – без прав формирования государственной политики в этих вопросах.  

Ведущий: Очень хорошо, что мы заговорили о государственной политике. В мире, вне сомнений, есть мощные метеослужбы, со своими особенностями работы. Какие из них для Вас сейчас считаются ориентирами, к которым стоит стремиться, в том числе в отношении методов сотрудничества с медиа и государственными учреждениями?

Кульбида: Мне действительно знаком мировой опыт. Я был в Национальной метеорологической службе Соединенных Штатов Америки и во многих европейских службах. С Америкой нам сравниваться очень сложно, это совсем другая территория, совсем другие условия, возможности и масштабы соответственно. Но можно брать более или менее крупную европейскую страну, например, Францию, которая по территориальным особенностям очень близка к Украине.

Пребывая там, я познакомился с работой Метеофранс, который расположен не в Париже, а в Тулузе, на юге Франции. Я понял, что действительно это может быть тем примером для Украины, куда мы должны двигаться. Но обратите внимание, если метеорологическая служба Франции за десять лет смогла поменять три суперкомпьютерных системы стоимостью 200 млн долларов каждый (вкладывая более чем 500 млн долларов уже в третью версию), то это те средства, которые вкладывает государство в Национальную метеослужбу Франции для того, чтобы она чувствовала себя на уровне.

Если там десятки тысяч автоматизированных метеорологических комплексов, то это все также куплено за государственные деньги. Потому что метеослужба Франции также имеет право на определенные заработки за счет предоставления платных услуг, однако эти суммы мизерны.

Я думаю, что как раз с точки зрения улучшения нашего информационного продукта, мы вполне могли бы договориться с Национальной метеослужбой Франции о помощи разного рода, связанной со специалистами, консультациями, внедрением каких-то новых технологий и т. д. Однако и Украинская служба должна что-то вложить сюда. В первую очередь, в то железо, которое называется суперкомпьютером. Потом же его надо «научить уму-разуму», это железо, чтобы потом оно работало в нашу пользу.

Именно через внедрение суперкомпьютерных технологий, через улучшение качества прогнозов во времени и пространстве – т. е. если прогнозировать, то в узлах сетки, то с меньшим шагом, если прогнозировать, то не на сутки, не на полсуток, а через каждый час, например, по какому-либо пункту Украины – это все возможно решить за счет математического моделирования и прогнозирования. Я надеюсь, что это то будущее Украины, к которому мы идем. Потому что мы знаем, что делать, как делать, мы имеем мировой опыт, не хватает только одной малости – средств.

Ведущий: Есть вопросы у наших журналистов Inpress.ua. Пожалуйста!

Екатерина Гопкало, Inpress.ua: К нам приходят вопросы от зрителей, и возник такой вопрос: понятно, нам не хватает средств для более точного прогнозирования, но сегодня, например, Укравтодор объявил о том, что будет туман, гололед везде, кроме Закарпатской области и Автономной Республики Крым, – так где же туман, где гололед? Откуда Укравтодор берет такую информацию?

Кульбида: Скажем так: штормовые предупреждения об угрозе небезопасных явлений, которыми являются и туман, и гололед, составляются либо Украинским гидрометцентром (в отношении Киева, Киевской области и в целом Украины), либо нашими областными организациями, центрами по метеорологии, которые есть в каждой области и Автономной Республики Крым. Между всеми дорожными службами на уровне области налажены соответствующие контакты, есть соответствующие соглашения, по которым обеспечивается информационное обслуживание. Точно так же это работает на уровне Киева, Киевской области и в целом Укравтодора как целостной государственной структуры.

То есть информацию, предупреждения и прогнозы они получают от нас. Как они их преобразуют, во что – это уже другой вопрос. Снова-таки, возможно, не совсем удачно. Хотя, в большинстве случаев, это более или менее нормальная трансформация данных предупреждений, их доведение к своим подразделениям, в том числе на уровне районов. Как раз работа с Укравтодором, на мой взгляд, у нас более или менее налажена. Но есть и какие-то недостатки, конечно, как и везде.

Ведущий: Мы называем Украину перспективно аграрной страной, государством, которое будет развиваться по направлению интенсификации аграрного сектора. В этом контексте метеорологи и аграрии должны действовать как левая и правая рука. У нас даже каждый селянин сам по-своему уже синоптик. Он от отца или деда-прадеда узнавал, как, например, ориентируясь на поведение кота или петуха, прогнозировать, когда ему сеять.

Какими Вы видите взаимоотношения с агросектором? Ведь судя по тому, какой сегодня теплый день,  мы пребываем накануне весенне-полевых работ.

Кульбида: Если начать с далекой истории, то собственно, еще в царской России была очень густая сеть метеорологических станций, особенно в юго-западной части России. В те времена издавали соответствующие книги, где писали, что на территории Украины и Бессарабии была очень густая сетка метеорологических станций. Их работа была направлена на получение информации и последующий анализ конкретно под сельскохозяйственное производство. Украинская метеорологическая служба была создана Декретом Совета народных комиссаров от 1921 года. При этом она получила еще другое название – Служба урожая. Понимаете, ее создание было ориентировано все-таки на сельское хозяйство.

Ну и сегодня, конечно, процентов 30 нашей общей деятельности сосредоточено на анализе агрометеорологических условий: запасов влажности, температурного режима, наблюдения за фазами развития культур непосредственно на полях каждой метеорологической станцией со своей программой по специальным методикам.

Обобщение этой информации уже проводят профессиональные метеорологи в областных центрах и Украинском гидрометцентре, применяя дистанционные методы оценки состояния и развития культур, таких как спутниковые. И, как результат, мы получаем оценку продуктивности, прогноз урожайности и прогноз валового сбора в зависимости от посеянных площадей – по каждой культуре в пределах Украины и в пределах административных областей и районов. Вот такое наше задание.

Для нашего Министерства агрополитики и продовольствия мы делаем продукт, который говорит о том, что если это текущая оценка состояния (по каждой декаде), то какие меры они должны предпринять. Они уже сами решают, что именно предпринимать для того, чтобы избежать каких-то негативных последствий.

Если мы ведем подготовку бюджетного процесса на следующий год, то это, понятно, должен быть прогноз валового сбора по всем культурам, с выводами специалистов о том, какое прогнозируется качество урожая, количество, какие будут экспортные возможности, сколько в целом Украина сможет получить денег за счет этого. И, таким образом, это и есть та действенная помощь в их деятельности на таком макроэкономическом уровне.

Ведущий: Как селянин, я вспоминаю, как раньше, к примеру, в колхозную контору из района приходила телефонограмма: ждите таких-то погодный условий! Ее оглашали на cобрании всем звеньям колхоза. А как же сейчас? Фермер же сам хозяйничает, как ему узнать?

Кульбида: К сожалению, мы не можем в каждом фермерском хозяйстве держать свои пункты наблюдения, конечно. У нас всего 144 метеорологических станции на равнинной части Украины, которые ведут наблюдения за состоянием и развитием сельхозпродуктов. И для того, чтобы дать оценку по тем районам или местам, которые не «освещены» такими наблюдениями, естественно, мы применяем дистанционные методы.

Если говорить об оценке, то это оценка количества осадков, которые выпадают, с помощью метеорологических радиолокаторов. Это один метод. Другой – это применение спутниковых данных для расчета вегетативного индекса, т. е. зеленой массы растений, по количеству которой и удерживая ее в непрерывном режиме, имея возможность сравнения, можно сказать о том, ухудшается состояние, улучшается, в каких фазах развития растения находятся и т. д.

То есть те вещи, которые отсутствуют у нас, мы пополняем дистанционными методами и получаем более или менее общую картину. Кроме всего прочего, с помощью дистанционных методов, мы адаптировали европейскую модель оценки состояния развития и прогнозирования урожайности практически всех сельхозкультур. Она адаптирована на протяжении последних трех лет для территории Украины пока что только по озимой пшенице, кукурузе, озимому ячменю, планируем по другим культурам ее адаптировать. Таким образом, мы получим еще один инструмент для таких оценок.

И, собственно, с помощью этого инструмента можно дойти до каждого района, каждого поля и предупредить того же фермера,  что его может ждать в течение ближайшего месяца в зависимости от погодных условий, от агрометеорологических факторов – какие есть, какие ожидаются. Если, например, ожидаются заморозки, то он об этом должен знать, потому что заморозки могут повредить кукурузу. Если это засуха - она не возникает одномоментно. Это процесс накопления определенных негативных вещей в грунте и в атмосфере. Однако он сначала незаметный.

Соответственно, фермера нужно настроить, чтобы он обратил внимание на то, что начали ухудшаться погодные условия. Если он хочет оценить свою урожайность, тут не вопрос, расчетным методом ему все можем выдать. Таким образом, и нижнему звену мы стараемся оказывать помощь в пределах возможного, понятно, что всех обеспечить мы не можем, потому что нас очень мало.

Ведущий: Понятно, но современные информационные технологии могли бы помогать нашему фермеру.

Кульбида: Поэтому фермеры очень много сами анализируют, сами получают информацию на наших ресурсах, и сами уже делают свои выводы.

Ведущий: На самом деле продукция, которую вы предлагаете, необходима всем, причем не только отраслям производства, транспорта, агросектора, но и авиации, наверное, в первую очередь. А вот выясняется, что нет такого нужного мощного компьютера – и есть проблемы…

Кульбида: Компьютеры, естественно, та вещь, к которой мы должны идти и в конце концов когда-нибудь дойти. Но все-таки благодаря международной кооперации в сфере гидрометеорологической деятельности мы сегодня имеем возможность пользоваться расчетами на таких же суперкомпьютерах уже готовых, проведенных на соответствующих моделях американской службы, немецкой службы, французской службы, шведской, голландской, российской, и таким образом мы выходим из ситуации.

Получая эти данные, которые для национальных служб достаточно открыты, мы разрабатываем свои программы по их обработке и визуализации для того, чтобы можно было бы их анализировать. Таким образом мы выходим из ситуации, что какой-то период можно обходиться без собственного моделирования и собственных расчетов. Однако, любая метеорологическая служба, которая себя уважает, не должна идти этим путем. На сегодня даже такие маленькие страны, как Словакия, например, Чехия, Балканские страны, оснащены суперкомпьютерной техникой и соответствующими схемами для моделирования и прогнозирования погодных условий по своему региону.

Ведущий: Спасибо. Тогда перейдем к следующей теме касательно конкурентов. На самом деле, дискуссию про футбол, политику и погоду могут вести все. И это особенно заметно, я не знаю в других государствах, но у украинцев к этому склонность специфическая есть. Мы накануне встречи с Вами созвонились с Вашим коллегой, скажем так: это бывший инженер конструкторского бюро «Южное», а своим хобби имеет прогнозирование погоды, причем не только на день, а на много миллионов лет. Это народный синоптик Валерий Некрасов из Днепропетровска. Я позволю себе озвучить несколько цитат, он говорит так:

«Не нужно получать образование метеоролога, если подойти к вопросу изучения с другой стороны, и тогда мир откроется совсем по-другому. Это очень сложная теория. В Гидрометцентре привыкли к следствию Солнца, а кто двигает эти циклоны и антициклоны, они не знают и не желают знать. Я могу сказать намного больше, чем господин Кульбида. Он очень умный и очень хороший человек. Я уважаю его, хотя лично с ним никогда не сталкивался.

Но для метеоролога, - продолжает Валерий Некрасов, - это сложная наука. Я все-таки из ракетного конструкторского бюро, и у нас самые передовые космические технологии, о которых в Гидрометцентре даже не подозревают».

Это интервью с Валерием Некрасовым будет размещено у нас на сайте, и с ним можно будет ознакомиться. Сейчас мы ему заочно дадим ответ. Он продолжает: «Мои прогнозы основываются на солнечно-лунных ритмах. Солнце – это наша основная батарея, термоядерный реактор, удаленный от Земли на 150 миллионов километров. Если его влияние учитывать, то можно прогнозировать погоду на год, на 10, на 100, на 600 и даже на миллион лет». И синоптик нам предлагает погоду в 2400-м году, в 2800-м году. Какие у Вас взаимоотношения с народными синоптиками, в т. ч. Валерием Некрасовым? Хотя, я так почувствовал, что Вы авторитетный человек.

Кульбида: Спасибо. Мы как профессиональные метеорологи, синоптики относимся с пониманием к желанию людей несколько позаниматься такой интересной работой, скажем, анализом погодных условий, прогнозированием погодных условий, и т. д. Это все приветствуется. Вопрос в другом. В том, что такое прогноз погоды вообще?

Прогноз погоды – это методически и научно обоснованная смена состояния атмосферы над определенным регионом в определенное время, однако, слышите: методически и научно обоснованная. Т. е. без науки, без методики здесь делать нечего. Иначе это не будет прогноз. Это будет какая-то догадка о чем-то. А если мы действительно занимаемся научно обоснованным прогнозированием смены состояния атмосферы, то уверенно считаем, что занимаемся профессионально прогнозированием погоды.

Наши народные метеорологи какие только методы не придумывали: Владимир Лис на Волыни считает, что двенадцать последних дней декабря говорят о прогнозе погоды на каждый месяц следующего года. Такой, например, подход. Оправдан он или нет? Владимир Лис считает, что он оправдан, что он работает хорошо. Мы считаем – не совсем. Не выходит там много чего.

Снова-таки вопрос о взаимосвязях, если говорить о пане Некрасове, то взаимосвязи солнечно-земные. Этот вопрос очень тщательно, много и долго изучался в советское время, все искали взаимосвязи между количеством солнечной энергии и состоянием погодных условий в том или ином месте земного шара. К сожалению, таких серьезных связей найдено не было. То есть взаимозависимость тут минимальна. А почему? Да очень просто: не только количество солнечной энергии решает состояние погоды на Земле, но и перераспределение ее в той или иной среде на земном шаре: атмосфере, гидросфере и пр.

Потом, во что выливается энергия Солнца? Если это тропический шторм – это один вид энергии – либо это сильные дожди, либо высокая температура, или наоборот, сильные морозы. Это все – результат преобразования солнечной энергии. Я не верю, что на сегодня есть абсолютно доказанная какая-то методология, которая позволяет по состоянию Солнца, количеству солнечной энергии или солнечных пятен оценивать будущее состояние погодных условий. Потому что именно преобразование энергии в различной среде приводит к совсем разным результатам.

Ведущий: На самом деле синоптики не одиноки в такой конкуренции. Посмотрите, у врачей есть целые ассоциации народных целителей, возможно в других отраслях…

Кульбида: Кстати, наши профессии в чем-то схожи. Я всегда говорил молодым специалистам, что мы с врачами в чем-то похожи. Знаете в чем? В том, что врачу вылечить болезнь без диагноза невозможно. Точно так же синоптик, перед тем, как составлять прогнозы, должен поставить диагноз состоянию атмосферы. Если этот диагноз будет правильно поставлен, то и результат в виде прогноза будет лучше. Точно так же и у врача. Поэтому тут у нас общие подходы.

Ведущий: Видите, и Ваши визави тоже нашлись, как народные целители, так и народные синоптики на самом деле. Мы очень ловко перешли с Вами на здоровье. Активно на сайтах и в других широких спектрах массовой информации традиционно размещается предупреждение для людей метеозависимых. На самом деле, я вспоминаю, когда несколько десятков лет назад эта тематика  не была так активно дебатируема. Возможно, наступил такой период, когда люди стали связывать состояние своего здоровья с изменениями в природе. Это не дань моде, это действительно так. Как Вы к этому относитесь? Может, это фармакологические компании этим пользуются: «Вот Вы метеозависимы, поэтому принимайте такие-то таблетки!» Ваше мнение?

Кульбида: Когда я только пришел на работу, это были 70-е годы прошлого века, то уже тогда проводились определенные исследования совместно с Медицинским институтом о влиянии погодных условий, изменений метеорологических параметров на состояние здоровья людей. Смертность, если так можно говорить на общем фоне. То есть на сегодня можно с уверенностью говорить, что влияние метеорологических параметров на состояние здоровья людей – это доказанный факт.

На каждого человека они влияют по-разному. В зависимости от того, к какому виду он склонен: заболеваниям сердечнососудистого типа, бронхолегочного или какого-либо другого. Метеозависимость у людей более пожилого возраста достаточно сильно выражена.

Какие параметры для него наиболее влияют это должен определить любой человек путем небольшого количества наблюдений и связыванием погодных условий со своим состоянием здоровья. Обязательно нужно применять профилактические меры. Я согласен, метеозависимость есть, и с ней нужно профилактически бороться.

Другое дело, что на сегодня распространяется очень много информации о так называемых неблагоприятных днях или сутках, которые совсем не связаны с метеорологическими параметрами. Говорится: сегодня у нас неблагоприятный день. Почему он неблагоприятный? Потому что Солнце активное, магнитные бури и т. д. Опять же, никакой наукой нигде и никогда еще не было достоверно доказано то, что например, скопление магнитного поля буквально верхнего шара нашей атмосферы, а это собственно магнитная буря, напрямую связано с ухудшением состояния здоровья наших граждан.  Нигде этого нет.

А если этого нет, то подобного рода информация используется, я считаю, с коммерческой целью, для того, чтобы заработать какие-то деньги, т. е. это своего рода определенный бизнес на этом деле. Однако это наносит, на мой взгляд, огромный вред гражданам. Поскольку именно такого рода информационного сообщения создают у людей психологическую зависимость от таких информаций. Получив эти данные, человек уже заведомо настроен, что завтра ему будет хуже, чем сегодня. Ясное дело, что такие вещи нужно как-то регулировать, бороться с ними.

А о влиянии именно метеорологических параметров, тут даже сомневаться не надо. Пример могу привести. Есть такое понятие, как эффективная температура. Это не просто температура, которая фиксируется термометрами на метеорологических станциях, а температура, которую человек ощущает: раздетым либо одетым. Для раздетого человека комплекс параметров – температура воздуха, влажность воздуха и сила ветра имеют решающий характер.

Например, при очень высоких температурах. Температуру в +30 градусов при влажности 90% и скорости ветра 1-2 м/с человек будет ощущать как +40. А совсем не 30. Температура воздуха -10 градусов, при влажности снова-таки 90% и скорости ветра 8-10-12 м/с, будет казаться за 20. То есть это также влияние на человека, но это уже прямое физическое влияние, которое также гражданам нужно понимать.

Ведущий: Спасибо. На самом деле, метеограмотность для школьника была бы полезной, хотя бы несколько уроков. Я думаю, что в рамках курса географии – это на самом деле и происходит.

Кульбида: Это происходит, но происходит не так, как раньше. Люди немного старшего возраста, наверное, помнят, что в каждой школе были метеорологические площадки. Сегодня, к сожалению, этого нет. Но тогда метеорологические посты были и в каждом колхозе.

Ведущий: Так зачем? Сейчас зашел в интернет, и тебе Николай Иванович все уже и рассказал конкретно: в каком селе и в какой бригаде – какая температура и какие погодные условия.

Кульбида: Так-то оно так, но не так…

Ведущий: И теперь, в завершение, основная часть нашей встречи о прогнозе. Что же ожидает украинцев, которые сейчас слушают и смотрят нас? На самом деле, +8 сегодня, уже птицы поют по-весеннему, однако мы смотрим на календарь и видим середину февраля. Что ожидает нас в ближайшее время?

Кульбида: Скажем так, для более детального прогнозирования погоды во времени и пространстве существует такое понятие, как предел предсказуемости. Этот предел определяется снова-таки возможностями компьютерной техники, информационными ресурсами, которые используются при моделировании состояния атмосферы, а также общим уровнем метеорологической науки в мире. Она позволяет решить математические уравнения до какого-то предела, а дальше – допуская, что определенные параметры либо пропадают, либо равны нулю, либо вообще не влияют. И именно там кроются ошибки.

Так вот предел предсказуемости даже для более развитых в техническом и научном отношении стран составляет 15 суток. За пределами 15 суток теряются какие-либо закономерности в развитии атмосферных процессов. Именно поэтому прогнозы имеют смысл именно до 15 дней. После этого – появляются чисто случайные величины.

Однако и у этих 15 дней – от первого по пятнадцатый – качество прогнозов все время ухудшается, имеет тенденцию к ухудшению. Наиболее качественные прогнозы – это пять суток, менее качественные – до 10 суток, еще менее качественные – от 10 до 15 суток. Мы практикуем составление более или менее надежных прогнозов в ежедневном режиме на пять суток. Один раз в неделю мы составляем прогноз на 10 суток – как бы для общей ориентации. Таким образом, мы можем говорить про наиболее вероятное развитие погодных условий в Украине не более чем на 10 суток.

Так вот за эти 10 суток как раз в Украине каких-то существенных изменений в погодных условиях не произойдет. Будет наблюдаться аномально теплая, как для этого периода, погода с температурным режимом где-то 8-11 градусов выше нормы для этого периода. А реально это будет очень слабый минус в ночные часы или даже плюсовые значения, а в дневные часы – от 3 до 8 тепла и на юге, Закарпатье и особенно в Крыму, там даже до 10-15 градусов тепла.

Осадки, если и будут выпадать, то их общее количество будет небольшим совсем, однако – практически каждый день в разных регионах и преимущественно в виде дождя. Такой вот аномально теплый период ожидает украинцев.

Теперь смотрим период после 10 дней. Тут уже вероятность того, что мои слова оправдаются, – значительно ниже. Но все равно эти предположения имеют право на жизнь. Где-то в 20-х числах февраля, после 25-го и до конца месяца следует ожидать волну похолодания в стране, которая будет сопровождаться выпадением сначала дождя, потом – снега, обновится снеговой покров (не такой, какой был до этого) и придет похолодание, которое не будет сильным (минимальное по температуре) – в пределах 5-10 градусов мороза. Это то, что наиболее можно ожидать в такой ситуации.

Ведущий: Я уже не спрашиваю, каким будет лето!

Кульбида: Это не будет прогноз. Это будет, скажем, оценка вероятности того или иного сценария, связанная с погодными условиями, особенно с температурным режимом. Если возьмем последние 20 лет, то у нас каждый год температура летнего периода практически выше нормы. В 90-е годы это была просто огромная аномалия. Вначале 2000-го – тоже была огромная аномалия. Сейчас она немного меньше, но все равно имеет место.

За последние 20 лет средняя температура, скажем, июля и августа в городе Киеве возросла на 1,5-1,8 градуса. Это необычайно большая цифра, которая говорит о том, что резко возрастает количество дней с высокой температурой воздуха. То есть, исходя из такого небольшого анализа, можно сделать вывод, что с огромной вероятностью, приближающейся практически к 100%, можно говорить: лето будет знойным, с большим количеством дней с очень высокой температурой воздуха – за 30-35 градусов. Относительно осадков, то тут варианты могут быть какие угодно.

Ведущий: Благодарю Вас, Николай Иванович! А нашим зрителям напомню, что у нас в гостях был Николай Кульбида, директор украинского метеорологического центра, почетный сотрудник Гидрометеослужбы Украины, кандидат географических наук. И говорили мы о том, что волнует каждое живое существо и неживую природу в Украине и на планете о погоде. Спасибо Вам, Николай Иванович! Успехов и точных прогнозов!

Кульбида: Спасибо!

Поделиться

Комментарии

0

Комментариев нет. Ваш может быть первым.

Последние новости

читать
Мы в соц.сетях